Симфония кудрявых линий и глубоких теней

Выставка в Тейт интересна прежде всего своим кураторским решением - оно целиком выстроено вокруг 1932 года и делает акцент на оппозиции подходов к году жизни человека и периоду в жизни художника. Выставка получилась очень личная - зритель представляет, что вот в этот месяц Пикассо был вот таким, его интересовало вот это, мучило вот это, персональная выставка, успехи, неудачи, жена – бывшая балерина Ольга, отношения с которой все больше охладевают, тайная любовница – 22-летняя Мари-Терез Вальтер, квартира в Париже – центр притяжения гламурного Парижа, затворнический дом в Нормандии, куда приезжал уже более узкий круг, отдых в Провансе, на эти картины он сам смотрел, с этими художниками общался – позиция Пикассо как мэтра нивелируется до позиции Пикассо как человека без какой-либо потери ощущения его невероятной важности для истории искусства. Чувства, которые вызывает человек Пикассо, довольно противоречивы: с одной стороны, любовная биография, которая показывает его как человека крайне неверного, переменчивого и часто жестокого, невероятное тщеславие, полное отсутствие скромности в чем бы то ни было, лимузины и покупка домов – очевидный образ плохого парня, гуляки, с которым не хочется идентифицироваться; с другой – нежная влюбленность, неуверенность в своей социальной позиции и планах на жизнь, уязвимость – все это дает ощущение эмпатии. Столь же противоречиво может оказаться восприятие и его художественной практики – за видимостью стабильного перемещения из периода в период со значительными успехами в каждом прячется масса метаний, поисков и неуверенности. И то, и другое выдает некоторую изобильную избыточность личности, позволяющую достигнуть редкой художественной продуктивности.

Выставка открывается прелюдией к 1932 году, своего рода почвой для дальнейших событий, где из представленных работ мы можем сделать выводы о положении дел в жизни и искусстве Пикассо к началу года. Дальше январь с довольно пугающим и мрачным образом Ольги, радостный февраль с массивными, но очень эротичными монохромно-розовыми телами, вот ленивое лето и продолжающееся охлаждение отношений с женой, вот большая персональная выставка, ретроспектива, где вместе были представлены ранние более реалистичные работы и кубистические цветастые нагромождения форм, вот осень и рефлексия над «Распятием» Матиасса Грюнвальда - экспрессивная линия, щедрые заливки, вот декабрь и повторяющаяся сцена с вытаскиванием утопленницы. Человеческая жизнь с подъемами и падениями – в виде выставки картин.

Симфония кудрявых линий и глубоких теней Installation view 14 of Picasso 1932 Love Fame Tragedy
Picasso 1932 Love, Fame, Tragedy. Photo: Tate Photography

Как известно, Пикассо как персонаж в истории искусства пал жертвой уже упомянутых периодов, удобства организации статьи в университетском учебнике. Ну кто из нас ни разу не слышал про розовый и голубой периоды? При этом сам Пикассо, похоже, терпеть не мог хронологичность – например, на своей персональной выставке 1932 года он принципиально развесил работы самых разных периодов своей жизни вместе, без всякой временной последовательности, и один из залов текущей экспозиции в Тейт частично повторяет эту выставку. Однако даже для отдельно взятого 1932 года кураторы четко показывают, что в течение каждого месяца художник делал работы в очень разных стилях. 

Симфония кудрявых линий и глубоких теней Picasso   s    Reclining Nude Femme nue couchee    1932
Picasso. Reclining Nude (Femme nue couchee). Private Collection. © Succession Picasso. DACS London

Женщины, конечно, главный сюжет работ Пикассо, в 1932 году основным персонажем картин становится Мари-Терез, молодая, витальная, полная жизни, удивительно разная в разных работах – то нежно-серая, округлая, мягкая, то резкая, цветастая, экспрессивная, то томная. Однако тело из отдельных как будто бы глиняных замкнутых  форм можно увидеть и в марте, и в декабре, как и парусообразные угловатые структуры, как и многоцветные лоскутные кубистические «одеяла». Все это не является «прогрессом» или «развитием», все это делается одновременно, в одни и те же дни. И это, пожалуй, наиболее важная черта этой выставки, та, что ярко выделяет ее из миллиона других выставок Пикассо в больших музеях. Она как бы создает некоторую полемику между живым человеком, которого влечет то в одну, то в другую сторону, который каждый день просыпается в разном настроении, и персонажем из истории искусств, вписанным в систему преображений, иллюзорного развития.

Симфония кудрявых линий и глубоких теней Pablo Picasso 1932 by Cecil Beaton
Pablo Picasso, 1932 by Cecil Beaton

Про саму живопись Пикассо сказано уже столько, что вряд ли это возможно дополнить. Наверное, это был первый художник, до такой степени воспевший легкость и детскость и при этом не приобретший ни тени наивности в своих работах. Очевидны классические композиции итальянского Ренессанса, многочисленные ссылки на других художников всех мыслимых периодов – в структуре практически каждой работы  - поразительный коллаж из недавно открытого публике африканского искусства, средневековой миниатюры, Тициана и Веласкеса, Сезанна и Ренуара, а также современников - Матисса, Миро и множества других создает работы и стили абсолютно новаторские для конкретного периода. Отдельно взятый период работы – 1932 год демонстрирует, что все эти ссылки были не временными увлечениями, они присутствуют практически в каждой работе. Отдельный интерес вызывают наброски по мотивам «Распятия» Матиасса Грюнвальда, в каждой маленькой страничке – целая симфония кудрявых линий и глубоких теней, какая-то удивительная музыкальность взаимодействия элементов, ну и, конечно, вид персональной выставки, новаторское кураторство которой как будто бы открывает новое направление мысли о не-хронологичности, не-периодичности искусства вне просвещенческого прогрессизма и очевидной последовательности параграфов учебника или залов музея. Вероятно, интуитивно Пикассо предсказывает кураторские решения и способы понимания искусства, которые стали действительно популярны только лет через 60 после него.

Выставка крайне рекомендована к посещению и с точки зрения кураторской работы, и в точки зрения подборки работ мэтра – ведь работы из музея Гугенхайма и МОМА приезжают в Лондон отнюдь не каждый день. Но будьте осторожны: цена билета кусается.

Екатерина Гранова

Picasso 1932 – Love, Fame, Tragedy
Билеты: £22
Tate Modern Bankside London SE1 9TG

www.tate.org.uk

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *