Английский, ты чей будешь?

Согласитесь, что, даже если вы живете в Лондоне, в простых ситуациях бытового общения часто приходится разговаривать по-английски с такими же, как и вы, не-носителями английского языка, будь то коллега по работе, официант в ресторане или хозяин магазинчика по соседству.
 
В начале XXI века из 1,5-2 миллиардов человек, владеющих английским, всего примерно 350-400 миллионов могут назвать его родным. Английский сегодня — это достояние мира, так называемый лингва франка: язык международной коммуникации в бизнесе, науке, дипломатии. Наверное, поэтому в последние лет двадцать ученые задаются вопросом, какой из вариантов английского: британский, американский, австралийский, а может, южноафриканский, сингапурский или индийский — считать моделью. В свое время известный лингвист Б. Качру разделил варианты мирового английского на три концентрических круга: «внутренний» — страны, в которых английский является родным (США, Великобритания, Канада, Австралия, Новая Зеландия, Южная Африка), «внешний» — государства, где английский язык имеет официальный статус и используется как второй язык (Сингапур, Индия, Малайзия, Филиппины), и «расширяющийся», куда вошли страны, в которых английский учат как иностранный (Китай, Япония, Бразилия, Россия и другие).
 
Английский, ты чей будешь?
 
Исследуя английский язык с точки зрения лингва франка, другой ученый —лингвист Дж. Дженкинс считает, что все варианты имеют право на существование и только изучающим английский решать, что считать правильным. Естественно, при условии выполнения коммуникативной функции языка. И если неправильное употребление идиоматики — метафор, фразовых глаголов, идиом, пословиц, понятных носителю языка, может создать проблемы в межкультурном общении, то анализ лексико-грамматического взаимодействия носителей других языков показал, что коммуникацию совершенно не нарушают такие, например, отклонения от норм стандартного английского, как:
 
• отсутствие окончания -s у глаголов в 3-м лице единственного числа Present Simple (I write; she write);
• некорректное употребление местоимения who для обозначения неодушевленных предметов и which — для одушевленных (things who; people which);
• неверное использование артиклей (they have a respect; she is very beautiful  girl);
• употребление неисчисляемых существительных во множественном числе  (advices, knowledges);
• использование указательного местоимения this с существительными как в единственном, так и во множественном числе (this language; this languages);
• постановка «неправильных» предлогов (discuss about something; phone to somebody) и другие.
 
Короче говоря, используя английский в качестве лингва франка, достаточно придерживаться принципа «как пойдет». Ведь главной целью общения является не демонстрация великолепных языковых знаний и навыков, а взаимовыгодное и полезное сотрудничество. Да и недопонимание всегда можно устранить, повторяя  или перефразируя высказывание (или, например, угощая собеседника очередной пинтой пива, рисуя на салфетке).
А ведь русский язык тоже лингва франка на довольно большой территории постсоветского пространства. Так, может, нам тоже упразднить падежи, отменить склонения или упростить причастия? Страшно подумать. Уж простите мне мой лингвистический империализм.
 
 
Варвара Соколовская

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *