“Других форм жизни во Вселенной пока не обнаружено”

В представительстве «Россотрудничества» в Лондоне 18 октября открылась выставка работ Игоря Томайлы «Точки в цвете и пространстве». Художник представил зрителям 22 картины, написанные им за последние шесть лет в стиле неоимпрессионизма (пуантилизма). Работы Игоря Томайлы выставлены в галереях и частных коллекциях по всему миру, включая Великобританию, Францию, Россию и Молдавию. В 2017 году выставка его работ прошла в британском парламенте в Лондоне.

Нам удалось побеседовать с художником и задать ему несколько вопросов.

- Игорь, расскажите  немного о себе.

- Родился я в Тирасполе. Семья была простая, среднестатистическая, как и большинство семей в то время. Мама работала научным сотрудником, а папа - профессионал в военном деле. Любовь к спорту, твердость принимаемых решений, умение держать слово и отвечать за него, брать ответственность на себя, ничего не бояться - все это заслуга отца. Мама приучила меня к чистоте и порядку, опрятности и, конечно же, любви к творчеству. Она постоянно меня знакомила с окружающим миром. По своей профессии она знала все: название каждой травинки, цветов и деревьев, обитателей неба, земли и океанов. Так что мир я познавал ее глазами и ушами.  Она - очень талантливый человек, с безупречным вкусом и стилем. Даже выйти на пять минут из дома я должен был в идеально выглаженной рубашке и до блеска начищенных туфлях.

- Когда вы почувствовали себя художником?

- Рисовал я всегда. Еще в садике мои работы побеждали на конкурсах рисунка. В школе я разрисовывал все, на чем можно было рисовать: тетрадки на задних страницах, стены и – обязательно! - парты. Затем была художественная академия. По ее окончании, помню, приехали монахи - они отбирали детей со всего Союза на учебу иконописи в монастырь. Раздали всем листки бумаги и дали две минуты на рисунок образа. Затем монахи их просмотрели,  и меня  и еще одного парня из нашей группы отобрали для этой почетной миссии. Вначале я не знал, почему отобрали именно меня - рисунок был, если честно, довольно посредственный. Потом я узнал, что монахи смотрели только, как были изображены глаза. Они должны были быть добрыми.

- Игорь, вы художник, скульптор, коллекционер и реставратор. Как вам удается это совмещать?

- После окончания академии судьба увела меня в противоположную сторону от искусства. Нет, я не перестал рисовать. Я рисовал всегда и везде, но это была уже любительщина -  так, для души и на подарки родным и близким.  Я поступил в университет учиться на менеджера, что было совершенно не мое, но так хотел мой отец. Он не верил, что художник - это профессия и на этом можно хорошо зарабатывать. Пока он оказался прав.

В начале 2000 года судьба сводит меня с моим другом и учителем Вячеславом Михайловичем Зайцевым. Он дает мне управлять демонстрационным залом в московском Доме мод. Это была большая ответственность и огромный опыт. Мне безумно нравилось то, чем я занимался. Показы мод, гастроли по всему миру, организация мероприятий и шоу. Мы были новаторы в российской моде. Слава - очень талантливый и продуктивный человек, большой трудяга. Я по сравнению с ним большой лентяй.

"Других форм жизни во Вселенной пока не обнаружено" image9
На открытии выставки. Фото: Россотрудничество, Лондон


- Как вы попали в Лондон?

- В 2007 году я попал как художник в галерею Аллы Булянской, а впоследствии стал директором ее галереи. Это еще один человек, который сыграл в моей жизни не последнюю роль. С Аллой мы провели немало больших выставок в Лондоне, Москве и в Европе. Выставляли таких мастеров, как Миша Шемякин, Глеб Богомолов, Андрей Макаревич («Машина времени»), Слава Зайцев, и многих других, не менее выдающихся художников. К сожалению, 2008 год оказался очень переломным для всей арт-индустрии в мире. Еще пару-тройку лет мы инерционно пытались пережить этот кризис в искусстве, но все было напрасно.

- А как вы стали коллекционером и реставратором?

- Изначально, попав в Лондон, я был поражен богатством предметов искусства, присутствующих здесь на аукционах и в галереях. Мы этого никогда не видели. Пара- тройка музеев могли таким разнообразием похвастать, и все. А здесь Клондайк.  Первым большим моим открытием стали канделябры, принадлежавшие Наполеону и его жене Жозефине. Затем мне попали в руки предметы из дома маршала Мюрата, часы из коллекции Николая Никитича Демидова и т.д. Одно из последних открытий, не моих, но где я принимал активное участие, - это бюст «Победы», сделанный великим итальянским скульптором Антонио Кановой для лорда Кадора. По мнению экспертов аукционного дома Сотбис (Sotheby`s), это открытие века.  

"Других форм жизни во Вселенной пока не обнаружено" DSC05675
На открытии выставки. Фото: Елена Ботэ

- Как вы вернулись к живописи? И почему выбрали именно пуантилизм?

- С детства я видел цвета немного по-другому. Я начал изучать это явление. Оказалось, мы видим не глазом, а мозгом. Наш глаз принимает отраженный луч цвета от предмета, на сетчатке глаза преобразует его в электрический сигнал, по нейронам передает его в зрительный центр мозга, и там мы уже «видим» полученную информацию, так сказать, готовую картинку. Что интересно: чем человек разностороннее развит и образованней, тем больше цветов и оттенков он способен различать.  Эта работа меня увлекла, я начал изучать научные труды по теории разложения цвета и конкретно стиль неоимпрессионизма. Основоположниками этого направления являются Жорж Сера и Поль Синьяк. Суть метода - это передача оттенков и цвета с помощью отдельных цветовых точек. Использование выводов научного цветоведения придало методический характер введенному импрессионизмом разложению сложных тонов на чистые цвета.  Выражаясь по-простому, мы все знаем, что зеленый цвет можно получить при смешении желтого и синего цветов. Если же эти два цвета рядом друг с другом поместить на холст точечными мазками, то с определенного расстояния наш глаз их смешает сам, и мы увидим зеленое изображение.

Я посмотрел практически все главные музеи мира, за исключением музеев Северной Америки.  Из этого опыта у меня сложилась точная картина, что я хочу поведать миру. Тем более повод оказался очень подходящий. Я имею в виду современное искусство. Нам навязывают совершенно не относящиеся к искусству вещи, наполняют их философским смыслом и возвышают до божественного уровня. Я считаю это совершенно неправильным. Конечно же, сегодня есть интересные идеи и очень талантливые люди, но большей частью сегодняшнее искусство мне напоминает выгребную яму.

Я порой вспоминаю слова Конан Дойля: «Однажды великий садовник погрузил землю в ядовитый эфир, дабы очистить землю от человеческой плесени».  По-моему, это актуально для сегодняшнего дня, хотя и сказано 100 лет назад.

Очень хочется, чтобы мы снова стали вдохновляться от прекрасного, от хорошей музыки,  поэзии, погрузились в гармонию мира, ощущая его пульс, а не конвульсии.

Это я и стараюсь передать через свое искусство, этим и хочу поделиться с миром и его обитателями. Ведь по сути все мы - одна семья. Других форм жизни во Вселенной пока не обнаружено.

Елена Ботэ

"Других форм жизни во Вселенной пока не обнаружено" DSC05610

"Других форм жизни во Вселенной пока не обнаружено" DSC05611

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *