“Фольклор растёт на улице”

Если вы кому-нибудь улыбнетесь на фестивале Womad, вам обязательно улыбнутся в ответ. И неудивительно – большинство оказавшихся в последний уик-энд июля в этом волшебном пространстве, до предела насыщенном звуками, впечатлениями и яркими цветами, ждут этого события целый год.

Фестиваль Womad (World of Music, Arts and Dance), идея которого принадлежит Питеру Гэбриелу (Peter Gabriel), начал проводиться в 1982 году и сейчас собирает лучшие фольклорные коллективы со всего мира. Наверное, только здесь можно за один день послушать таких легендарных исполнителей этнической музыки, как Anoushka Shankar и Baaba Maal, с помощью веревок добраться до кроны огромного раскидистого дерева, научиться готовить самые экзотические блюда и задать вопрос сценаристу нашумевших сериалов Doctor Who и Sherlock - Стивену Моффату. Те, кому сложно было выбрать из бесконечного списка событий, происходивших одновременно на разных площадках, просто перемещались от одной сцены к другой, слушая бой африканских барабанов, густой голос исполнительниц традиционного португальского фадо или мелодичные восточноевропейские напевы.

Польская группа Volosi в окончательном составе образовалась, когда жених и его брат услышали, как играют приглашенные ими на свадьбу музыканты. История коллектива весьма символична – Womad это как раз такое место, где грань между артистами и аудиторией становится условной и на мастер-классе можно попробовать себя в качестве исполнителя или вокалиста. Постучав в барабаны в спонтанно образовавшемся круге, невольно начинаешь оценивать мастерство выступающих на сцене перкуссионистов, а после мастер-класса африканских танцев замечаешь, что двигаешься совсем по-другому даже под современную музыку.

В последний день фестиваля по традиции проходит шумная карнавальная процессия, во время которой дети и взрослые демонстрируют немыслимые креативные объекты, над которыми трудились все три фестивальных дня. На этом 34-м по счету фестивале выступали два коллектива из постсоветского пространства – питерская команда «Отава  ё» и белорусское этнотрио «Троица» – две группы, совершенно по-разному играющие и интерпретирующие фольклорный материал.

«Отава ё» (Юлия Усова, Тимур Сигидин, Алексей Белкин, Петр Сергеев, Дмитрий Шихардин, Алексей Скроссырев) – стремительно набирающая обороты команда из Санкт-Петербурга -  собрала на вечернем выступлении огромную разношёрстную толпу. Ребята, вышедшие на сцену в белых майках и ушанках, своё выступление превратили в доброе юмористическое шоу и к восторгу публики под нашумевший хит «Сумецкая» даже изобразили на сцене шуточную драку.

В интерпретации группы народные песни приобретают совершенно новое звучание – не каждый день послушаешь традиционные «Яблочко», «Кадриль» и «Крутится, вертится шарф голубой» в сопровождении волынки, гуслей и скрипки. В коротком промежутке между разминкой и выступлением нам удалось побеседовать с лидером группы Алексеем Белкиным и бас-гитаристом Тимуром Сигидиным.

 

image  "Фольклор растёт на улице" image12

- Расскажите, как родилось название группы.

Алексей Белкин: - Достаточно случайно. У нас просто Петя, Пётр, получал новый паспорт, и выяснилось, что в новом паспорте он стал Петр, то есть буковка «ё» превратилась в «е», и мы задумались: а чего это? Нехорошо. Ну, все понимают, что это «ё», но в газетах принято букву «ё» писать как «е», письменный язык такой. И вот мы решили: давайте, пускай будет «ё». А что «ё»? И тут Петя предложил: пускай будет «Отава ё». Отава - это такая трава, которая растет на месте скошенной. Такой скрытый символизм, что фолк-музыкантам непросто живется - их косят, а они все равно растут. Мы тогда на улице очень много играли, практически каждую неделю пару раз. Нам тогда казалось, что больше играть негде, несмотря ни на что - фольклор растет на улице.

- Концепция вашей музыки - что вы играете?

А. Б.: - Ну, так тоже достаточно спонтанно получилось. Блюз - это когда хорошему человеку плохо, а фолк, по моему разумению, когда хорошему человеку хорошо. Я, например, не понимаю группы, которые играют народную музыку и делают какую-то смурь, заумь какую-то, что-то такое многозначительное, мрачное. Этого нет в фольклорной музыке и никогда не было. Понятно, что были какие-то обрядовые песни, такие, которые пели во время похорон, но это совсем другая история. А в принципе, все же хотят веселиться, радоваться. Фольклорная музыка для этого и была сделана, чтобы выражать чувства, помогать людям себя проявить вот в таком радостном состоянии.

Тимур Сигидин: - Я, например, в фольклор пришел совершенно случайно. И когда познакомился с этой музыкой глубже, вдруг открыл для себя, что фолк - это не какая-то  примитивная музыка, которая уже устарела (в то время я играл в основном авангард и фри-джаз, такие, как бы продвинутые, стили музыки). Я понял, сколько там глубины, насколько интересный, сложный материал, виртуозный. Я открыл для себя этот кладезь и сейчас уже c удовольствием работаю в этом стиле, у меня есть свои проекты, где я экспериментирую с фольклорной музыкой.

- Вы же не только русскую музыку играете?

А.Б.: У нас есть одна песня грузинская, и то такая, шуточная, была такая студенческая песня в свое время. Сейчас ещё одна появилась, но она тоже не совсем грузинская, а скорее кавказская. Вообще мы начинали с кельтской музыки, когда играли на улице, потом как-то так решили, что ну всё, хватит, давайте играть своё, и тут оказалось такое непаханое поле.

- Расскажите, как образовалась команда.

А.Б.: Все ездили в Финляндию, играли на улицах по одиночке, потом в Петербурге собрались и решили поиграть группой. Потому что мелодии все были известные – давайте поиграем – давайте. А что поиграем? – а то, что мы все знаем. Тогда мода была на кельтскую музыку, когда рухнул вот этот информационный барьер, очень много хорошей, именно кельтской, музыки пришло, прямо бум был – фестивали, приезжали какие-то музыканты, все хотели играть, и мы в том числе. Мы играли её очень вдохновенно, воодушевлённо. На улице надо играть громко, а с волынкой вообще тогда никто не играл, Поэтому кельтская музыка в тот момент была единственным, что мы все вместе могли сыграть на самом деле, и это было очень хорошо, на улице мы собирали огромную толпу народа, все были счастливы, ну и мы тоже. Через какое-то время это нам уже поднадоело, надо было уже либо становиться кельтом настоящим, ирландцем, а это невозможно, то есть непонятно было, как развиваться.

- У вас был тур в Британию весной, как прошло?

 А.Б.: Организаторы даже не ожидали, что будет такой резонанс – много людей приходило на концерты, практически все концерты были полны публикой, и все всё прекрасно понимали. Многие нас спрашивают - а вот как вы едете за границу, как же языковой барьер?  Понятно, что да, люди не понимают, о чём песня, но они считывают вот  эти невербальные моменты, то есть они видят, что это с юмором, они чувствуют настроение.  Так что было очень хорошо, прямо прекрасно.

- Вы можете как-то объяснить, чем вызвана эта волна интереса к фольклорной музыке?

А. Б.: - Дело тут не в волне. Вот нас спрашивают: где вы были раньше? Мы всю дорогу были здесь - просто в какой-то момент мы сделали, видать, очень удачную песню, и видео было очень удачное (видеоклип «Сумецкая» набрал почти пять миллионов просмотров), и людям очень понравилось.  И ещё вот эти патриотические тенденции, конечно. Но я думаю, что именно к патриотическим и политическим тенденциям это имеет весьма опосредованное отношение. Вот сейчас эту песню пять миллионов посмотрели и будут смотреть и дальше, и пройдёт вся эта волна патриотическая, а всё равно будет радостно. Фольклор актуален - актуален сегодня, актуален завтра.

* * *

Этнотрио «Троица» (Иван Кирчук, Юрий Павловский и Юрий Дмитриев) – коллектив со стажем, лауреат многих премий и в 2011 году признан лучшей белорусской группой. Публика самых разных поколений, собравшаяся в жаркий полдень перед уютной Ecotricity stage, казалось, медитировала под современные аранжировки удивительно красивых традиционных белорусских песен в исполнении звучного тенора и самых разнообразных народных инструментов. Руководитель группы и собиратель фольклора Иван Кирчук основной задачей коллектива считает возрождение и сохранение старинной белорусской музыкальной традиции.

Ethno-trio-Troitsa2  "Фольклор растёт на улице" Ethno trio Troitsa2
- Откуда родилось такое название – «Троица»?

 Иван Кирчук: - Здесь есть несколько объяснений. У нас в Белоруссии есть старинная такая традиция троистых музык, то есть три музыканта собирались и играли - на днях рождения, праздниках, свадьбах. Это могли быть цимбал, гармошка, кларнет или барабан, гармошка и, например, скрипка - были разные составы. Нам понравилась сама идея троистой музыки, потому что это всегда три музыканта. Второе объяснение: есть такой праздник Троица. Он довольно яркий - когда все расцветает. Ну можно сюда еще добавить «отец, сын и дух  святой». Иногда мы шутим, что каждый из нас в разном возрасте и выполняет свою миссию в этой группе.

- Музыковеды определяют ваш стиль как фолк-фьюжн. Что это означает и каким образом этот стиль сложился?

 И.К.: Мы как-то не думали про стиль совершенно, у нас была задача сделать аранжировку к старинным белорусским песням. Потому что мы выдерживаем мелодию, сохраняем тексты, диалекты. Естественно, добавляем что-то свое, но это минимально. Основное – сохранить то, что осталось от наших предков. Стиль сам по себе уже больше «прогрессив», потому что очень много разных музыкальных течений соединяется в одной аранжировке. Это творческий процесс. Иногда вещь может быть в стиле даже блюза от начала до конца выдержана, есть роковые интонации, джазовые - как получается.

А нет опасения, что самобытность белорусских народных напевов может потеряться?

 И.К.: Самобытность остается все равно - записанная на носителях – кассетах, бобинах как было раньше, или на радио. Мы – жители города, все втроем, мы не можем исполнять это как наши дедушки и бабушки. Мы - современные люди, мы слушаем современную музыку. В любом случае, вот эти 17 лет, что мы работаем вместе, мы несем белорусскую песню, показываем на фестивалях, концертах, и люди чувствуют, что в этом есть народное, нету нашего авторского, как авторская песня условно говоря, про комсомол, например.

В одном из интервью вы говорили, что когда пришли в училище и попали на народное отделение, вы услышали голос, такой открытый очень, громкий, который, как вы сказали, выдавался за народный голос, - а какой голос, по-вашему, народный?

 И.К.: Народная манера пения – она остается в народе, потому то, что пели Мордасова, Зыкина, Русланова – это было довольно притянуто к народному пению. Все, что я записывал в экспедициях у бабушек, каждая песня соответствовала характеру. Поэтому народная манера остается у народа. И если ты хочешь исполнять песню и знаешь ее жанр, то надо послушать, как ее петь. У нас есть в программе «Троицы» колыбельные, естественно, мы их так не кричим, вот как «Оженила меня мать» – это мужская песня, протест такой, что меня мама поженила, но не спросила на ком. А в старые времена дети слушались родителей, поэтому этот крик, это несогласие с родителем в другом ключе исполняется. Все зависит от жанра.

- Говорят, что вы  хоть и белорусская команда, к вам известность пришла из-за границы.

 - Известность к нам пришла от Юрия Шевчука. Он в 1996 или 1997 году пригласил нас на один из своих концертов в Минске и говорит: вот у вас есть такая группа, вы меня ждете, а я вам сейчас позову «Троицу». Мы сыграли несколько песен, он нас пригласил на рок-фестиваль питерский, потом выступили у Стаса Намина на Красной площади, и, уже когда эта волна докатилась до Белоруссии, вышли газеты, где было написано, что «Троица» выступала с Шевчуком.

-Музыка может наладить взаимопонимание между странами, она как-то зависит от политики?

 И.К.: Конечно, музыка зависит от политики - в Белоруссии, где 10 миллионов жителей, всего два-три международных фестиваля. Я слышал, что в Канаде - 1200 фестивалей по фольклору. Вот и судите сами.

- Что в Англии вас поразило, что-то особенно понравилось?

 И.К.: Мы стоянок не видели и заправок.  Для нас это было удивительно.  У нас очень много где можно остановиться, в Европе тоже. Здесь часа три мы ехали, хотели просто выйти и увидеть Англию, но останавливаться было нельзя. Дома будут спрашивать: покажи фотографии, и у нас их нет. Мы успели сделать фотографии только здесь, на Womad.  Очень мало времени, сегодня  мы должны уезжать - завтра у нас фестиваль в Бельгии.

Юлия Калантарова

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *