«А вас, Тереза, я попрошу остаться»

В Ирландии готовится политическая буря, а Джереми Корбин «готов взять власть», представься тому удобный случай.  Вопреки всем предпосылкам к сокрушительной победе консерваторов в прошедших выборах, Тереза Мэй едва сумела удержаться в кресле премьер-министра. Аудиенция с королевой продлилась необычно коротко – за 20 минут Тереза Мэй согласилась возглавить правительство Ее Величества, дабы не задерживать монарха от запланированных визитов. Впрочем, Елизавете II прочат повстречаться еще с одним премьер-министром этого острова. Возможно, весьма скоро. После выборов госпоже Мэй прочат скорый уход с Олимпа, а для Демократической партии юнионистов (DUP), наоборот, выдался шанс побыть в лучах политической славы.

Вкратце: DUP представляет собой партию ирландских консерваторов. Возможно, слегка консервативнее своих единомышленников с большого острова. Арлин Фостер, глава партии DUP, так оценила произошедшее: «Я могу описать события прошлой недели лишь как политическое землетрясение во всем Соединенном Королевстве. По правде, никто не ожидал такого результата внеочередных выборов в парламент… и что Демократическая партия юнионистов окажется в такой влиятельной позиции».

У демократических юнионистов нежданно вышло, повезло. Других юнионистов (полное название тори – Консервативная и юнионистская партия) фортуна обошла стороной. Однако одинаковое слово в названиях партий объясняет необходимость союза. Консерваторам необходимо 325 голосов в парламенте, чтобы принимать законы. На выборах тори набрали всего 318 мест. DUP может предложить им свои 10 голосов. Исключаем не голосующего спикера парламента и его зама, и получается 326 голосов против всех остальных. Кстати, все остальные настолько уже не любят консерваторов, что дружить ни с кем даже не было предложено. От такого поворота событий у руководства DUP Рождество наступило немножечко раньше срока. Хотя на партию тут же обрушилась критика СМИ.

Фостер пообещала опровергнуть всех критиков и комментаторов, обвинивших партию в ультраконсерватизме и расхождениях со своими теперь уже союзниками по поводу «брексита», прав меньшинств, национального диалога в Северной Ирландии и весьма традиционных религиозных взглядах. Последний момент действительно отложил переговоры между партиями на два дня, так как члены DUP по выходным не работают. В свою защиту госпожа Фостер указала на триста тысяч голосов, отданных за ее партию. Для небольшого населения некоторых ирландских провинций это действительно много, и в масштабах соседнего острова партию сложно назвать маргинальной.

Великобритания, похоже, действительно вернулась к двухпартийной системе с почти равной пропорцией голосов, отданных за тори или лейбористов, но демократы-юнионисты на своей земле играют влиятельную роль и являются «большой» партией, голоса за которую отдают самые разные граждане. «За последние четырнадцать лет мы были самой большой партией в Северной Ирландии… Мы стали главным голосом Северной Ирландии в Вестминстере», - напомнила Арлин своим критикам, что она и ее однопартийцы выражают интересы таких же граждан страны.

С такой же уверенностью Тереза Мэй собрала все оставшиеся силы и объявила, что переговоры по выходу из ЕС всенепременно состоятся и весьма скоро, что новое правительство уже сформировано и немедленно приступает к работе. За посильной бравадой чувствуется усталость после произошедшей баталии. Мэй удалось сохранить свой пост, чего не смог сделать Камерон после своего тяжелого поражения. Возможно, причиной отмены очередной внутренней бойни консерваторов за кресло премьера стало обыкновенное нежелание претендентов быть непопулярным лидером партии, ведущей страну в неизвестность. Выборы показали, что ожидаемой поддержки населения у тори нет. Те, кто голосовал за «брексит», совсем не выстраиваются в очередь за партбилетами консерваторов. Сокращение бюджета всем надоело. А Корбин сумел собрать голоса молодежи, выравняв свои шансы против правящей партии.

«Более всего стране сейчас необходима уверенность…» - справедливо подытожила Мэй в своей речи «победителя». Отбросив прозрачные намеки бывшего канцлера Джорджа Осборна о том, что Мэй является в политическом смысле «ходячим мертвецом», премьеру не остается ничего другого, как только завершить начатое. У Великобритании нет аппетита на проведение очередных выборов. Консерваторы остаются у власти. «Брексит» должен произойти. Но в политической жизни страны, несмотря на очевидное, невероятное продолжает происходить.

Источники:
Mydup.org
Gov.uk
BBC
Electoralcommission.org.uk

Том Мартинс

 

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *