Куда шагал Марк Шагал?

 

 

Выставка «Марк Шагал – мастер модернизма» в галерее Тейт Ливерпуль посвящена раннему периоду (1911-1922 гг.) творчества одного из самых известных художников XX века.

Выставка «Марк Шагал – мастер модернизма» в галерее Тейт Ливерпуль посвящена раннему периоду (1911-1922 гг.) творчества одного из самых известных художников XX века.

Более 70 живописных и графических работ мастера являют жизнь как бесконечный театр. Жизнь, увиденная глазами сказочника, – светлая, как мечта и сон, и горькая, как горелый хлеб со слезами, где радость и горе – все в одном мешке, распласталась на полотнах Шагала.

Только художники-примитивисты XIX-XX веков могли так мыслить и передавать мир – чисто и наивно, как будто увиденный глазами ребенка, впервые познавшего свет, добро и зло. Без натяжки Марка Шагала можно поставить в один ряд с такими художниками, как Анри Руссо, Нико Пиросмани, Иван Генералич, Мария Примаченко. Мы понимаем и принимаем условность театра и других видов творчества, так следует подходить и к искусству Шагала. Персонажи мастера спокойно ходят по небу вверх ногами; люди-великаны перешагивают улицы и дома, запрокидывают немыслимо головы – как в театре марионеток; делают кульбиты – как в цирке и летают – как во сне. Герои картин рожают, танцуют, живут и умирают на одном и том же полотне – только в разных его частях. Все и вся движется, едет, несется, прыгает, летит в разные стороны в бесконечном броуновском движении – великий цирк жизни! «А шо вы хотите? Это же так оно и есть», – скажет вам любая героиня рассказов Бабеля. Бытописатель жизни местечковых евреев, Шагал сумел высказаться в общечеловеческом масштабе. Задеть болевые точки, которые у всех одни – невзирая на национальность и расовую принадлежность.

Сюжетность, рассказ – то, что в первую очередь отличает Шагала от многих столпов модернизма, – неизменно вписаны в ткань его картин – как некая изначальная данность. Но как это преподносится?! С мерками линейной перспективы тут не подъедешь. Здесь своя логика, свои законы – законы театра сказки, многоплановость времени и событий, где бытовые сценки перерастают в символ. Метафоричность поэтического высказывания выступает на первый план, а детали картин и очень конкретны, и символичны в одночасье.

Воспитанный в детстве в традиционной хасидской семье, Шагал остался верен в своем творчестве хасидским доктринам проповеди радости как высшего проявления смысла человеческого существования. Ритуал общения с Богом через радость и объединяющий всех праздник незримо присутствует в его искусстве.

Первым учителем рисования Шагала в родном городке Витебске был художник-пейзажист Иегуда Пен. Марк (тогда еще Мойше) всегда инстинктивно сопротивлялся традиционному обучению, часто вступал в споры с учителями, бросал курсы. Он впитывал методы и принципы рисования, чтобы позже отказаться от них. И хотя Шагал не принял скрупулезно-натуралистической манеры Пена, сам метод учителя, построенный на поощрении и поддержке учеников, позволил ему быстро развиваться, искать себя и свою тему в искусстве.

Переезд в Петербург в конце 1906 г. дался Шагалу непросто. В книге «Моя жизнь» художник вспоминает: «Захватив 27 рублей — единственные за всю жизнь деньги, которые отец дал мне на художественное образование, — я, румяный и кудрявый юнец, отправляюсь в Петербург вместе с приятелем. Решено! Слезы и гордость душили меня, когда я подбирал с пола деньги — отец швырнул их под стол. Ползал и подбирал».

В Петербурге в Рисовальной школе Общества поощрения художеств, возглавляемой Николаем Рерихом, молодой художник впервые серьезно изучает традиции русской иконной живописи и знакомится с творчеством Гогена. Неопримитивизм Гогена с его корнями, уходящими в детское наивное творчество, подтолкнул Шагала в направлении поисков собственной манеры и способов передачи комплекса идей, чувств, фантазий. Благодаря другому учителю – художнику Баксту Марк познакомился с работами Матисса и фовистов, новейшим европейским искусством.

Среди созданных Шагалом в те годы работ полотно «Роды» для меня служит некой точкой отсчета. Здесь уже видится будущий Шагал, с его многоплановостью, сюжетностью и театральностью, художник, в мире которого существует некое третье пространство, зависшее между реальностью и сном, где элементы одного и другого взаимно перетекают друг в друга.

В 1911 г. благодаря финансовой поддержке депутата Госдумы Марка Винавера молодой Шагал отправился на учебу в Париж. Очутившись в огромном городе без знания языка, Марк инстинктивно начал воссоздавать в своих картинах воображаемый Витебск, населяя его знакомыми с детства персонажами, – словно выстраивая защитный буфер от незнакомого мира за стенами мастерской. Ателье он снял в знаменитом «Улье», куда привлеченная дешевизной арендной платы, назначенной великодушным владельцем, стекалась беднейшая парижская богема. В «Улье» работали Модильяни, Сандрар, Сутин, Альтман, Жакоб, Леже, Цадкин, Бранкузи, Апполинер, Делоне, Архипенко – волею судьбы Шагал оказался в эпицентре европейского авангарда в нужное время, в нужный час и в нужном месте. Не отвергая ни одного новейшего течения, Шагал принимал их себе в помощники, часто используя стилистику кубизма, сюрреализма, орфизма, экспрессионизма, чтобы обогатить традиционные темы своих работ новыми смыслами и оттенками.

Однако «измы» и влияния, которые испытывал художник, никогда не были для него самоцелью или экспериментом ради эксперимента – они, как новый музыкальный инструмент, обогащали новым тембром и диапазоном оркестровку его полотен. В мае 1914 г. состоялась первая персональная выставка Шагала в галерее «Штурм» в Берлине. Летом этого же года художник отправился в Витебск. Планам возвращения в Европу помешала Первая мировая война. В 1915 г. состоялась свадьба Шагала с Беллой Розенфельд, еще через год родилась их дочь Ида. Луначарский, с которым художник познакомился в Париже, назначил его уполномоченным комиссаром по делам искусств в Витебске, где Марк организовал художественное училище – Витебскую свободную академию.

Театр и его неограниченные возможности как синтетического вида искусства всегда был близок Шагалу. Сначала он пробовал свои силы в этом жанре в Театре революционной сатиры, а в 1920 г. по рекомендации  Эфроса был приглашен в Государственный еврейский театр. Помимо костюмов и декораций к спектаклям художник создал 7 огромных панно, буквально преобразивших интерьер театра, который в народе стали называть «коробочкой Шагала». Эти панно, одолженные Третьяковской галереей на выставку в Ливерпуле, представляют Марка Шагала как художника больших пространств и являются главной изюминкой экспозиции. В дальнейшем росписи в театрах, государственных зданиях и знаменитые витражи во многих храмах Европы подтвердили дар Шагала как художника-монументалиста. Но это уже тема будущих выставок.

Chagall: Modern Master
До 6 октября 2013

Tate Liverpool Albert Dock
Liverpool L3 4BB

www.tate.org.uk

Mark Chagall
До конца июля 2013
IMAGO Art Gallery
4 Clifford St, London W1S 2LG 

Сергей Шканов

All images © ADAGP Paris and DACS, London 2013. 

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *