Может ли одна песня изменить мир?

23 февраля в Cecil Sharp House состоится презентация второго альбома Дарьи Кулеш – фолк-исполнительнцы на русском и английском языках. Мы решили подробнее расспросить Дарью о ее жизненном, профессиональном и творческом пути из Москвы – на сцену Cecil Sharp House.

- Дарья, ваш второй альбом называется Long Lost Home. Это отсылка к вашим российским или ингушским корням?
 
- Моя бабушка Фатима, из известного ингушского рода Ахриевых, потеряла свою родину дважды: первый раз в результате сталинской депортации 1944 года и второй раз из-за того, что вышла замуж за моего дедушку – не ингуша. Родной брат так никогда и не простил ее. Потерянный дом, утраченная родина – здесь речь прежде всего об Ингушетии, земле моей покойной бабушки, о которой она так тосковала и с такой любовью рассказывала мне, особенно о горах, родовых башнях и своих удивительных родственниках и предках.

- Ваше воссоединение с семьей бабушки произошло совсем недавно. Наверное, это как-то поменяло ваш взгляд на жизнь, на творчество?

- Начав работу над альбомом, я даже помыслить не могла, что такое воссоединение возможно. Думала, что эта дверь, которая закрылась для бабушки, навсегда закрыта и для меня. Но песня «Луна и летчик», исполненная мной в прямом эфире Русской службы Би-би-си, была услышана в Ингушетии. Самое удивительное, что изменилась не только я – родственники моей бабушки тоже взглянули и на нее, и на мир в целом другими глазами. В Ингушетии я чувствую себя представительницей и русской, и английской культуры. А в Англии я своего рода «посол» ингушской и русской культур. Это разные миры, и я, к своему удивлению, довольно свободно путешествую из одного в другой, а заодно стараюсь построить мосты между ними.

- Есть ощущение, что ваша музыка приобрела некий национальный ингушский колорит, но при этом сохранила свою подчеркнутую авторскую манеру исполнения. Можно сказать, что отныне вы российско-ингушский музыкант?

- Я очень рада, что мне удалось передать в песнях аутентичный ингушский колорит. Прежде всего это произошло благодаря участию в проекте Тимура Дзейтова. Причем альбом отражает мое постепенное погружение в ингушскую культуру и историю. Первая композиция – это романтическая кавказская сказка о царице Тамаре по мотивам стихотворения Лермонтова.  Она передает мои первые, детские,  наивные, размытые представления о Кавказе в целом и о родине моей бабушки как о далеком, экзотическом, волшебном крае, таинственном и опасном. На смену сказочному вступлению приходят реальные истории реальных людей, часто рассказанные в стилистике старинных легенд, но при этом полные подлинных переживаний. Многие из этих историй неразрывно сопряжены с депортацией 1944 года, которую бабушка пережила лично, ей было тогда всего 11-12 лет. Рассказывая эти истории, я сохраняю память об удивительных людях и даже в какой-то степени возвращаю их к жизни. А завершает альбом символическая композиция Untangle My Bones, которая не только развивает тему воскрешения – в противовес смертоносной царице Тамаре, но и намекает на поразительные тайны, скрытые в прошлом Ингушетии, которые еще только предстоит открыть историкам и археологам. У моей музыки нет национальности, в ее основе лежит человечность, гуманизм, а не национализм, и сама я чувствую себя гражданином мира, хоть это сейчас и немодно. Это никак не обесценивает мою любовь и к России, и к Англии, и к совсем недавно ставшей мне родной Ингушетии.

- Тимур Дзейтов – народный артист Ингушетии оказал большое влияние на вас в процессе работы над этим альбомом. Расскажите подробнее о первой встрече с ним. Волновались?

- Не то слово! Во-первых, я музыкант-самоучка, даже не знаю нотной грамоты. Боялась, что Тимур будет разочарован. Также опасалась, что Тимур не поймет эстетику фолка, акустической музыки, что ему ближе эстрада. Все мои страхи оказались совершенно необоснованными: Тимур – музыкант от Бога, но при этом скромный, душевный человек, которому очень близка народная музыка в чистом, искреннем, беспримесном виде. Мы с ним почти мгновенно нашли общий язык. Более того, благодаря ему я нашла еще один язык – ингушский! Именно Тимур научил меня народной песне «Гаьнара безам» («Далекая любовь»). Я разучила ее за ночь, и мы исполнили ее на концерте на следующий же день.

- Есть ли у вас любимая композиция на этой пластинке?

- Все песни на пластинке мне родные, но самой судьбоносной стала, конечно же, композиция «Луна и летчик». Может ли одна песня изменить мир? Не знаю, но мою жизнь эта песня изменила бесповоротно. Я надеюсь, что благодаря ей еще многие услышат историю любви, мужества, благородной стойкости прекрасных людей, прошедших через жесточайшие испытания, переживших чудовищную несправедливость, но сохранивших в себе достоинство, свет, добро, веру в людей.

- Презентация альбома состоится 23 февраля в Cecil Sharp House. Я заглянула в ваш гастрольный график на сайте и была приятно удивлена: большую часть каждого месяца вы в разъездах по Великобритании, и ваш календарь расписан до ноября 2017-го. Как вы сохраняете себя в таком ритме?

- Только что я «распечатала» и 2018 год! Ритм и в самом деле безумный, тем более что как независимый музыкант я абсолютно все делаю самостоятельно. Причем сейчас я чувствую отдачу от своих усилий, растущий интерес людей к моему творчеству и как будто мчусь на скоростном поезде, который летит без остановок, и нет никакой возможности с него сойти. Следующая передышка у меня в мае – планирую дать только один концерт за весь месяц, приуроченный к моему дню рождения. Успевать все действительно сложно, я порхаю между эйфорией и опустошающей усталостью, но отдаю музыке всю себя. Это как воздух – мы же не задумываемся, как успеваем дышать, не анализируем, сколько на это уходит времени и усилий! Я многого не успеваю в повседневной жизни, в быту. А на музыку время находится всегда, она постоянно на первом плане…

Презентация нового альбома Дарьи Кулеш состоится 23 февраля в Cecil Sharp House, 2 Regent’s Park Road London NW1 7AY

www.daria-kulesh.co.uk

Беседовала Ольга Белова

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *