Хотели как лучше

С момента повальной индустриализации мегаполисов и, как следствие, их весьма плотного заселения люди стали задумываться: как сделать, чтобы всем (на Руси) жилось хорошо. Людские муравейники, где все бегают друг у друга по головам, никак не располагали к жизни в мире и гармонии, и господа общественные деятели и архитекторы стали разрабатывать план, как можно построить идеальный город, где всем будет счастье. Давайте узнаем, что из этого получилось.

Одна из самых известных концепций в истории градостроительства – Город-сад Эбенизера Говарда (конец XIX – начало XX века).
Во время индустриальной революции в Лондон хлынули миллионы людей, искавших работу, город разрастался с бешеной скоростью и был к этому совершенно не готов. Ни количество жилого пространства, ни инфраструктура уже не могли качественно обслужить потребности граждан. Стоимость жилья взлетела так, что простые люди уже не могли позволить себе приобрести его в черте города (можно подумать, с тех пор что-то поменялось!).

Говард был ну очень идейным товарищем и, несмотря на то, что к архитектуре не имел вообще никакого отношения (он был социологом), его концепция города-сада стала популярна по всему миру и до сих пор находит отражение во многих проектах.

Она заключалась в том, чтобы разгрузить Лондон, построив по его периметру множество небольших городов с населением около 30 тысяч человек. Инфраструктура города представляла собой центрические круги, у каждого из которых была своя функция. Центр должен был быть большим садом, вокруг него – общественные здания, чередование жилых районов, состоящих из небольших домиков с участками, и зеленых зон. Замыкающие круги – парк с административными зданиями и промзона.

По задумке Говарда, такие города должны были быть полностью самодостаточными и не перенаселяться.

В 1903 году был основан первый город-сад – Лэчуорт (Letchworth). Он находится примерно в 60 км на север от Лондона и на момент постройки почти полностью соответствовал концепции.

Хотели как лучше

Однако #чтотопошлонетак. К концу 20-х население города едва достигло отметки в 20 тысяч человек, люди упорно не хотели уезжать из Лондона и отказываться от близости к культурному и социальному центру, но главное – стоимость коттеджей в Лэчуорте оказалась в итоге недоступной рабочему классу, на который была рассчитана.
* А потому что спрашивать надо было!

Ну и просто любопытный факт: в 2013 году Лэчуорт стал одним из мест съемок фильма «Армагеддец». Хм (хорошо, что Говард не дожил).

Достаточно специфическими представлениями об идеальной жизни обладал архитектор Ле Корбюзье, которого, видимо, что-то сильно не устраивало тогда в Париже. Внимательно изучив опыт своего почти коллеги и его города-сада, он решил, что (Эбенизер Говард дурак) сады нужно не выносить за город, а наоборот – разбавлять ими бетонные джунгли. Эту и другие идеи он в итоге изложил в своей самой знаменитой концепции «Лучезарный город» в 1930 году.

Ле Корбюзье не мыслил полумерами и предлагал снести около 600 акров парижских застроек (держите его семеро!) и поставить вместо них огромные многоэтажки, у каждой из которых должен был быть свой административный центр. В целом им двигали благие намерения, ведь таким образом можно было обеспечить комфортными квартирами очень большое количество людей.

Также четкая система расположения зданий зонировала и упорядочивала город.

Несмотря на то, что во Франции идеи Ле Корбюзье были восприняты холодно, а порой и агрессивно (ну еще бы), в США, Европе, Китае и СССР их долгое время использовали для строительства муниципального жилья.

Так, например, поступили городские власти прелестного американского городка Сент-Луис, построив по схожему проекту грандиозный комплекс «Прюит-Игоу».

Pruitt–Igoe

Архитектором стал молодой японский американец Ямасаки Минору. Казалось, ему удалось предусмотреть все на свете: муниципальное жилье получилось современным, комфортным, сам комплекс (тридцать три одиннадцатиэтажных дома) был объединен в одну зону, где были предусмотрены зеленые участки для прогулок, площадки для общего пользования, гаражи, прачечные и прочие необходимые вещи. Комплекс распахнул свои двери перед нуждающимися гражданами в 1954 году, а дальше #чтотопошлонетак.

В течение пяти лет из комплекса унесли ноги все, кто был хоть как-то образован и хоть где-то работал. Из окрестных школ уволились все хорошие учителя, работники коммунальных служб отказались обслуживать район даже поблизости, а полицейские рисковали появляться там только в светлое время суток. То, что задумывалось почти как рай, превратилось в настоящий ад: в «Прюит-Игоу» осело почти 80% наркотрафика Сент-Луиса, там сформировались самые опасные и беспринципные криминальные группировки, а сами здания комплекса стали напоминать декорации из постапокалиптического фильма.

В 1970 году «Прюит-Игоу» официально признается катастрофой национального масштаба, и начинается программа по его расселению и сносу зданий.

Путем проб и неслабых таких ошибок было сделано наблюдение, что у людей из маргинальных слоев появляется хотя бы минимальная мотивация к развитию, только если изолировать их от себе подобных и поместить в благополучную среду успешных людей. А если наоборот: собрать их всех вместе, то получается «Прюит-Игоу». Не сразу до ребяток дошло, что бытие таки определяет сознание.

Кстати, судьба сыграла с Ямасаки Минору еще одну злую шутку, о которой он, на свое счастье, не узнал, благополучно скончавшись в 1986 году. Одним из самых грандиозных проектов его жизни был… Всемирный торговый центр в Нью-Йорке.

В общем, предлагаю вам вспомнить об этих историях, когда в очередной раз столкнетесь с ситуацией «хотели как лучше, а получилось как всегда».

Надежда На

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *