Нелюбовь, или Табу в искусстве

На прошлой неделе в рамках Недели русского кино в Лондоне я посмотрела фильм «Нелюбовь». Андрей Звягинцев, режиссер фильма, отвечал на вопросы зрителей после просмотра. У меня и вопросов-то не было. Я просто хотела сказать ему: «Вы гений».
 
Звягинцев уже и так прославился как один из самых талантливых режиссеров не только в России, но и про всему миру. Его фильм «Елена» даже показывали по Би-би-си, а «Левиафан» вообще чуть не получил (заслуженного, на мой взгляд) «Оскара». Тем не менее ни слава, ни высокие ожидания не помешали Звягинцеву сделать еще один хит авторского кино.
 
Сюжет фильма - довольно простая история. Пара разводится. У них двенадцатилетний сын. Он никому не нужен. Гениальность этого сюжета заключается в том, что я практически не помню ни одной книги и ни одного фильма, которые рассказали нам об этом. Дело в том, что нелюбовь к детям - это табу. Об этом не говорят, хотя скорее всего встречается это сплошь и рядом. Пары разводятся. Каждый хочет начать новую жизнь, и никто не хочет обузы. Чаще всего, конечно, дети остаются с матерью и отец становится «врагом народа». Подобные истории зацикливаются на отсутствующем отце или матери-одиночке, которая, несмотря на трудности, вытягивает семью. Есть сотни вариаций на эту тему, но почему-то никто никогда вот так вот смело не направил камеру на никому не нужного ребенка. Мне вспомнились лишь блестящий роман Лайнел Шрайвер «Нам нужно поговорить о Кевине» и сериал «Мэд Мэн», в котором матери откровенно не любят своих детей, но это лишь вспомогательные детали, а не суть сюжета. «Нелюбовь» показала, что происходит с родителями, которых недолюбили в детстве, которые сами так хотят понимания, тепла и внимания, что неспособны увидеть, что именно это инужно их сыну.    
 
Вообще в искусстве довольно часто встречаются вот такие пробелы. Авторы так хотят донести до нас нечто возвышенное или шокировать публику, что упускают будничные хлопоты, запретные темы и неприметных персонажей. Например, вы когда-нибудь задумывались, что вы скорее всего никогда не видели на экране кино менструальной крови? Можно подумать что людей убивают гораздо чаще, чем это происходит на войне или на улице, а вот то, что женщины проливают кровь каждый месяц, не обсуждается вообще. Некоторые женщины, например, ужасно боятся, что они «протекут» и это заметят. Они живут по полнедели в состоянии паранойи. У других менструация сопровождается ужасной болью. У третьих начинается жор (это я намекаю на материал комедийной сцены). Но все, что мы видим по телевизору, так это какую-то голубую жидкость, которую льют на прокладки «Олвейз» в «критические дни».
 
А еще нам мало рассказывают про то, как занимаются сексом люди после шестидесяти, как тяжело приходится молодым мамам, если они не сразу могут привязаться к своему малышу, про то, как мы насильно забираем потомство у свиней и коров и искусственно оплодотворяем их в десять раз чаще, чем это происходит в дикой природе. Мы мало читаем про людей с синдромом Дауна, а уж на экране они появляются еще реже.
 
После просмотра «Нелюбви» некоторые зрители ушли из зала, фыркнув, что не за тем они пришли в кинотеатр, чтобы увидеть неправдоподобную драму. Мне кажется, что правды в закрытых темах больше, чем в романтических сказках. Да, иногда хочется посмотреть фантазию про принца на белом коне и забыться в сладостном сне, но, наверное, ценнее то искусство, которое находит способ показать нам жизнь как она есть: с менструальной кровью, морщинистой кожей и болью от нелюбви.
 
Яна Бакунина
 

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *