Станция Х

Шпионские страсти и не только

Поединок, стрельба, погоня, сногсшибательные трюки, кульбиты под водой, прыжки с вертолета, с горных вершин и прочие ингредиенты традиционного набора детективных историй со шпионами и вечной борьбой добра и зла. Но сегодня речь не об этом.

Станция ХCначала короткое путешествие: чуть больше часа езды на поезде из Лондона, и мы на тихой железнодорожной станции Milton Keynes. Отсюда рукой подать до цели нашего поездки – ничем не примечательного типичного поместья викторианских времен с прудом и лебедями. Необычными кажутся разве что разбросанные по территории довольно скучные на вид каменные здания и деревянные одноэтажные домики, больше напоминающие армейские казармы. Перед нами Блетчли-парк (Bletchley Park) – один главных центров британской разведки и расшифровки радиограмм в годы Второй мировой войны. Под грифом «совершенно секретно» здесь работали ученые, математики, лингвисты, выпускники Кембриджа и Оксфорда, создатели первых компьютеров, шахматисты и чемпионы конкурсов кроссвордов, люди с аналитическим умом и нестандартным мышлением.

Станция ХТрудно переоценить роль Блетчли-парка в войне. Из Станции X, как его именовали в те годы, правительству и военному командованию страны поступала наиболее достоверная информация, основанная на дешифрованных сообщениях немецкого командования и союзников III рейха. По мнению тогдашнего премьер-министра Уинстона Черчилля, полагаясь на эти бесценные разведданные, удалось на два года сократить войну, сохранив миллионы жизней. «Эта гусыня, тихо несущая золотые яйца, мой самый секретный источник», – говорил Черчилль о работе Блетчли-парка.

Еще в 1938 году британское правительство приобрело имение и земли в тихой сельской местности, в удобной близости от Лондона, Кембриджа и Оксфорда, сознавая, что в будущей войне эти города станут мишенью для ударов с воздуха. Перехват немецких шифрованных радиограмм был частью большого стратегического плана: намерения агрессоров распознавались до их вступления в силу, что давало возможность странам антифашистской коалиции предпринимать предупредительные операции.

Станция ХБританская разведка М16 знала о существовании шифровальной машины «Энигма» – главном средстве связи немецкого военного руководства – благодаря информации, переданной польской разведкой. Польские математики Ежи Ружицкий, Марьян Режевский и Генрих Зыгалский раскрыли коды «Энигмы». В 1939 году польская разведка организовала встречу с коллегами из Британии и Франции, на которой присутствовали директор Блетчли-парка Алистер Деннистон и глава шифровальной службы Франции Гюсав Бертран. Британцы были поражены: у поляков накопилось тысячи расшифрованных радиограмм. Однако немцы тоже не зевали: с началом войны они ввели новую практику: каждые сутки, ровно в полночь, сменяли шифровальные коды. В связи с этим количество возможных комбинаций кодов «Энигмы» возросло до фантастических цифр порядка 150 миллионов триллионов! Если за день дешифровщики не успевали расшифровать перехваченные материалы, вся работа была напрасной. Требовалось огромное количество людей, работающих посменно нон-стоп; если в 1939 году команда Блетчли-парк состояла из 120 человек, то к началу 1945 года здесь работало около 10 000. Станция X стала большим производством, где накапливали, расшифровывали, анализировали и сортировали огромное количество перехваченных данных, пересылая конечные результаты премьер-министру, генштабу и военным ведомствам.

Работа была изнуряющей, в довольно аскетических условиях, а главное – сверхсекретной: при вербовке каждый подписывал контракт об исключительном неразглашении сведений касательно выполняемой работы – даже своим коллегам и членам семьи. Супружеские пары, трудившиеся на Станции X, не имели понятия о роде деятельности своей второй половины.

Станция ХНаряду с лингвистами и дешифровщиками старой школы, начинавшими свою работу еще в годы Первой мировой войны, на Станции X трудились ученые Джош Купер, Найджел де Гри, молодые математики Алан Тьюринг, Гордон Уэлчман, Дерек Таунт, образовавшие интеллектуальное ядро коллектива. Женщины и молодые девушки составляли три четверти персонала, при этом они не только занимались вспомогательной офисной работой, но и внесли серьезный вклад в расшифровку кодов. Были среди них и ученые, имевшие степени по математике и физике, выполнявшие сложные вычисления и кодирование: Элеонора Ирланд работала на компьютерах «Колосса» (названного так из-за громадных размеров), Кейт Батей и Маргарет Рок дешифровали код немецкой разведки абвер.

Станция ХЭклектичная смесь людей из индустрии и групп с академическим образованием способствовала созданию на Станции X особой атмосферы осознания важности своей работы. Одним из таких жизненно значимых для страны аспектов стало спасение конвоев. С началом Второй мировой войны Великобритания оказалась отрезанной от многих источников продовольствия и промышленных товаров, бензина, нефти, угля и не могла функционировать на самообеспечении. США регулярно отправляли караваны кораблей со всем необходимым, но немецкие подлодки превратили Атлантику в поле охоты, на котором выслеживали и топили шедшие на помощь корабли. Найти ключи к расшифровке «Энигмы» – шифрограмм, посылаемых командованием вермахта на немецкие подлодки в Атлантику, оказалось самой трудной задачей. Немцы даже хвастались, что однажды полностью перекроют все коммуникации Великобритании с внешним миром.

Станция ХПрорыв в «расколе» кода произошел в 1940 году, когда математики Алан Тьюринг и Гордон Уэлчман создали свою первую дешифровальную машину – анти-«Энигму» по имени «Бомба». Ее и сегодня можно увидеть в музее Блетчли-парка, как и работающую «Энигму», первый компьютер «Колосс» и самый старинный цифровой компьютер в мире Harwell Dekatron.

По мнению Уинстона Черчилля, полагаясь на эти разведданные, удалось сократить войну на два года.

В наши дни на территории бывшей Правительственной школы кодов и шифров располагается Национальный музей компьютеров. Невероятно, но немцы так никогда и не узнали о существовании Станции X – настолько умело была засекречена работа центра. За всю войну только однажды вражеская авиация сбросила бомбу на железнодорожную станцию неподалеку, да и то, можно сказать, случайно: летчик люфтваффе, отбомбившийся над Лондоном, чтобы уходить налегке, сбросил здесь оставшийся груз.

Комплекс Станции X, только в 90-годы прошлого столетия снявший гриф «совершенно секретно», сегодня открыт для публики – уникальный срез истории зарождения технологий, без которых немыслима современная жизнь. Перед поездкой, чтоб войти в тему, стоит посмотреть фильм Мортена Тильдума «Игра в имитацию» с Камбербэтчем и Кирой Найтли в главных ролях.

Юлий Гудец

Bletchley Park
The Mansion, Bletchley Park,
Sherwood Drive, Bletchley,
Milton Keynes, MK3 6EB
www.bletchleypark.org.uk