Водяные знаки: Венеция в Лондоне

Водяные знаки: Венеция в Лондоне Ekaterina Morgulis 2Anglo-Russian Culture Club ARCC приглашает

Курс акварели с художницей, графиком и дизайнером, эссеисткой и переводчицей Екатериной Марголис.

«Мы помним наше зрение уже закосневшим, различающим границы вещей, расстояния между вещами и т. п. Зрение человека, знающего слова, — и в общем-то, видящего словами, именами. Это странно, потому что слова как будто прекрасно обходятся без такого — именно такого — зрения. Слова могут назвать, скажем, кубический шар — или красную белизну — или узкую ширь. И называя такие оптически невозможные вещи, мы что-то как будто видим. Дело, вероятно, не собственно в языке — вербальном языке, а в том, что зримый мир сложился для нас в зрительные слова — и зрение уже не работает каждый раз наново, не зрит, а различает давно ему известные знаки, встречая дерево, реку, дом — как бы сличает их с фотографией на удостоверении личности... Правильно: дерево, река, дом... Но есть какая-то бледная память о том, что зрение было другим. Что оно видело без своих слов. <...> Прежде всех светотеней все видимое представляет собой свет. И зрение — тоже световое устройство, освещающий прибор — кормится этим светом».

Водяные знаки: Венеция в Лондоне venice katya margolisЭтот отрывок из вступления к «Письмам о Рембрандте» Oльги Седаковой я обычно читаю в один из первых дней курса, поразивший меня и еще удивительно точно совпавший с моим собственным первейшим открытием о живописи, записанным в 19 лет в путевом дневнике, в самом начале венецианского и художественного пути:
«В Венеции невозможно не рисовать. И каждый раз ты берешься за краски, чтобы еще раз убедиться, что ничего лучше того, что видишь перед глазами, тебе не создать. Время так чудесно распорядилось однообразием малярных работ, что ни одна палитра не способна соперничать с обшарпанной стеной любого палаццо. Изображение обратно языку, это способ освобождения. Мост, три замшелых ступеньки и их отражения образуют новую сущность. Чтобы сродниться с образом, надо забыть слова «мост», «ступеньки», Водяные знаки: Венеция в Лондоне Ekaterina Morgulis«вода». Средство забвения и запоминания – глаз.

Глаз – главный герой эссе Иосифа Бродского о Венеции, по-русски называющегося «Набережной неисцелимых». По-английски эссе Бродского о Венеции называется «Watermark»: водяной знак.

Видимый лишь на проСВЕТ.

Так мы и назвали этот курс.

Вы не брали в руки кисточки с начальной школы? Вы боитесь испортить лист, но при этом с восторгом готовы любоваться, как на листе переплетаются линии и расплываются пятна? Нам по пути.

С освобождения начинается наше общее акварельное путешествие. Это не мастер-класс - инструкция: «Повторяем за мной, возьмите ультрамарин, проведите линию, капните кадмия, смешав с золотистой охрой», когда в итоге быстрая победа от рецепта-дрессировки «О, у меня получилось!» сменяется растерянностью: получилось ведь лишь механистично повторить наработанное другим художником, получилось сделать его работу, но своего понимания и умения не прибавилось. Такие мастер-классы – фикция, обман, они ничему не учат. Учитель уйдет. Занятие закончится. Мираж рассеется, а человек, как не умел рисовать, так и не научился. Венеция лучший учитель. И тут, как нигде, понимаешь, что рисование – это перенастройка всего привычного зрительного аппарата, наведение внутреннего зрения на иную оптику, взгляд, где нет проторенных путей, где глаз уже не когнитивный инструмент, а окно-посредник внутрь и вовне, рука же лишь следует по этим совершенно еще ей неведомым путям. Чем больше «налет часов», тем точнее, свободнее и доверчивее рука идет за глазом. Акварель вовлекает все чувства разом: недаром одно из первых наших упражнений – рисование музыки на слух и рисование на ощупь. И постепенно, день за днем из плоского раскрашивания словами «крыша черепичная красная», «вода зеленая», «небо голубое», «свая коричневая», из неуверенных пятен и случайных линий начинают собираться иные сущности. Мы учимся рисовать не предметы, а воздух между ними. Наше небо не приклеено к листу, а свободно стекает на землю, затекает между крышами, стучится в ставни. Наша взрослая привычка идти по плану и контролировать соответствие реальности этим планам отступает перед упоительными переливами цветов, которые совершенно не желают укладываться в отведенные им контуры. С акварелью, как с жизнью, нельзя спорить. С ней надо говорить, ее надо слышать, с ней надо попасть в резонанс.

С каждым новым курсом я наблюдаю это чудо: как в человеке, часто вообще до этого не державшем кисточку в руках, высвечивается художник, как облетает шелуха, а первые упражнения-эмбрионы вырастают в зрелые работы, как каждый отвечает для себя на еще часто даже не сформулированные внутренние вопросы, как последний день просмотра разворачивает перед нами целый огромный путевой дневник. Скажу честно: я не знаю, как это происходит, но присутствовать при этом и помогать услышать себя в своих собственных красках – невероятно захватывающее счастье и источник вдохновения.

Цена курса: 80 фунтов

8-10 февраля в Clementi House и запасниках музеев Лондона.

1-й день
Утро: занятие в студии.
После обеда: запасники Tate Gallery «Акварели Тернера».

2-й день
Утро: занятие в студии.
После обеда: посещение Royal Academy of Arts.

3-й день
Утро: запасники Victoria&Albert Museum.
После обеда: заключительное занятие в студии и просмотр работ.

Запись на курс: www.facebook.com/watercoloursvenice

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *