Хоакин Соролья в Национальной галерее – для изголодавшихся по солнцу

На выставку испанского  мастера тональной живописи Сорольи хорошо пойти ленивым воскресным утром после завтрака, особенно если английская погода не позволяет позагорать на лужайке. Выставка, в сущности, является не чем иным, как солнечной ванной для глаз. По словам одного из критиков, оценившего выставку Сорольи в Париже в 1900 году: «Еще ни одна кисть не содержала в себе столько солнца». С этим сложно поспорить – обилие яркого летнего света выставка гарантирует.

Хоакин Соролья – художник академической традиции, и для русского зрителя ассоциации с Репиным и Серовым будут практически неистребимы. Однако ни в одной работе Репина вы не найдете столько солнца – по каждому мазку живописи Сорольи видно, что художник провел всю жизнь на испанском побережье.

Художник родился в 1963 году, умер в 1923-м и имел огромное признание в течение всей карьеры, его работы систематически получали значимые призы на крупных международных выставках, постоянно поступали значимые заказы – в частности, после невероятно успешной выставки в Нью Йорке Соролья получил заказ на портрет президента США. Тематика его работ тяготеет в основном к жанровым сценам, главными моделями художника были члены его семьи, однако его практику  вовсе нельзя назвать лишенной социальной рефлексии – второй зал выставки презентует живописное раскрытие  тем криминала, болезней, эксплуатации и т.д. (что снова отсылает нас к некоторым тематическим вдохновениям Репина). В то же время красной нитью через все творчество Сорольи проходит эстетика Гойи и Веласкеса – от эмпатичной презентации социальной проблематики до работы с контрастным светом.  Кроме Гойи и Веласкеса сложно проигнорировать влияние резко-контрастных световых композиций Эль Греко, и при всей свойственной началу XX века декоративности подход Сорольи глубоко укоренен в традициях испанской живописи.

Выставка организована скорее в тематическом, чем в хронологическом порядке. Первый зал представляет нам приятные глазу садовые пейзажи, домашние сцены с изображениями жены и детей художника, с некоторым этнографическим флером традиционных построек и предметов одежды. Здесь есть две фактические цитаты с картин Гойи и Веласкеса – мантилья на ростовом портрете Клотильд, жены художника, которая мгновенно отсылает нас к женским портретам кисти Гойи, и «Обнаженная женщина», напоминающая по тонам и позе «Туалет Венеры» Веласкеса.

Хоакин Соролья в Национальной галерее - для изголодавшихся по солнцу

Живописное решение «Обнаженной» выстроено на контрасте розового цвета простыни и холодных зеленоватых теней на теле, довольно необычным является то, что простыня, то есть фон для фигуры, забирает на себя весь свет, тогда как тело находится в тени. Этот нестандартный прием проходит через многие работы художника вне зависимости от темы: свет появляется на телах и лицах довольно редко, что дает практике художника особое измерение – фигура человека не всегда лидирует в композиции, свет, внимание художника не обязательно сосредоточены только на ней – что концептуально нивелирует контраст фигуры и фона, свойственный традиционной живописи, и дает им некоторую форму гармоничной интеграции одного в другое.

Второй зал посвящен масштабным работам на социальные темы. Огромное темно-синее полотно с маленькими купальщиками-инвалидами, женщина под конвоем, осужденная за убийство своего ребенка, утомленные  работницы-швеи – все эти болезненные и сложные темы, как и очевидная эмпатия художника к персонажам, не отбирают удивительную наполненность светом каждого живописного мазка, напоминающую Малявина и Федина. Многие из этих работ были удостоены престижных наград на международных выставках, но самое, пожалуй, привлекательное в них – это эмоциональная вовлеченность, сострадательность взгляда художника в сочетании с сочной живописью. Довольно интересна работа, сюжет которой – создание паруса. На ней присутствует много затененных женских фигур – швей, но весь свет и интенсивность – в центре композиции, на полотне паруса, которое само по себе напоминает о бушующих волнах.

Следующий зал посвящен резко-контрастным сценам с членами семьи и портретам.

Хоакин Соролья в Национальной галерее - для изголодавшихся по солнцу

Декоративный портрет Клотильд  – осиной талии в черном платье, как и великолепно прописанные лица, снова напоминает о Серове. Этнографический интерес зрителя насыщается далее – среди залов, пестрящих испанскими костюмами и национальным колоритом. Возможно самые радостные пятна выставки – это сцены с купальщиками-подростками, резвящимися у моря. Живопись на этих работах наиболее солнечная и буйная – резкие цветовые контрасты между синим морем и пастозными бликами на телах надолго оставляют почти античное ощущение радости лета, здорового тела и молодости.

В конце жизни художник, похоже, начал постепенно отходить от приемов академической живописи, и некоторые поздние работы значительно более абстрактны – например, «Сиеста»: женщины загорают на траве, их тела образуют композицию, напоминающую уже совсем не Репина, а Матисса.  Художник скончался от сердечного приступа, который случился с ним прямо в процессе живописи.

Не стоит ожидать от этой выставки бурного напряжения интеллекта и необходимости читать тексты – выставка Сорольи в НГ, как и сама практика Сорольи, глубоко гедонистична. После нее вам скорее всего захочется перекусить тапасами и предаться воскресному ничегонеделанию, ловя на свой нос солнечные лучи.

Выставка«Sorolla: Spanish Master of Light» проходит в Национальной галерее с 18 марта по 7 июля 2019.

Билеты: 16-18 фунтов

 

Катя Гранова

 

 

 

 

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *