«Возьму твою боль»

Мы рады возможности представить читателям Наринэ Абгарян, автора знаменитой трилогии про Манюню, книг «С неба упали три яблока», «Зулали», «Понаехавшая», «Счастье Муры», «Шоколадный дедушка» и других. Наринэ приезжает в Великобританию с благотворительным визитом поддержки фонда «Созидание», попечителем которого она является.

90-е годы. Москва. Недавно переехавшая в Москву выпускница Ереванского литературного института Наринэ Абгарян работает в обменнике гостиницы «Интурист» (забавные зарисовки об этой поре жизни Наринэ можно прочитать в книге «Понаехавшая»), затем устраивается бухгалтером и параллельно между отчетами заводит себе страничку в Life Journal, где пишет истории из своего детства. А затем к ней обращается издательство, чтобы эти истории опубликовать. 4 тысячи экземпляров расходятся буквально за месяц,выпускают дополнительный тираж...

- Наринэ, в чем формула успеха «Манюни»?

- Скорее всего в детстве, о котором мы все скучаем и куда мечтаем вернуться. Мне повезло с родными и близкими, они подарили мне и моим сестрам чудесное детство. Писать о нем было сущим наслаждением. В трилогии много смешного, нелепого, трогательного. Много такого, что роднит всех нас, выходцев из советского прошлого. Мне очень жаль, что мой сын не лазил по деревьям, не вытворял все то, что вытворяли мы. Он не был в пионерском лагере, у него не было того опыта, который мы приобретали в течение нашего детства.

 - Ожидали ли вы такого успеха?

- Не ожидала, но, как любой автор, втайне об этом мечтала. И когда книжку полюбили, я была на седьмом небе от счастья. Предчувствий не было, и ощущения того, что я написала что-то особенное, – тоже. Были волнение и страх, что книга провалится.

 - Вы с Манюней по-прежнему подруги? Как она отнеслась к книге о ваших приключениях? Она же, наверное, тоже прославилась? Как ее зовут на самом деле? Кто она? Где живет?

- Мы с Манькой по-прежнему подруги, правда, давно уже живем в разных странах. К успеху книги она отнеслась настороженно: она замкнутый человек и не любит лишнего к себе внимания. Впрочем, успех книги напряг не только ее, но и остальных героев повествования.  Мы давно уже выросли и мало общего имеем с теми девочками, которых полюбил читатель. Но самая большая ответственность лежит на плечах моих папы и мамы. Они до сих пор живут в Берде, куда периодически приезжают поклонники «Манюни». И моим родителям приходится соответствовать популярности книжки. Папа сразу куда-нибудь уезжает, сославшись на важные дела. И маме приходится одной принимать гостей: угощать их чаем-кофе, вести светские беседы. 

- «Манюня» еще будет?

- Вы имеете в виду продолжение книги? Нет.

- При организации встречи в Кембридже мне приходилось часто объяснять, что вы на самом деле не особо детский автор. Но «Манюню» читают дети, даже выпущена детская версия «Манюни», «Семен Андреича» также можно назвать семейной книгой.

- Я действительно не очень детский писатель. «Манюня», «Семен Андреич. Летопись в каракулях» и «Счастье Муры» - скорее семейное чтение, хотя бы от 8 лет. Единственная книжка, которую я назвала бы детской, написана в соавторстве с Валентином Постниковым и называется «Шоколадный дедушка». Вот ее можно читать хоть с трех лет.

 - Расскажите про фонд «Созидание». Кому он помогает? На что собираете деньги?

- Задача фонда - объединить неравнодушных к чужой боли, помочь встретиться людям, готовым прийти на помощь и нуждающимся в этой помощи. У нас очень много мероприятий. Прекрасное кулинарное шоу, куда приходят люди, и мы готовим разные блюда, потом мы все это радостно съедаем, и это весело и смешно. Деньги, которые мы там собираем, уходят на лечение детей или на другие программы. Очень подкупает программа помощи библиотекам в отдаленных деревнях. Вы не представляете, как люди в этих библиотеках ждут книг. А я рассказываю по мере возможности о фонде, пишу, бываю на мероприятиях.

- Ваши читатели из Кембриджского книжного клуба очень благодарны возможности встретиться с вами 7 октября в Кембридже и попросили задать вопрос про «Манюню»: как можно так детально запомнить и описать свое детство и бесподобную бабушку? Вы вели дневник?

 - Дневника я не вела. У меня просто было много «напоминателей». Что-то рассказывала мама, что-то сестры, что-то – близкие. Так и собралась книжка.

- Вы все еще чувствуете себя «понаехавшей» в России? 

- Я и в Ереване чувствую себя понаехавшей. Моя родина – Берд, только там я ощущаю себя как дома.

- Какая была главная мечта детства?

- Стать продавщицей мороженого и есть его беспрепятственно круглые сутки!

- Живя вдали от родины, мы стараемся активно поддерживать связь со своими корнями. А как вы живете в Москве? Ваш сын говорит по-армянски?

- К сожалению, он практически не говорит по-армянски. Причины банальные: он поздно заговорил, и логопед запретил нам говорить с ним на каком-нибудь другом, кроме русского, языке.

- На каком языке вы будете сердиться? Или радоваться?

- По-разному бывает. Иногда на армянском, иногда – на русском. Я классический билингв, обитаю сразу в двух языковых мирах, и мне одинаково комфортно и там, и тут.

 - Дом для вас – это Армения? Как вы поддерживаете чувство дома в себе?

- Дом для меня – это Берд. Это дом, где живут мои родители.

- Если вас попросить 3-5 словами охарактеризовать Москву, что вы напишете?

- Если бы не Москва, я бы не написала своих книг. У меня здесь родился сын. Я прожила здесь уже четверть века. Потому охарактеризую Москву так: сын, книги, жизнь.

- А Армению?

- Родители, родные, дом.

- Скажите пару слов нашим читателям по-армянски.

- Ес дзер цавы танем. («Возьму твою боль». Слова, произносимые армянами в минуты наибольшего эмоционального переживания.)

***

6 октября в Pushkin House Наринэ Абгарян проведет две встречи с детьми: в 15.00 для 4-8-летних и в 16.30 для возраста 9+.

В Кембридже встреча пройдет 7 октября в 17.00. 
Информация о вечере на ФБ https://www.facebook.com/events/172736256947927/

Беседовала Елена Картер

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *