«Оскар» — это хуже, чем «Макдональдс»

 

14 и 16 октября в Лондоне пройдут показы фильма «Хрусталь» белорусского режиссера Дарьи Жук. Фильм уже успел побывать на нескольких крупных кинофестивалях, собрать награды и положительные отзывы критиков и даже выдвинут на премию «Оскар» от Белоруссии. В преддверии Лондонского кинофестиваля нам удалось пообщаться с режиссером и поговорить о том, как это было - взяться за дебютную полнометражную картину, об интересах и дальнейших творческих планах.

- Дарья, в 16 лет вы уехали учиться в США, затем поступили в Гарвардский университет на экономиста, успели поработать по профессии, но потом резко сменили направление деятельности – и занялись кино! Как так получилось? К этому были какие-то предпосылки в вашей юности?

- Мои родители – журналисты, и мне всю жизнь хотелось заняться творчеством. Но период моего взросления пришелся на 90-е годы, и когда я наблюдала, как родителям было сложно выживать в этой профессии, как они, запершись в комнатах, писали, чтобы успеть сдать статьи в положенный срок, я понимала, что хочу стабильности. Да и родители не советовали связывать жизнь с творчеством. Поэтому я выбрала экономику.

Уже будучи в Гарварде, помимо экономики я изучала и другие предметы, не имеющие отношения к бизнесу, например, музыку. И вот однажды на втором курсе моя подруга-гречанка, Аделаида, рассказала, что собирается записаться на курсы документального кино. Я пошла с ней за компанию, прошла сложнейший конкурсный отбор и тут-то поняла – это мое! Вокруг меня оказались люди, с которыми я почувствовала себя на одной волне. К сожалению, менять что-либо было поздно – мне пришлось закончить экономический факультет, и потом я работала по профессии, но с кино, что называется, срослась, и оно уже не отпускало.

- А сейчас экономическое образование как-то помогает?

- Безусловно! Когда снимаешь первое кино – эмоции зашкаливают, и ты начинаешь совершать поступки, непонятные с точки зрения рациональности. Но мне, кажется, вот та экономическая база, которая у меня есть, позволяла мне без ужаса смотреть на финансовую сторону проекта: я понимала, что определенные решения инвесторы принимают исходя исключительно из финансовых показателей, не имеющих конкретного отношения ко мне или моему проекту. Кроме того, это дало мне возможность запустить съемки без господдержки, без полного бюджета (что было шоком для моего продюсера), но я четко осознавала все риски. 

- Еще у вас в биографии есть такой интересный момент, как работа диджеем.

- Да, я подрабатывала диджеем, когда училась в Гарварде и позже, переехав в Нью-Йорк. Это были студенческие времена, и те деньги меня очень выручали.

Я очень люблю электронную танцевальную музыку, и ту субкультуру, о которой говорю в фильме, знаю хорошо. Она была для меня олицетворением свободы. Мне кажется, это время недостаточно раскрыто для последующих поколений, и мне было важно о нем рассказать.

- На ваш взгляд, почему 90-е сейчас столь популярны?

- Об этом периоде мало информации, в то время как 90-е – это последний период, у которого была какая-то четкость, определенность. Сейчас с влиянием глобализации интернета сложно обозначить конкретное лицо нашего времени. Все же возвращается, мы многое черпаем из прошлого.

- Вы скучаете по тем временам?

- Конечно. Для меня это было время взросления и становления как личности. Но в работе над фильмом «Хрусталь» я старалась абстрагироваться от собственных эмоций, чтобы не перенести их на героиню, которая отличается от меня. Действие картины происходит в 90-е именно потому, что поступки моей героини возможны были именно в то время. Сейчас, с наличием интернета и мобильных телефонов, они были бы невозможны. Но мне было интересно вспомнить, какие сумасшедшие изменения происходили в Белоруссии в то время.

- В вашем портфолио есть короткометражка «Настоящая американка». Она была предвестницей «Хрусталя»?

- Да, в них можно увидеть какие-то параллели, взаимосвязь. Но «Настоящая американка» во многом биографичная история, это мои эмоциональные воспоминания о том времени. А «Хрусталь» - нет, это выдуманная история.

«Оскар» — это хуже, чем «Макдональдс» xrustal 2

«Оскар» — это хуже, чем «Макдональдс» xrustal 4
Кадры из фильма "Хрусталь"

- Тема эмиграции вам близка?

- Киножизнь – это настоящий караван. Я, например, снимала фильм в Белоруссии, делала звук в Германии, цвет - в Нью-Йорке, а монтировала все в Финляндии. Приходилось общаться с людьми, которых я даже в лицо не видела. Раньше такое было нереально, и ведь никто не представлял, что мир будет функционировать подобным образом. Сюрреализм какой-то.

- Какие темы вас еще интересуют?

- Меня волнуют гендерные темы, стереотипы по отношению к восточноевропейским женщинам, вопросы восприятия женской сексуальности и того, как женщины воспринимают себя сами. 

- Что было самое сложное в работе над картиной?

- Уложиться в сроки. У меня было всего 22 дня, что для Америки считается нормальным, в Восточной же Европе кино снимают медленнее.

Ну и эмоционально тоже сложно: в какой-то момент я отложила проект, потому что мне казалось, что он не работает. Мне помогла сценарист Хельга Ландауэр. Мы смогли докопаться до сути истории, понять героиню. Но войти обратно в проект было не так уж легко.

- Сейчас, когда все трудности позади и фильм вышел в прокат, какие ощущения от того, что Белоруссия выдвинула фильм на «Оскар»? Что картина участвует в таком огромном количестве фестивалей?

- Я очень рада, что скоро приеду в Лондон. Для меня это большая честь - принять участие в фестивале BFI. А вот «Оскара» я точно не ожидала – и с этим выдвижением оказалось больше проблем, чем радости. Пришлось пройти кучу бюрократических инстанций, собирать бумаги, общаться с людьми, которые не имеют отношения к киноиндустрии. Как сказал один мой знакомый, «Оскар» — это хуже, чем «Макдональдс».

Мне хотелось бы, чтобы зрители шли смотреть мой фильм не из-за номинаций, а потому что им хочется увидеть что-то новое. 

- В каких жанрах вам интересно работать?

- Некоторые критики восприняли «Хрусталь» как комедию, но я не хочу быть столь категоричной: в фильме довольно много драматичных и тяжелых моментов. Я пыталась сбалансировать добро и зло, взглянуть на события глазами и жертвы, и палача.

Мне интересно работать в любом жанре. Вообще я хочу больше работать!

- Какие режиссеры для вас важны?

- Этот список, конечно, большой. Там много женщин-режиссеров: Джейн Кэмпион, Лукреция Мартель, Лариса Шепитько, Кира Муратова, Сьюзан Зейделман. Но также Джим Джармуш, Аки Каурисмяки.

Когда я работала над «Хрусталем», то намеренно не пересматривала советское кино 90-х, потому что мне хотелось создать что-то свое. 

Беседовала: Ольга Кентон

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *