The Discovery of Paris: Watercolours by Early Nineteenth-Century British Artists

The-Discovery-of-Paris-Watercolours-by-Early-Nineteenth-Century-British-ArtistsДо 15 сентября

На известную поговорку «Увидеть Париж и умереть!» современные русские юмористы ответили не менее крылатой фразой: «Увидеть Москву и прописаться!»

Как к этому вопросу подошли знаменитые английские мастера пейзажа еще 200 лет назад, рассказывает выставка «Открытие Парижа: акварели британских художников начала XIX века», которая проходит в самом «французском» музее Лондона – Коллекции Уоллеса, часто называемом маленьким Лувром. По мнению создателей этой живой и красивой выставки, именно британские мастера кисти открыли великолепие Парижа еще перед тем, как французская столица стала мировым центром туристического паломничества, и задолго до того, как очарование своей столицы стали воспевать сами французы. По мнению создателей выставки, именно из этих акварелей и зарождались первые предпосылки возникновения уникального явления в изобразительном искусстве – французского импрессионизма. Согласиться с этим мнением или нет… Во всяком случае, спорить не будем. Ведь Париж – это также «дело тонкое». Стали художники туманного Альбиона первооткрывателями красот Парижа или их умудрился кто-то опередить, не противоречит факту, что произведения британских художников, посвященные достопримечательностям Парижа, полны света и тепла, поэзии и романтики, сказочного шарма и вместе с тем ценных архитектурных свидетельств прошлого. Эти акварели очаровывают зрителя и зовут… в Париж!

Такие знакомые улицы

Даже если вы еще не были в Париже, уютные парижские улочки вам обязательно покажутся хорошо знакомыми. Сюжеты британских художников, сами по себе довольно известные, действительно стали началом массового увлечения этими местами. После создания так называемой «британской иконографии Парижа» целые поколения художников со всего мира стали изображать именно эти тихие живописные улицы, набережную Сены, Монмартр, Елисейские Поля и собор Нотр-Дам, известный нам под названием собора Парижской Богоматери. Позднее эти места рисовали тысячи безвестных мастеров кисти, продающих работы гостям Парижа, и десятки художников, имена которых сохранились для истории. И в наши дни эта традиция жива, как в произведениях современных талантов Монмартра, так и в новой характерной черте XXI века: сегодня каждый уважающий себя турист должен привезти из Парижа упорядоченный комплект фотографий, в котором обязательно должны быть места, традиционно ставшие символами Парижа.

Экспозиция фокусируется на периоде 1802-1840 гг. и демонстрирует 60 замечательных акварелей наряду с целой серией подготовительных рисунков к гравюрам корифеев британской акварели: Тернера, Гертина и Бонингтона, а также Томаса Шоттера Бойза, Фрэнсиса Дэнби и Уильяма Келлоу, чьи имена, к сожалению, сегодня не слишком известны широкой публике. Создатели выставки считают, что жемчужиной темы станут редкие шедевры Томаса Шоттера Бойза, поражающие совершенством разработки деталей. Среди экспонатов выставки находятся исключительные редкости, предоставленные Коллекции Уоллеса галереей Тейт Бритен, Музеем Виктории и Альберта и Музеем Фицуильяма из Кембриджа. Для непосвященных подчеркнем, что в британском искусстве именно акварель занимает глубоко индивидуальное и очень важное место. Впрочем, любителей живописи в Коллекции Уоллеса ожидают целые галереи французских полотен, а также холстов вышеназванных английских художников, посвященных французским сюжетам, что только подчеркивает уникальность и значительность новой выставки.

В поисках вдохновения

Для английских путешественников возможность увидеть Париж появилась только в 1802 году, после окончания многолетней вражды между странами, двухлетней войны и подписания 25 марта 1802 года Амьенского мира. Особая популярность Парижа объяснялась тем, что после поражения Наполеона под Ватерлоо считалось престижным посетить поверженную столицу. Привлекал Париж не только туристов – представителей среднего класса, но и знатоков искусства. Именно в это время, после того как награбленные Наполеоном по всей Европе произведения искусства появились в Лувре, коллекция знаменитого музея выросла многократно. Ранее люди искусства считали своим долгом посетить Италию, а вовсе не Париж.

Летом 1802 года Тернер впервые отправился в путешествие за пределы Англии. Его целью были Франция и Швейцария.

Чтобы пересечь Ла-Манш, он сел на пакетбот в Дувре. На входе в гавань Кале случился жестокий шторм, пакетбот не мог подойти к пирсу. Сгорая от нетерпения оказаться на берегу, Тернер пересел в шлюпку. Эта затея чуть не обернулась трагедией. Но художника-мариниста неудержимо манила магия волн, несмотря на серьезную опасность. Добравшись до берега, он вытащил свой блокнот и зарисовал сцену. Позднее из этой зарисовки появилась одна из лучших акварелей художника.

В Париже художник нанял кабриолет и прямиком направился в Швейцарию. Его ожидали великолепная Савойя и пейзажи Монблана, потрясающие красоты гор и долин Швейцарии и Райхенбахский водопад. До Чертова моста он прошел пешком по Сен-Готардскому перевалу. Он восхищался пейзажами и изучал атмосферные эффекты. Сделав более 400 рисунков и этюдов, художник вернулся в Париж. Именно тогда столица Франции приобрела для него художественное значение: неуловимая магия, вдохновившая его в Савойе и Швейцарии, каким-то чудом распространялась и на Париж. На этот раз он бродил по Парижу, рисовал его дома и улицы, восхищался увиденным. Теперь он много времени проводил в Лувре, изучая работы старых мастеров. Примечательно, что он изучал колористику и теорию света не на примере пейзажей, а на примере исторических и мифологических произведений Тициана и Веронезе, которые также изобилуют пейзажами, но несколько специфического свойства. Результаты странствий Тернера были предъявлены на выставке 1803 года.

И другие «неофициальные лица»

Томас Гертин (1775-1802 гг.), основатель английской школы акварели и друг Тернера, жил и работал в Париже полгода, также в 1802 году. Он был непревзойденным мастером пейзажа и архитектурного рисунка. После возвращения из Парижа Гертин большинство своих зарисовок использовал в создании гравюр. Умер художник в этом же году в своей мастерской перед мольбертом. Принято считать, что от туберкулеза. В столь молодом возрасте туберкулез убил и еще одного таланливейшего из английских художников – Ричарда Бонингтона (1801-1828 гг.). В отличие от своих предшественников, для того, чтобы рисовать Париж, Бонингтон переехал жить во французскую столицу, открыл там постоянную студию и даже забрал из Лондона своих родителей. Впрочем, ненадолго…

По мнению многих исследователей творчества Гертина и Бонингтона, эти гении, ушедшие из жизни в самом начале творческого пути, были не слабее, а может, и сильнее Тернера и Констебла. Впрочем, такие нотки всегда появляются по поводу безвременно ушедших талантов, любимых публикой. Думаю, не станем взвешивать количество таланта на «весах повышенной чувствительности». Давайте просто отправимся на выставку и насладимся произведениями, которые настолько замечательны, что о них не перестают говорить и спорить уже два столетия. И еще: увидим Париж, который, начиная с этого времени, стал превращаться в столицу культуры, искусства, а также признанных и непризнанных гениев.

Посетив выставку, лучше всего ознакомиться и с постоянной экспозицией Коллекции Уоллеса, где помимо несметных сокровищ «на зависть Лувру» нашу тему продолжат выдающиеся полотна британских мастеров Ричарда Бонингтона и Томаса Лоуренса, а также французских живописцев – Делароша и Делакруа.

‘The Discovery of Paris: Watercolours by Early Nineteenth-Century British Artists’

До 15 сентября

The Wallace Collection, Hertford House, Manchester Square, London W1U 3BN

Музей открыт ежедневно 10.00-17.00
Вход свободный

www.wallacecollection.org

Виктория Шелига.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *