Брюссельский договор

Screen Shot 2016-03-16 at 22.51.17Некоторые вещи в мире ждут своего часа, чтобы свершиться. Так произошло на прошлой неделе в Брюсселе: трое местных жителей, уже стоявших на кривой дороге криминала, пошли на последний шаг своего протеста против положения вещей, длившегося годами. Во вторник утром два взрыва прогремели в аэропорте Брюсселя. За ними последовал еще один взрыв на станции метро. Погиб 31 человек, 270 получили ранения.Brussel-attacks-2

Взрывы были приведены в действие террористами-смертниками. Но камеры наблюдения зафиксировали их помощников, некоторых из них уже удалось обнаружить и арестовать.

Министр внутренних дел и министр юстиции Бельгии знали об одном подозреваемом и его связях с радикалами, но достаточных мер для предотвращения терактов принято не было. Оба министра подали прошение об отставке, которое премьер-министр Бельгии Чарльз Мишель отклонил. Этим делу не поможешь. Другой вопрос: пойдут ли чиновники до конца и не только поймают всех участвовавших в теракте лиц, но и изменят то положение вещей в брюссельских районах, которое привело к подобному происшествию?

Абдельхамид Абауд
Абдельхамид Абауд

В брюссельском районе Моленбик выросли не только подорвавшие себя в столице ЕС смертники, но и организатор парижских терактов Абдельхамид Абауд. Последнего полиция арестовала за четыре дня до взрывов в аэропорте, но свою причастность к случившемуся Абауд отрицает. И ему можно поверить. Почему бы таким же молодым людям, как Абдельхамид, начавших еще в подростковом возрасте продавать и употреблять наркотики, не «пойти против системы» и не стать знаменитыми? Они выросли в районе с ужасающим уровнем безработицы. Они стали изгоями в столице Европейского союза, полной внутренних противоречий: столкновение различных институтов власти, национальных и региональных интересов, водоразделы между различными этническими группами мигрантов, да и самими валлонами и франкофонами. До арабской бедноты по соседству никому нет дела.

Салах Абделслам
Салах Абделслам

До того, как Салах Абделслам подорвал себя в метро, а его брат Брахим – в брюссельском аэропорту, братья держали кафе в Моленбике. И спиртное там отпускали, и само кафе закрыли за проблемы с наркотиками. Религиозными братья Абделслам не были никогда, не вера и не видео на youtube толкнули их на этот шаг, а окружение и брюссельский общественный договор.

Шейх Бассам Аичи, проживший в Брюсселе почти пятнадцать лет, которого также обвиняли в потворстве европейским исламистам, так описал ситуацию: «Молодые люди в Моленбике разочарованы и потеряны, так как брюссельское правительство сделало их маргиналами. Им никогда даже не предлагали работу, образование или социальную помощь, чтобы помочь интегрироваться в общество. Некоторые из них пошли преступным путем, начали с продажи гашиша и дальше. Дело заканчивается тюрьмой. Там они вдруг понимают радость возвращения к религии: можно забыть обо всех этих глупостях, совершенных в прошлой жизни. Итак, они возвращаются к религии, но уже с ненавистью к западному обществу».

Брахим Абделслам
Брахим Абделслам

Хэдхантеры из Исламского государства прекрасно научились использовать чувство вины за прежние грехи и ненависть к обществу, навязавшему человеку такой образ жизни. Именно поэтому в криминальных кругах этнической преступности в Европе идеи исламизма и ИГ в частности имеют такой успех. При отсутствии гарантий в будущем, надежд на хорошую работу, карьеру или хотя бы чувство идентичности и принадлежности к обществу, в котором живешь, находятся люди, способные все это дать очень быстро и наполнить жизнь не смыслом, а злым умыслом. В Бельгии алжирца не принимают за местного, так как он алжирец. Если он отправится на родину бабушки, то там его воспримут как бельгийца.

В Сирии молодые люди, которых отвергли большие европейские города, находят новые смыслы и заключают новые общественные договоры. Там они могут почувствовать себя включенными в общее осмысленное действо, имеющее цель и будущее.

К сожалению, решение социальных вопросов, интеграция культур и налаживание нового договора с мигрантами занимает много времени. Возможно, поколение. Однако бельгийской и французской полиции стоить задать вопрос и получить сиюминутный ответ: как террорист, имевший криминальное прошлое и уже участвовавший в теракте в Париже, четыре месяца скрывался от властей в сердце Европы?

Источники:
Independent
BBC
Том Мартинс

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *