Индиреф

 

Не нужно побеждать. Просто сражайтесь.

Х/ф «Храброе сердце».

 

В понедельник Тереза Мэй встретилась со своей коллегой Николой Стерджен в Глазго для обсуждения формального начала выхода страны из ЕС. Диалог двух первых леди не заладился: премьер-министр все повторяла «сейчас не время», а первый министр вторила ей, что «обстоятельства изменились» и голосовать необходимо «до выхода». Благо представился случай, и Мэй удалось занять себя экстренным созывом шотландской полиции для проведения антитеррористической штабной игры. Однако уже во вторник парламент Шотландии одобрил подачу формальной заявки на проведение нового референдума о независимости – индирефа.

Для Мэй штабная игра как нельзя лучше подошла для демонстрации силы и единства неделимых земель Ее Величества. «Учебные операции как эта играют значительную роль для обеспечения полиции и других ответственных органов в полном объеме информацией и необходимыми ресурсами сил безопасности Великобритании для защиты нашей земли от терроризма», - намекала премьер на слабость Шотландии без поддержки всей остальной королевской рати.Индиреф Indy

Несмотря на увещевания, 69 парламентариев против 59 проголосовали за то, чтобы дать разрешение правительству Шотландии подать прошение в Вестминстер о проведении очередного референдума до того, как Великобритания выйдет из ЕС. Для шотландцев камнем преткновения стала дата – до «брексита». Точнее, между формальным запуском Артикула 50 и непосредственно выходом. Для Мэй же неприемлемо иметь таких партизан в своем тылу, когда будут идти стратегические переговоры с ЕС. Премьер настаивает, что если индиреф и состоится, то только после окончательного выхода.

Министр по делам Шотландии Дэвид Манделл, естественно, поддерживая своего премьера, лукаво заявил, что срок проведения референдума будет включать «процесс выхода, чтобы люди лучше понимали, какими будут отношения между ЕС и Великобританией, и могли сделать проинформированное решение, если такой референдум вообще когда-либо состоится».

Но Стерджен надеется, как она выразилась перед своими парламентариями, на «вразумительный диалог». «Мои аргументы просты: когда суть изменений, которые, безусловно, произойдут после «брексита», станут предельно ясны, тогда эти изменения не должны быть навязаны нам сверху, мы должны иметь право выбрать перемены сами. Народ Шотландии должен иметь право выбора между «брекситом», возможно, очень жестким или чтобы стать независимой страной, способной предначертать свой собственный путь и создать настоящее партнерство равных на этих островах».

«Партнерство равных» из речи Стерджен является избитой фразой, очень часто употребляемой консерваторами, да и лейбористами, когда речь заходит об ирредентистских намерениях северян. Первый министр не случайно апеллирует именно к равенству, ведь если это действительно так, то запрос на проведение референдума будет лишь формальностью, некоей данью традиции, которую уважает как Холируд, так и Вестминстер. А как только с формальностями будет покончено и индиреф будет «одобрен» Терезой Мэй, сразу же можно будет объявить дату проведения. Но в «партнерстве равных» на этих островах некоторые равнее.

Тем не менее Стерджен непреклонна, как Уильям Уоллес: «Я надеюсь, что правительство Великобритании уважит решение парламента. Если это произойдет, я начну переговоры с добрыми намерениями и с готовностью к компромиссам. Однако если оно решит этого не делать, то я вернусь в парламент после пасхального перерыва и сделаю необходимые шаги для того, чтобы правительство Шотландии исполнило волю парламента». Индиреф, по мнению Стерджен, должен произойти до окончательного выхода, даже без формального согласия Мэй.

Без одобрения правительства в Лондоне референдум будет считаться нелегальным, но шотландские националисты разыгрывают карту «брексит» как предзнаменование апокалипсиса. После выхода станет намного хуже, а ведь мы выходить не хотели. Действительно, большинство шотландцев проголосовало за то, чтобы остаться в ЕС, и слишком близкий результат 2014 года – 55% против независимости и 45% за – просто требует матча-реванша и подтверждения намерений. Никола Стерджен ставит на «брексит» для склонения недостающих 10% на свою сторону. Тереза Мэй, может, не столько опасаясь за результат индирефа, просто не хочет получить у себя за спиной очередную политическую бурю в то время, когда будут идти переговоры в Брюсселе.

Даже если Мэй проигнорирует прошение правительства Шотландии, неформальная кампания «Индиреф» уже началась.

Источники:
Parliament.scot
Firstminister.gov.scot
Gov.uk
BBC

Том Мартинс

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *