Княжна на пенсии

Княжна на пенсии написала книгу. О чем эта книга? О том, как быть княжной, - о чем же еще. Другого она и не знает. О чем бы могла написать мемуары, скажем, швея – о том, как быть швеей. Но энергичная, 67 лет, с простым русским именем Ольга Романова уродилась дочкой князя. У нее не было иного выхода.

    Для журналиста Романова просто ужасный персонаж. Интервью у нее уже взяли столько, что по дороге в ее поместье выдумать, что же все-таки спросить, чего такого еще не было, получается с трудом. Не о царской же семье ее спрашивать. Этому она и так уже посвятила с три десятка страниц своей книги. Конечно, она осведомлена о многом. Хоть и не говорит по-русски и не читает, но все же дочь князя императорской крови Андрея Романова, внука Александра III. Это накладывает отпечаток. Однако экспертом по дому Романовых это ее не делает. Княжну вообще сложно назвать экспертом хоть в чем-то. Об этом отчасти и ее книга.

    Она родилась в Лондоне, но воспитана была в Кенте. Среди пшеничных полей, яблоневых и черносмородиновых садов. В поместье Provender House, к которому, незаметно вытекая из трассы, ведет тенистая аллея, почти туннель из зелени – так густы кроны платанов. В том самом особняке, который уже более полутора десятков лет восстанавливает почти из руин.

    Романова сама звонит, когда до маленького, старинного, в центральной части будто сошедшего с открытки «правильный английский городок» Фавершема остается еще полчаса.
    – С вами говорит Ольга Романова. Вы едете на машине или на поезде?
    – На поезде.
    – Отлично. Давайте я вас подберу у станции. Вы меня увидите - у меня старый грязный «гольф».
    Припаркованный у станции, стоит чуть поношенный на вид, действительно давно не бывавший на мойке черный «гольф». На заднем стекле наклейки – «Help for Heroes» и «Keep Hunting».
    Княжна с кем-то разговаривает, активно жестикулируя. Она говорит, четко чеканя каждое слово, обнажая белоснежные зубы. Я ее не беспокою, стою чуть позади автомобиля. Романова вешает трубку, и я стучу в окно. Она жестом приглашает в салон. На ней пуховая жилетка. Волосы цвета соломы, сельский загар.
    – Так это, значит, вы там стояли, покуривали! Я курила с одиннадцати лет, пока не бросила семь лет назад.
    – С одиннадцати? Это было в порядке вещей? Ваши родители знали?
    – Конечно, в какой-то момент узнали. Но до этого мы с подружкой тырили сигареты у ее мамы. Стояла у них коробочка с сигаретами на пианино. Мы залезем, стащим пару-тройку – и в лес, кататься на пони. Забавно, нам даже никогда плохо не становилось.
    С шестнадцати лет Ольге разрешили курить в доме. Но только в доме, на этом настояла ее мать, наследница шотландского купеческого рода Сильвия МакДугалл. «Мать очень дорожила честью семьи и никогда бы не позволила, чтобы я как-то подпортила ее репутацию». Романова рассказывает, что ей даже не позволяли остаться наедине с кавалерами, пока ей не исполнилось восемнадцать.
    Зато в детстве никто не воспрещал ей бегать и ездить на пони босиком по окрестным лесам. Из тех дней и название книги – «Princess Olga: A Wild and Barefoot Romanov» («Принцесса Ольга: дикая и босая Романова»). Правда, «босая» - это еще и отсыл к нынешнему финансовому положению, далекому от желаемого.
    – Пишут, я унаследовала 50 миллионов, бриллианты. Уж поверьте мне, я бы не жила так, как живу, будь у меня такие деньги.
    – Не так уж и плохо жить в тридцати комнатах.
    – Но было бы несравненно лучше, если бы я уже могла довести реставрацию дома до конца. Проводить ежегодно его техобслуживание, чего сейчас не случается. Купить новую машину. Не роскошную, просто новую. Наконец, путешествовать, не заботясь о том, где взять деньги.
    Как и для многих британских аристократов современности, фамильный особняк стал для Ольги денежной дырой. Уже нет доходов от земель, фабрик, плантаций и вкладов, но есть этот дом, который как-то нужно содержать. Например, продав полтора акра земли. Именно так поступила Романова, потратив только на ремонт кровли около миллиона фунтов. На реставрацию, которая, по ее словам, закончена на 90%, ушли и деньги гранта English Heritage. И единственная фамильная икона работы Фаберже. И многое другое.
    – Вы не задумывались о продаже дома после смерти матери?
    – Конечно! Но дети всегда были против. Да к тому же и дом был в таком состоянии, что почти ничего не стоил. Пришлось вкладывать и жить здесь. И я рада этому. Но только не зимой. Ненавижу зиму!

    Мы подъезжаем к дому, у которого с десяток крыш, если не больше. Ядро дома – XIII века, и это две крыши. Фасадная часть была пристроена в XVII-м. Это еще три. XV, XVIII, XIX века – ни одному хозяину не жилось достаточно просторно, чтобы быть спокойным и ничего не пристраивать. И только МакДугаллы, купившие дом в 1912 году, оставили строение в покое и просто жили в нем с тех пор.
    С торца усадьбы припаркован бензовоз с надписью «Oil».
    – Эх ты ж черт! Это ко мне или к жильцу?
    – У вас есть жилец?
    – Ага, живет во флигеле. Но я его не вижу. Ладно, пусть сам разбирается.

Княжна на пенсии Princess Olga by M Martemyanov 2
    Старинным ключом Ольга отпирает тяжелую, поросшую местами лишайником дубовую дверь. На нас налетают собаки: джек-рассел-терьер Джек и такса Ронни.
    – Как получается, что вы его не видите? Кто он?
    – Кто?
    – Жилец.
    –  Понятия не имею. Говорю же, я с ним не вижусь. – Искренне недоумевает от моего вопроса княжна. Голос чуть срывается на фальцет. – Ведь он жилец. Его нашло агентство, он платит мне ренту. Я не обязана его видеть. Если только чего не случится.
    Вот тут-то и проступает княжна. Наследница рода. Патронесса балов, в том числе ноябрьского Русского бала. В мелочах. Зачем видеть жильца или знать, кто он? «Откуда вы приехали?» – спрашивает Романова. «Из Чарльтона», – отвечаю я. «Никогда бы не подумала, что в Чарльтоне есть станция!» В этих нотках искреннего удивления, которые так часто позволяла себе персонаж «Аббатства Даeнтон» леди Грэнтэм в исполнении Мэгги Смит. Собственно, и книга в какой-то степени обязана своим существованием сериалу. «Когда мы с дочерью смотрели «Аббатство», Александра все время повторяла, что Мэгги Смит точь-в-точь ведет себя как наша бабуля. Такой же сноб».
    И этот же, иногда кажущийся наивным, снобизм она в какой-то мере передала дочери.
    Ольга никогда не ходила в школу, ее обучали на дому. С ней возились няни, а папа (с ударением на французский манер - так она называет отца) купал перед сном и убаюкивал, приговаривая что-то на русском. С тех времен она запомнила только два слова родного ее отцу языка: «lapa» и «dushka».
    Романова не была в университете. «В мои времена вообще не так много женщин поступало в университеты. К тому же мама (также с ударением на последний слог) всегда говорила: мужчины не любят по-настоящему умных женщин. Соответственно, будь я по-настоящему умной женщиной, мне было бы сложнее выйти замуж».
     Мы проходим по дому, из помещения в помещение, из века в век. Повсюду на стенах портреты, фотографии, гравюры. На них изображены бесчисленные члены русской, датской, шведской, английской королевских семей. «Эта вышла замуж за этого, что в итоге произвело вот ту», – княжна рассказывает свою родословную, словно учительница по химии раскладывает перед учениками строение молекулы.

Княжна на пенсии Princess Olga by M Martemyanov 3
    Ольга Романова не говорит о политике, помня завет отца. «Ведь к моему мнению может кто-то прислушаться!» По той же причине она не говорит о религии. Она не рассказывает о своем бывшем муже. В книге она рассказала краткую историю семьи и своего взросления.
    – Я в ней касаюсь, скажем так, по большей части веселых моментов того, что связано именно c моей жизнью. Из этого мог бы  выйти неплохой ситком. Если бы я взялась за другие годы, получилось бы намного мрачнее.
    Но об этом она пока тоже не рассказывает. Разве что своей «наперснице» – кобыле чистокровной английской породы Санни.
    – Скоро и ее не будет, бедняжки. Ей 22 года. Ничего с ней уже не поделать. Разве только рассказывать о своих проблемах, обняв ее за шею.

*Книга «Princess Olga: A Wild and Barefoot Romanov» выходит в издательстве Shepheard-Walwyn 10 октября. Книгу можно приобрести на сайте издательства www.shepheard-walwyn.co.uk, в книжном магазине Waterstones.
**Книгу с подписью Ольги Романовой можно будет получить во время 5-го Русского бала, 4 ноября 2017.

текст и фото: Максим Мартемьянов

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *