Warning: DOMDocument::loadXML(): Start tag expected, '<' not found in Entity, line: 1 in /homepages/26/d462084474/htdocs/pulse/wp-content/plugins/premium_seo_pack/modules/title_meta_format/init.social.php on line 481

Экзистенциальная психология – Синяя птица нашего времени, или Как научиться жить с удовольствием

Основателем логотерапии - метода экзистенциального анализа является австрийский психиатр, психолог и невролог Виктор Франкл. Его имя стоит в одном ряду с Фрейдом и Юнгом. Книга ученого «Человек в поисках смысла» впервые была опубликована в 1959 г. под названием «Из лагеря смерти к экзистенциализму» и, стала своеобразной Библией для представителей гуманистической психологии.

Первый Всемирный Конгресс по экзистенциальной психотерапии  Экзистенциальная психология - Синяя птица нашего времени, или Как научиться жить с удовольствием P83B0684
Первый Всемирный Конгресс по экзистенциальной психотерапии

Описывая личный опыт выживания в концентрационном лагере, Франкл говорит, что единственный стимул продолжения жизни даже в самые страшные моменты – присутствие в ней смысла, а вот бессмысленное существование способно вызвать кризис, апатию и пустоту. Это учение получило широкое распространение и обрело много последователей.

 Clever Psychology – новый образовательно-психологоческий проект трех молодых лондонских психологов Юлии Морозовой, Анны Науменко и Александры Купавской. Первым проектом Clever Psychology стала серия семинаров и встреч, приуроченных к Первому Всемирному Конгрессу по экзистенциальной психотерапии, проходившему в Лондоне с 14 по 17 мая. Лондонские родители смогли оценить, каким образом экзистенциальный анализ может быть полезен им во взаимодействии с детьми, на семинарах и консультациях экспертов журнала Psychologies: экзистенциального психотерапевта Светланы Кривцовой и семейного психолога Галии Нигметжановой. 13 мая состоялся творческий вечер «Crisis within and without» при участии фотохудожника Анны Радченко и пианистки Ники Широкорад. На этом камерном вечере гостям посчастливилось встретиться с создателем теории экзистенциальной мотивации, президентом Общества Экзистенциального Анализа и Логотерапии Альфридом Лэнгле - учеником и соратником Виктора Франкла.

Большим удовольствием стала личная беседа с четырьмя высококлассными специалистами и удивительными людьми. О секретах бытия и смысле жизни читайте в этих интервью.  

 

Юлия Морозова: « Моя жизнь круто изменилась после знакомства с экзистенциальным анализом, поэтому мне так хочется поделиться своими открытиями с другими».

 Как возникла идея создания Clever Psychology?

Мы все втроем учились в MГУ им. Ломоносова, но в профессиональной сфере у нас разные ниши: я - семейный детский психолог, Анна занимается разработкой психологических тестов и профориентацией, а Александра – «коуч» по вопросам планирования жизни и карьеры. Недавно мы решили объединиться и создать в Лондоне качественную и разностороннюю психологическую среду на русском языке. Язык – это очень важный момент, так как глубокая психологическая работа более эффективна, если  осуществляется на языке носителя.

 В чем заключается отличие западной и нашей традиции психологического консультирования и терапии?

Существует масса психотерапевтических направлений и школ. С учетом сильного отставания российские психологи, обучаясь и отталкиваясь от западных учений, пытаются адаптировать их к нашему контексту. В России, к сожалению, не очень развита культура обращения за помощью к психологу, и часто клиент хочет решить свои затруднения как можно быстрее. Национальная черта англичан, на мой взгляд, состоит в том, что им проще работать с мыслями, чем с чувствами, о чувствах говорить не очень принято, поэтому одним из наиболее популярных направлений здесь остается когнитивно-бихевиоральная терапия, основной фокус которой - установки и убеждения клиента. В то же время “загадочной русской душе” оказался очень созвучен экзистенциальный анализ, где во главу угла ставится понимание смысла жизни и своих переживаний, помощь в повышении осмысленности повседневной жизни, приведении ее в соответствие с глубинными ценностями человека.

Кто и с какими проблемами обращается к Вам за психологической помощью?

Большинство проблем связано с эмиграцией. Обращаются люди, которые застряли в кризисе переориентации, в депрессивных состояниях, когда ожидания и реальность не совпали. Много проблем с детьми, адаптационных и культурологических трудностей, особенно у детей, которые плохо говорят на английском языке. Приходят и те, кто живет здесь давно – у них накопилась тоска по русскому языку и огромная потребность в выражении своих чувств на родном языке. Проблемы воспитания, отношений в паре и самоопределения универсальны, и актуальны как в Москве, так и в Лондоне. Я лично как раз работаю в русле экзистенциального анализа, и моя собственная жизнь круто изменилась после знакомства с ним, поэтому мне так хочется поделиться своими открытиями с другими.

Alfrid-Lengle  Экзистенциальная психология - Синяя птица нашего времени, или Как научиться жить с удовольствием Alfrid Lengle Альфрид Лэнгле: «Прежде чем произошло разделение языков и культур, человечество опиралось на общие ценности.

Вы уже более 20 лет занимаетесь распространением метода экзистенциального анализа по всему миру. Эти идеи находят сторонников в самых разных частях света. Расскажите, как все начиналось?»

Мне посчастливилось учиться у Виктора Франкла в Вене. Еще студентом я заинтересовался его методом логотерапии и очень хотел присоединиться к исследованиям. Мы начали сотрудничать в начале 80-х, и в течении почти 10-ти лет ежедневно сообща решали научные и организационные вопросы. Тогда же я основал сообщество логотерапии в Вене и создал школу. Франкл стал президентом ассоциации, и под его руководством мы стали развивать это направление в более чем 10 странах. Нашей целью было разработать единый стандарт, обучая всех по одинаковой программе, в Лондоне мы эту программу собираемся запустить в этом или следующим году.

Ваша ассоциация существует давно, ощущается ее мощное европейское присутствие, а почему идея открыть филиал в Англии возникла только сейчас?

Самые первые программы обучения проходили в Австрии, и теперь там находится одна из самых больших психотерапевтических школ. Следующим этапом мы покорили Германию и Швейцарию, а затем отправились в Северную и Южную Америку, Россию, Польшу, Румынию, Чехию, Словакию. И вот, наконец, мы добрались и до Англии, с которой не складывалось серьезных связей до настоящего момента. На Альбионе не было человека по-настоящему заинтересованного в продвижении экзистенциального анализа. Еще одним препятствием к освоению Великобритании стало почти полное отсутствие переводов наших книг на английский язык. И только с появлением в Лондоне большего русского сообщества возник неожиданный интерес и к нашей организации. Надеюсь, мы сможем в конечном итоге привлечь и остальных жителей этой страны.

На кого рассчитано обучение?

У нас есть два направления. Первое создано для всех желающих. Люди в течение небольшого промежутка времени учатся познавать себя, чтобы применять эти навыки в личной и профессиональной жизни, и профессия тут не играет роли. Второе направление представляет собой четырехлетнее психотерапевтическое обучение, и его реализация происходит по-разному в каждой конкретной стране. Например, я знаю, что в Англии нет строгих законов применительно к обучению психотерапии, и тут почти каждый человек может стать практикующим специалистом в этой области.

Вернемся к истокам. Чем завершилось Ваше с Франклом сотрудничество?

Наша десятилетняя совместная работа завершилась созданием нового феноменологического метода в экзистенциальном анализе, и Франкл решил, что будущее именно за этим подходом. Вполне закономерно последовало разделение между классической логотерапией и новым «брендом», базирующимся на понятиях экзистенциальной мотивации, процессуальной модели, работы с биографией. Эти идеи не входили в изначальную систему логотерапии эпохи Франкла. В итоге мы имеем два сообщества: франкловское и наше, последнее на сегодняшний день сильно разрослось. Только в германских странах сообщество насчитывает около1600 членов, добавьте сюда практикующих специалистов еще в 12 странах. Я думаю, что если посчитать всех, кто когда-либо был вместе с нами, наберется около 4000 человек, и половина из них активно практикует.

Каким Вам запомнился Виктор Франкл?

Это был человек, обладавший блестящим интеллектом, колоссальной силой духа и отменным чувством юмора. Франкл любил посмеяться, и это было, пожалуй, самой сильной его стороной. Он владел изумительным качеством – шутить в любой ситуации, и чем сложнее казалась ситуация, тем больше он шутил. Выход он искал, дистанцируясь от проблемы, и уже со стороны пытался увидеть в ней смешное и превратить все в шутку. Это был необыкновенно глубокий человек, переживший ужасные события, и раны эти не заживали до конца его дней. Он провел два с половиной года в концентрационном лагере, но не был сломлен этим кошмаром, а вынес оттуда важное сообщение: человек в любой ситуации обязан продолжать жить, быть честным, стараться заполнять свою жизнь истинными ценностями. Франкл был настоящим миссионером жизни, несмотря на пройденный ад, он продолжал твердить о качестве жизни, которая продолжается даже под дулом автомата, даже после смерти близких, а он потерял тогда всю семью. Глубокий кризис стал для него тем важным опытом, из которого он вынес «лучшее из возможного». В результате он стал всемирно известным психиатром и психотерапевтом именно благодаря тому ужасном эпизоду в его биографии. Я думаю, что самое главное послание Виктора Франкла человечеству заключается в том, что мы можем и должны жить полной жизнью несмотря ни на что, и любой опыт, особенно трагический крайне для нас важен.

Отношения учеников и учителей не всегда складываются гармонично. Юнг сначала был последователем идей Фрейда, но потом их взгляды резко разошлись. Вы полностью разделяли идеи своего учителя?

Я учился у Франкла и полностью перенял его психотерапевтические идеи. Моей задачей стало развить и адаптировать их для нашего времени, приспособить к запросам современной психотерапии. Франкл все-таки больше работал над основами антропологии и концепцией человека, он занимался теорией и философией, а я больше времени уделял практике - было необходимо заставить теорию работать, и я изобретал десятки техник, приемов, чтобы франкловская логотерапия, которая сегодня называется экзистенциальным анализом, стала более практической и начала отвечать внутренним запросам самого психотерапевта. Мы учим психотерапевта не просто давать пациенту когнитивные идеи и аргументы, что тоже хорошо, но смотреть в себя, чтобы специалист мог понять мир пациента и быть вместе с ним. Психотерапевт должен быть способен сопровождать человека, идти с ним рядом плечом к плечу.

Ваша теория популярна во всем мире, выходит, что ее идеи великолепно приживаются в любой стране. А как же тогда быть с языковыми особенностями, менталитетом. Подобные «игры разума» возводят порой непреодолимые барьеры, как, например, в традиции фрейдистского психоанализа, где существует огромная проблема с переводом терминологии, способным исказить суть всей системы. Сталкивается ли с подобными сложностями экзистенциальный анализ?

Мне кажется, что экзистенциальные семы (смыслы, значения слов и понятий*прим.автора) понятны на всех языках. За долгое время своей работы я получил этому массу подтверждений. Я преподавал экзистенциальный анализ индейцам в Южной Америке, и они сказали мне, что это совпадает с учением их предков. Я преподавал коренным американцам в США и Канаде, и мне сказали, что они хранят подобное знание на протяжении нескольких веков. В Швейцарии люди утверждают, что эти идеи присуще швейцарскому менталитету, в России воскликнули, что они составляют суть русской философии. Опираясь на данный опыт, я осознал, что экзистенциальные идеи залегают в таких глубоких пластах человеческой природы, что можно смело сказать, что, прежде чем произошло разделение языков и культур, человечество опиралось на общие ценности.

Svetlana-Krivtsova  Экзистенциальная психология - Синяя птица нашего времени, или Как научиться жить с удовольствием Svetlana Krivtsova Светлана Кривцова: «Чем ты экзистенциальнее, тем с тобою лучше работается».

Вы давно и успешно преподаете экзистенциальный анализ. Чем данное направление так привлекательно? На какие концепции опирается это течение?

Экзистенциализм связан с бытием человека, с его жизнью. У данного подхода есть глубокая связь с экзистенциальной философией, из которой он и вытекает. Экзистенциальная философия появилась в начале ХХ века, когда Хайдеггер написал книгу «Бытие и время», и она перечеркнула все философские идеи, предшественников. Парадокс состоит в том, что западная философская мысль никогда даже не пыталась ответить на самый насущный вопрос: что такое есть наша жизнь? Все знают, что бытие человека конечно и прожить жизнь можно только однажды. Так какая она эта жизнь? Так вот ответом на данный вопрос и стала «экзистенция» – «хорошая жизнь». Мы знаем, что у этой жизни есть правила, которые не выбирают: где родиться, когда, у кого. Само рождение – не наше решение, и большинство жизненных ситуаций оказывается результатом не нашего выбора. Хайдеггер сказал, что человек оказался заброшенными в игру под названием «Моя единственная жизнь» и попытался описать правила игры, назвав их «экзистенициалами». Когда знаешь правила, то перестаешь с ними бороться, потому что начинаешь осознавать, что это и есть реальность, и она всегда побеждает.

А что это за правила?

Первое правило, которое внушает одновременно и страх, и надежду, звучит так: « С любым из нас в любой момент может случиться все, что угодно». Не существует абсолютных гарантий. Всегда есть риск, и ничего нельзя точно предсказать. Если человек начинает требовать чего-то от этой жизни, то с большой вероятностью он заболеет навязчивыми состояниями - когда в поиске гарантий все проверяется и перепроверяется, а ситуация все равно выходит из-под контроля. Случиться может все: и плохое, и хорошее. Как человеку жить со знанием, что он ни от чего не защищен? Люди ищут опоры, некоторые находят ее в религии, но это как раз вопрос, которым занимается экзистенциальная психология.

Когда человеку стоит начать задаваться экзистенциальными вопросами?

Уже в школе детей нужно учить, что человек не может жить без ошибок. Безгрешен только Бог, а люди не в состоянии достичь ни власти, ни безупречности Бога, поэтому стремиться туда - противоречит реальности, и сильно усложняет жизнь.

А в каком возрасте лучше проходить обучение экзистенциальному анализу?

Для того, чтобы эти вещи изучать всерьез, нужно иметь достаточно жизненного опыта. Поэтому подобное образование всегда будет вторым высшим. Можно, конечно и в студенческие годы ознакомиться с разными подходами консультирования, но прежде чем начинать практику, надо долго учиться самопознанию. Хотя существуют методы, их много, например, в Америке, которые не предполагают самопознания: «я буду тебя учить, чему меня учили, как надо учить». Настоящее консультирование невозможно без многих сотен часов самопознания. Прежде чем учить летать других, надо научиться не только махать крыльями, но и начать получать удовольствие от полета».

Вы возглавляете институт экзистенциально-аналитической психологии в Москве. Какими полномочиями и функциями наделено это учреждение?

Этот институт был создан Альфридом Лэнгле и его учениками. Я училась как раз в самой первой группе, а сейчас их у нас действует больше двадцати. Институт занимается обучением, следит за соблюдением стандартов заданных австрийским GLE International, а также поддерживает местное профессиональное сообщество. Всегда должны быть интервизионные, супервизионные группы, куда психотерапевт может обратиться в случае работы с особо трудными пациентами и посоветоваться.

Учиться, вероятно, у вас очень сложно?

Совсем нет. Особых сложностей с обучением не возникает, так как оно касается каждого человека, очень глубоко затрагивает его внутренний мир, и тут же идет в работу, в собственную жизнь и здорово поддерживает. В среднем человек учится в семь-восемь лет, потому что, чем ты дольше в проекте, тем лучше - изменение себя не происходит за два года, невозможно начать новую жизнь по понедельникам, это поступательный процесс. Непосредственно сами занятия в группах занимают только 18 дней в году, но этого достаточно, чтобы все улеглось.

Насколько востребованы на сегодняшний день подобные тренинги?

Все большие университеты заинтересованы в этой программе. Лэнгле имеет большой авторитет, обязательно сам читает лекции, когда приезжает. Студенты стремятся работать под его руководством, что, правда, порождает ревность местных профессоров. Но, надо признать, что наша отечественная психология несколько поотстала с собственными подходами. Наша задача в том числе - сделать совместный образовательный проект в Лондоне на русском и в английском языках.

Как давно Вы занимаетесь экзистенциальным психоанализом, и как изменилась Ваша жизнь за это время?

Когда в 1999 году Лэнгле приехал в Москву, я уже давно была кандидатом наук, профессором, имела свой негосударственный центр, признание, учеников, деньги. Но я понимала, что живу не правильно – 90е годы сделали нас жесткими, и от моей жесткости страдали мои близкие, коллеги. Поэтому я откликнулась на программу самопознания и в течении 16-ти лет училась быть мягче, быть слабой, ближе к себе, училась хорошим отношениям с людьми. Очень важно научиться жить успешную жизнь, оставаясь в близости к себе. Подчиненные говорят, что со мной стало хорошо работать - за все эти 15 лет никто из коллег не покинул коллектив. Видимо, чем ты экзистенциальнее, тем с тобою лучше работается. Наши тренинги для топ-менеджмента, кстати, имеют самые высокие рейтинги на сегодняшний день. Вот он золотой ключ к себе: быть успешным и одновременно гармоничным.


Galia-Nigmetzhanova  Экзистенциальная психология - Синяя птица нашего времени, или Как научиться жить с удовольствием Galia Nigmetzhanova
"Семья переживает очень серьезные изменения"

Галия Нигметжанова: Чем больше человек знает о самом себе, тем больше он распознает в другом человеке.

Вы давно работаете в семейной и возрастной психотерапии, разрабатываете новые формы образования детей. В чем заключается привлекательность экзистенциального подхода в психотерапии?

В экзистенциальном подходе я для себя нашла большие подсказки. В данный период времени семья переживает очень серьезные изменения. Традиционные семейные устои - финансовые, предписания общества к семье, статус семейного человека, воспитание детей в законном браке - постепенно размываются, а некоторые размылись уже до конца. И современная семья строится на хороших эмоциональных отношениях, способных придавать новый живой смысл человеческому бытию, ведь каждый ищет в семейных отношениях новых подтверждений своему существованию, поэтому работая с современной семьей удобно опираться на фундамент экзистенциальной психологии, основной принцип которой – как сделать свое бытие хорошим. Раньше много и часто говорили о семейных ролях, существовал домострой, как свод законов бытия, а сегодня многие в принципе не понимают, зачем семья нужна. И как только подрастают дети, люди часто не видят необходимости жить дальше.

Получается, что старые принципы уже не работают?

Старые принципы были построены на финансово-экномическом фундаменте. Его сейчас нет. Даже если женщина не зарабатывает, все цивилизованные государства защищают права ребенка, в том числе обеспечивая мать этого ребенка. Даже там, где традиции все еще играют большую роль, сам современный ритм подталкивает человека стремиться к иной жизни, пдобное стремление порождает и иной запрос от близких людей. Возникает потребность понять «что я ожидаю», «что запрашивает ребенок/партнер» и «что я могу дать».

Семья, безусловно, играет основную роль в воспитании ребенка, так же считается, что формирование личности - это все-таки обязанность школы. Сегодня часто говорят, что воспитательная функция педагогов отмирает. А как на Ваш взгляд обстоит дело сейчас?

Современная школа переживает сложные времена: идет непростой переход от обычной трансляции некоей суммы знаний в сторону развития личности каждого ребенка посредством гуманистических методов. Хотя подобный переход непросто воспринимается педагогами, но если они не будут выполнять подобную миссию, не будут видеть уникальность каждого ребенка, обучая детей навыкам сотрудничества и конструктивного подчинения правилам, тогда функция школы в принципе не понятна – обычные знания можно почерпнуть сегодня самыми разными способами.

Часто обращаются педагоги к психологам?

По частотности это примерно такой же запрос, как и со стороны родителей. Целыми коллективами учителя просят рассказать о нуждах детей. Их не учат этому в педагогических ВУЗах, но они чувствуют, что это необходимо для нормальной работы.

Но психологию же преподают в педагогических ВУЗах?

Да, но психология подается в виде информационного поля: лекции семинары, а педагогам нужно самим пройти через психологическую работу, что бы больше знать о себе. Чем больше человек знает о самом себе, тем больше он распознает в другом человеке, поэтому требуется большая практическая работа по самопознанию, которая должна происходить под руководством квалифицированных психологов.

В Лондоне Вы провели несколько семинаров. Какие впечатления остались от проделанной работы?

Русскоговорящие родители очень стремятся к самопознанию. Им многое остается непонятным. Внешне они как будто бы справились с вхождением в новые условия жизни, но внутри их все равно что-то гложет, более того им не совсем понятно, что происходит с их детьми. Ребенок превращается в иностранца. Важна коммуникация с ребенком, с теми средами, где он обитает, понимание ценностей этого мира. Наш проект в Лондоне в первую очередь носит просвещенческий характер - если люди воспитывались и выросли в русской среде, то какие-то смысловые поля не совпадают, и легче что-то осознать на языке самоидентификации – русском. Главное, чтобы после лекций человек лучше понимал смыслы всего, что происходит в семье, вне зависимости в какой стране они находятся.

Какие книги Вы бы порекомендовали нашим читателям в качестве ориентира в этом непростом мире психологии?

В русской традиции часто пишут тяжеловесные книги по типу учебников от А-Я, они с трудом воспринимаются родителями, которые, как правило, хотят получить локальный ответ на вопрос. Например, почему ребенок не хочет учиться или почему он ест одни макароны? В европейской культуре научились правильно разговаривать с современным читателем, поэтому я бы порекомендовала переводные книги московского издательства «Клевер-Медиа». Там информация подается толково, достаточно серьезно и в тоже время коротко.

Беседовала Маргарита Баскакова.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *