Берлин после Стены (Часть II)

(Начало)

Теперь Берлин почти всюду красивый, удобный, довольно чистый, уютный, зеленый. В Берлин Митте масса театров и музеев, любимая моя площадь Жандармен Маркт с двумя церквями отреставрирована, магазины и пассажи Фридрихштрассе невероятно роскошны. Правительственный квартал поражает изобретательной архитектурой, купол Рейхстага вписался в ландшафт и придал зданию легкости, а бесчисленные бетонные серые плиты памятника Холокосту действительно вызывают ощущение потерянности, страха, тоски и одиночества у тех, кто заходит внутрь него, как и задумывали архитекторы. Новый Берлин удался! При этом, конечно, и «остальгия», и Штази, и остатки стены стали в какой то степени товаром, привлекающим туристов, а пассажи не слишком отличаются от лондонских или франкфуртских.

Берлин после Стены (Часть II) Berlin Wall   west side of the East Side GalleryМои взрослые дети, оба живущие теперь в Берлине, обходят Берлин Митте стороной, считая его местом для глупых туристов и богатых иностранных инвесторов. Не слишком жалуют они и благополучные районы Западного Берлина: они для них слишком обычные. Mы же, выбирая себе временное местожительство в Берлине, обнаруживаем, к недовольству детей, изрядную «Вестольгию» и селимся в основном в уютных окрестностях потерявшей былое величие и, надо признать, довольно бесцветной КуДамм.

Я люблю Западный Берлин. Хотя большинство достопримечательностей находятся в бывшем Восточном, западная сторона все еще тихо рассказывает историю об «острове свободы», счастливом западногерманском острове, окруженном ГДР.

Западный Берлин был уникальным социально-экономическим, политическим и культурным экспериментом, почти идеальной средой обитания под добропорядочной оккупацией американцев. Он держался на плаву на щедрых западных субсидиях, невероятных инвестициях в образование и культуру - Берлинский кинофестиваль, выставки, театр, музыка, литература и интеллектуальная жизнь сделали его таким привлекательным, он был магнитом для интеллектуалов, пацифистов, для беглецов из Восточной Германии, для бедной богемы, он был счастливым островом за двойной бетонной стеной. Западных берлинцев трудно было назвать «веси», потому что Западная Германия была отделена от них сотнями километров. То есть они были чем-то особенным, отличным. Там было чувство свободы, чувство, что все возможно, как пишут западные берлинцы, дети стены.

Берлин после Стены (Часть II) KreuzbergМузыкальная сцена Западного Берлина 1970-х и 80-х годов привлекла таких мастеров, как Дэвид Боуи, а стена стала холстом для художников, анархистов, туристов и любовников, писавших о своих чувствах.

После объединения Западный Берлин потерял свои привилегии, бывшая ГДР получила субсидии на реконструкцию, это привело к относительному упадку Запада, маятник качнулся назад. Теперь, тем не менее, и «Сити-Вест» тоже реконструирован, другие части Западного Берлина перестроены и в какой-то степени потеряли свое лицо.

Но квартал Кройцберг сохраняет еще в большой мере свою идентичность. Кройцберг расположен на берегу Шпрее, в нем несколько парков и каналов, из которых самый живописный Ландвер Канал. Он является теперь, после падения Стены, географическим центром Берлина.

В Кройцберг интересно идти из Восточного Берлина по мосту через Шпрее, мимо остатков стены на Мюленштрассе, на которой на рубеже XX и XXI веков художники всего мира нарисовали граффити, создав галерею под открытым небом. Там есть всемирно известные работы, такие как «Братский поцелуй» Врубеля. К 25-й годовщине воссоединения, в 2016 году, здесь открыт музей Ист-Сайд, продуманное мультимедийное пространство, где можно увидеть видеоролики и интервью с Геншером, Колем, Горбачевым.

Кройцберг обязан своей известностью прежде всего истории небольшого восточного района с почтовым индексом SO 36, бедного района прямо под стеной, который в 1970-х и 1980-х годах стал центром альтернативного движения и местом, где селились скваттеры. Там же находится и знаменитый старый клуб SO36 . Клуб поначалу был сосредоточен на панк-музыке, в 1970-х годах там часто выступали такие музыканты, как Игги Поп и Дэвид Боуи. Позже клуб попытался скрестить панк, новую волну и изобразительное искусство. Клуб по-прежнему активен, поддерживает молодых артистов, оставаясь верным своему панк-прошлому.

Часть Кройцберга по-прежнему беднейшая в Берлине, многие сильно поврежденные войной дома так и не отремонтированы. Про Котбуса Тор, станцию метро в Кройцберге, Википедия говорит, что в настоящее время станция является самым криминальным районом Берлина, где происходит наибольшее количество случаев торговли наркотиками, краж, взломов автомобилей и других разбойных нападений и что стремительный рост преступности в районе Котбуссер Тор показывает острую необходимость в увеличении количества патрулирующих район полицейских. И действительно, столько мусора на единицу площади, как там, я редко видела, а среди этого мусора сидят люди со шприцами. В Герлицер Парке, где гуляют семьи, наркодилеры лениво стоят, слушают регги и ждут покупателей, никто их, похоже, не ловит. Детские садики и начальные школы расписаны граффити так, что нет на их стенах пустого места.

Берлин после Стены (Часть II) berlin 46Но в то же время, пройдя пять минут буквально от Котбуссер Тор, попадаешь на прелестный тихий берег канала, где в прекрасных домах начала XX века расположились стартапы, большинство из которых оперируют с биткойнами (прошу прощения за все эти непереводимые слова). Вообще, многие компании теперь переезжают в Кройцберг, на канал, на берег Шпрее. И везде немыслимое количество органических кафе, очень уютных и домашних. Берлинцы в этом смысле больше похожи на итальянцев или греков: количество кафешек, ресторанчиков, забегаловок зашкаливает, ассортимент очень изобретательный, цены невысокие, всюду полно народа.

Почти треть примерно из 160 000 жителей Кройцберга по-прежнему мигранты, много турецких гастарбайтеров и их потомков. Это, впрочем, очень секулярные турки в основном: я услышала, например, перепалку турецкой лесбийской пары. Там живет множество левых израильтян. В последние годы структура населения сильно изменилась из-за джентрификации, там теперь появились богатые и успешные жители, которых легче было бы представить себе в более чистых, спокойных и гладких местах .

С 1987 года в Кройцберге регулярно происходили серьезные столкновения участников митингов 1 мая и полиции. Сегодня это почти ритуальное действо, которое сопровождается большим присутствием средств массовой информации. С 2005 года наблюдается снижение насилия, которое, однако, связано с переходом первомайских столкновений в другие крупные города Германии.

Тем не менее в Кройцберге и теперь селятся часто левые и просто молодые люди, ищущие приключений. В то же время это очень толерантное место. В 2004 году в Кройцберге построен исламский общинный центр с мечетью, а неподалеку - еврейская община. И там же прекрасный Еврейский музей в очень необычном здании, построенном архитектором Либескиндом.

Во время Берлинской стены, в нишевой ситуации, Кройцберг стал центром альтернативного Западного Берлина. С воссоединением он становится все более привлекательным местом для бизнеса.

Пренцлауер Берг - это в какой-то степени Кройцберг Восточного Берлина. Там сохранились старые здания, построенные на рубеже XIX и XX веков, но есть и пятиэтажки, похожие на хрущевки, только лучшего качества.

Пренцлауэр Берг был застроен во второй половине XIX века на основе градостроительного плана Хобрехта для Берлина, там жил преимущественно рабочий класс. В нацистской Германии такие важные здания, как водонапорная башня на Рыкештрассе и офисные здания на Фройбельштрассе, использовались как временные концентрационные лагеря и камеры пыток.

С 1947 года Пренцлауер Берг оказался в столице Германской Демократической Республики. С 1960-х годов в муниципальных домах, вот этих самых, похожих на хрущевки, жили интеллектуалы, художники, студенты и даже гей-сообщество Восточной Германии.

В промежуток между мирной революцией, разрушившей стену в 1989 году, и объединением Германии год спустя целых 39 жилых домов Вильгельмины были заняты скваттерами.

Я еще застала мирных этих скваттеров, которые открывали в захваченных домах мастерские и кафешки.

В последнюю пару десятилетий эти берлинские битники выросли и заработали немного денег. Многие
скваттерские сообщества заключили договоры с владельцами домов. Они вложили средства и силы в развитие района. Это вместе с общими инвестициями в улучшение старых зданий в Восточной Германии привело к превращению района в одно из самых уютных, удобных, спокойных мест в Берлине.

Пренцлауер Берг, в частности, стал популярным местожительством для бывших жителей Кройцберга, которые решили завести семьи. Кстати, Пренцлауэр Берг известен в Берлине своими более высокими показателями рождаемости, чем в других местах Берлина. Местные жители, держащие за руку детей, зачастую лишь немного старше, чем молодые хипстеры модных кварталов, таких как Кройцберг и Фридрихсхайн. Но есть и бывшие сквоттеры постарше, осевшие там, я даже знаю сообщество, которое собирает деньги на строительство лифтов в некогда захваченном ими довольно высоком доме.

В районе теперь множество органических магазинов, вообще все более популярных в Берлине, оздоровительных клубов, йога-студий, закусочных и разных интересных мест, куда можно прийти всей семьей.

В то же время исторические здания, такие как Вассертурм недалеко от Коллвицплатц или Пивная Питера в Кастаниен-аллее, а также бывшая пивоварня, используемая теперь театрами и клубами в Шенхаузер-Аллее / Средскиштрассе, все еще напоминают о мрачноватом каменном Берлине начала века, описанном Вернером Гегеманом в 1930 году.

Лариса Итина,
Англо-русский культурный клуб
www.anglorussian.co.uk
Продолжение следует

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *