Владимир Сорокин и Леонид Парфенов на фестивале русской литературы «СЛОВО»

Известные писатель и журналист мало кого оставляют равнодушными. Сорокин – своими неоднозначными романами, Парфенов – резкими высказываниями. Оба – конкретным отношением к прошлому, настоящему и будущему России. Эти и другие темы были затронуты ими и в рамках шестого фестиваля русской литературы «Слово».

Vladimir-Sorokin

«Опричная книга» Сорокина

Владимир Сорокин, пожалуй, один из самых популярных современных российских писателей. Его часто критикуют, но все-таки читают. Причем не только в России. Среди многочисленных наград писателя и премия минкульта Германии.

Несмотря на все свои достижения, выступая на «Слове», Сорокин заметно нервничал, тщательно подбирал слова и даже порой запинался. Почему – стало понятно уже позже. Во-первых, первый раз в Лондоне. «Мне понадобилась целая жизнь, чтобы дойти до этого вечера, для меня это очень важно», – начал свое выступление писатель.

А во-вторых (и это главная причина волнения Сорокина), на встрече он презентовал свою новую работу, которую даже сам не рисковал называть книгой. Проект представляет собой 33 раздельных листа, включающих текст (каллиграфия Сорокина) и иллюстрации (рисунки художника Ярослава Шварцштейна). Материальная же поддержка была осуществлена бизнесменом и коллекционером Леонидом Огаревым. «Книга» имеет внушительные размеры и необычное содержание. Созвучность с известной повестью Сорокина «День опричника» не случайна, еще одно произведение, на которое опирается автор, – «Сахарный Кремль». Но при схожих идеях текст все-таки совсем новый, специально написанный для этой работы. Некоторые отрывки даже сам Сорокин затруднялся зачитать – настолько сложна и необычна его каллиграфия.

Книга уникальна, поэтому создано ограниченное количество экземпляров. Всего 20, 15 из которых уже разошлись в частные и музейные коллекции.

А один из листов книги художник и писатель воспроизвели еще раз при зрителях фестиваля всего за каких-то 10-15 минут и продали на аукционе. За 5000 фунтов изображение девушки, облизывающей сахарную башню Кремля, приобрел Олег Радзинский, тоже писатель и гость «Слова».

А всю книгу полностью можно будет приобрести здесь же, в книжном магазине Waterstone на Пикадилли. Правда, цена еще не определена.

А тем, у кого нет возможности тратить тысячи фунтов на книгу, работу можно будет посмотреть на выставках (ближайшая – в Венеции). Электронной версии создатели не делают принципиально: это как раз то, против чего они борются, создавая «Опричную книгу».

Leonid-Parfenov

«Намедни» Парфенова

Рассказывать, кто такой Леонид Парфенов, необходимости, думаю, нет. Из последнего, чем нашумел журналист в СМИ, – его монолог «Журналистика никому не нужна» на «круглом столе» к 30-летию гласности в России.

Парфенов на фестивале тоже презентовал свою книгу – очередной выпуск «Намедни». Но в отличие от Сорокина, сказал о ней лишь пару слов, а все остальное время посвятил вопросам зрителей.

Так как комментировать высказывания Леонида Парфенова нет смысла (во всяком случае, в нашей статье), то просто представим вашему вниманию наиболее яркие из его цитат.

О журналистике

«Журналистика – это всегда проблема, новости – они всегда плохие. Ну не может быть хороших новостей. Человека это не интересует».

Об Украине и Крыме

«Это же прагматический выбор, который каждый сделал. Цинизм этой ситуации, безнадежность и бесперспективность еще и в том, что все всё понимают. Нет выбора, который продиктован смертельной опасностью, нет выбора, который продиктован искренними заблуждениями».

«Это же все равно что размежевание ГДР и ФРГ. Это же Киев должен доказать, что у них такая прекрасная жизнь, чтоб те, кто выбрал другую жизнь, обзавидовались и просили прощения и возврата назад. Так должно быть».

Об убийстве Немцова

«Даже убийство Немцова, увы, не могу сказать, что потрясло. Первые дни было оцепенение, а потом чувствуешь, что, оказывается, и это прошло. Проблема не в том, что кто-то еще может пострадать (их единицы). Проблема в том, что это миллионы не возмущает».

«Ясно, что это политическое убийство, ясно, что это за его мысли и слова».

О будущем России

«Сколь веревочка ни вейся, мы все равно вернемся в Европу. Потому что все остальное – это не путь, все остальное – это либо топтаться на месте, что происходит сейчас, либо откатываться назад, что тоже отчасти происходит сейчас».

«Самый проклятый русский вопрос не «что делать и кто виноват?», а «почему Россия не Финляндия?».

Гаяне Аветян.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *