Психология образа, или Кто виноват

Rubens Психология образа, или Кто виноватВеками признаками женской красоты считались пышность и округлость форм, ассоциирующиеся с материнством, теплом и уютом.

Нас продолжают очаровывать рубенсовские женщины своей естественной грацией и внутренним светом. Чувственно-сладкие красавицы Кустодиева обволакивают нас мягким спокойствием. С картин Яблонской лучится здоровая краснощекая энергия полнотелых веселых работниц, а женские образы Брюллова завораживают гибкой округлостью и вторящей ей магией бездонных глаз…

И вдруг с конца XX века наше чувство прекрасного женского стало ломаться образами изможденных угловатых моделей, навязываемых индустрией моды, кино и стиля.

Одна из ведущих газет Британии – «Дэйли мейл» от 1 августа 2010 года опубликовала пугающую статистику: от эффектов целенаправленного голодания и жестких диет в погоне за нулевым размером в последние три года только в Британии было госпитализировано около 2097 детей и подростков (в подавляющем большинстве – девочек) в возрасте от пяти до пятнадцати лет.Это поколение, выросшее с матерями, озабоченными калориями!

Сюзан Риньвуд, руководитель благотворительного общества психических пищевых расстройств «Бит», говорит: «Идеальная фигура для женщин сегодня – это фигура девочки, а не взрослой женщины. Девочки видят в журналах фотографии сверххудых женщин и думают, что они именно так и должны выглядеть. Это заставляет их бояться переходного возраста и появляющихся с ним округлостей фигуры, побуждая к голоданию».

В чем же причина такой резкой смены эталона женской нормы и красоты, заставляющей женщин и девочек подвергать себя пыткам строжайших режимов питания и изнуряющих физических упражнений?

Интересно, что это явление совпало по времени с победами феминизма и беспрецедентными завоеваниями не просто материальной независимости, но и женского влияния в экономике и обществе.

Профессор психологии, активист феминистского движения Арнольд Кан в своей работе «Война сил. Мужская реакция на утерю власти в условиях равноправия», опубликованной еще в 1984 году, проанализировал психологический след женской борьбы за социально-экономическое равноправие на мужской психике.

В 1992 году американская писательница и политический консультант Наоми Вулф выпустила книгу «Миф о красоте: Как представления о красоте используются против женщин», где подвергла горячей критике навязывание стереотипов женской красоты, которые держат современных женщин в рабских узах: либо лепи из своего тела подобие эталона, либо забудь об успехе в социально-экономической жизни общества.

Обобщая их выводы: смена идеала женской красоты – это результат мужской реакции на социоэкономические завоевания женщин; мужчины, опасаясь полной утраты контроля над женщинами, поставили их под строгий психологический контроль, «обязав» соответствовать узким рамкам образа «успешной женщины», доводя таким образом женщин до психических пищевых расстройств, депрессии, неудовлетворенности собой либо – до отказа от амбиций успешной карьеры.

Но так ли это? Что стоит за психологией социально-приемлемого женского образа угловатой мускулистой подтянутости?

Опубликованные «Дэйли мейл» в 2008-2010 годах опросы показали, что мужчин, как раньше, так и сейчас, привлекают округлые формы и мягкие линии, своей беззащитной детской мягкостью апеллирующие к мужскому инстинкту защиты и влечению к качествам, своей противоположностью гармонично дополняющим мужские.

Skinny Психология образа, или Кто виноватЧто же о женском видении красоты?

Оно также осталось неизменным: женщины, как прежде, так и сейчас, считают красивыми стремительные линии, прямые плечи, свободные от жира мускулы, решительные губы, высокие скулы и волевые сильные подбородки…

Большинство мужчин отмечают: несмотря на то, что они находят «полный» образ физически привлекательным, «худой» образ ассоциируется у них с более высоким социальным и материальным положением женщины.

Получается, что изменение произошло не в области физических предпочтений, а в рекламной подаче «худого» как эталона женского образа и связанного с этим его социального восприятия.

Благодаря тому, что женщины, добившись небывалого социально-экономического веса, во многом определяют образ привлекательного для индустрии рекламы, моды и стиля, женское представление о мужской красоте перешло в категорию универсального, распространившись и на образ самих женщин, формируя то самое социальное восприятие.

Излишне увлекшись естественным женским желанием устроить все на свой лад, мы, женщины, невольно стали жертвами своих же собственных вкусов и воли. Теперь на нашей боязни полноты и округлых форм фигуры паразитирует самая быстро развивающаяся индустрия – индустрия похудения и диет, постоянно навязывающая нам мысль о необходимости что-то делать с нашими телами, отбирая у нас право на индивидуальность, право быть разными.

Получается, что, сами того не осознавая, мы поставили себя и своих детей под давление наших же идеалов внешней привлекательности, которое уже сегодня привело к всплеску связанных с достижением этого идеала психических и физических расстройств. И теперь наша обязанность – используя достигнутое нами влияние, помочь обществу восстановить здоровое отношение к пище, физическим упражнениям и природным формам каждой из нас, худые мы или полные, не ставя оценку наших общественных и профессиональных возможностей в зависимость от нашего размера.

Елена Данн

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *