Меня зовут Борис

Вслед за конференцией лейбористов, на которой партия трудящихся решила отвергнуть выход из Евросоюза, свой слет единомышленников провели консерваторы. Национальное собрание тори также не осталось без резких заявлений, но не по поводу какого-то направления политики, а по поводу конкретных людей в партии. Ожидаемая речь Бориса Джонсона, собравшая полный аншлаг среди делегатов и удостоившаяся большего внимания, чем выступление Терезы Мэй, стала прямым заявлением о его амбициях на премьерское кресло.

Огромные толпы членов партии, им сочувствующих, журналистов и просто зевак оккупировали симфонический концертный зал Бирмингема перед речью бывшего мэра Лондона. Очереди тянулись прямо на улицы. Такой ажитации не вызывала даже выступившая тем же утром премьер Мэй, что уже говорит о том, кому принадлежит центральное место на этом собрании консерваторов и кто владеет умами и сердцами большинства партийцев в синем.

Как и положено политику, метившему на главный пост, Джонсон поговорил обо всем: оппозиции, Корбине, полиции, налогах, строительстве жилья, «брексите» и, конечно, о себе. Бывший министр иностранных дел отвел себе роль лидера коллективного мнения людей, которым не по нраву подход Мэй к решению европейского вопроса. Учитывая, что данный вопрос является основным в политической жизни страны, Джонсон утвердил себя в роли основного конкурента и претендента на кресло премьера.

Основная повестка Бориса такова: план по выходу из Евросоюза, предложенный премьером, никуда не годится, является серединкой на половинку, и его необходимо выбросить в мусорное ведро. Из речи Джонсона можно заключить, что Тереза Мэй на самом деле старается остаться в Евросоюзе, но подать это как выход из оного. Предложенный премьером план может повлечь компромиссы в виде открытых границ или отделения Северной Ирландии, что совсем не соответствует ожиданиям людей, голосовавшим за «брексит». По мнению Бориса, направление, выбранное Мэй, граничит с предательством: «Мы услышим тех, кто будет кричать о предательстве, и я боюсь, что в конечном итоге мы сами сделаем так, что больше других от этого плана выиграют ультраправые типа UKIP». Соответственно, альтернативой «невыхода» лейбористов, которым отдает дань Мэй или правому националистическому уклону Партии независимости, является премьерство Бориса Джонсона.

Помимо «брексита», бывший мэр Лондона посоветовал кабинету министров сконцентрироваться на строительстве жилья как одной из самых насущных и вместе с тем решаемых проблем для современного британского общества. Здесь он ничем не отличился от своих коллег по другую сторону нижней палаты, а вот в плане понижения налогов Джонсон опять пошел вразрез с существующей политикой Мэй и других представленных в парламенте партий. Борис вынашивает идею сверхсвободной экономической модели с максимально низкими налогами для всех социальных слоев. Идеи Корбина остаются близки к «все взять и поделить», а Мей более прагматично и соотносясь с реалиями поднимает налоговое бремя для всех в равной мере. Чтобы Великобритания смогла выжить после полного разрыва с Евросоюзом, Борис предлагает сделать из нее слабо регулируемую, максимально свободную, не обремененную налогами территорию для финансовых и технологичных компаний. По представлениям Джонсона, Евросоюз согласится иметь у себя под боком такого соседа.

Вообще, какой-либо альтернативы, кроме плана «Канада Плюс», который все равно никто не примет, или полного разрыва отношений, Борис не предлагает. Но не в этом важно его выступление. Джонсон явил миру себя самого как альтернативу затянувшемуся «брекситу». Бывший министр иностранных дел предлагает себя, свой стиль ведения дел и свой подход, а не конкретный план или пакет реформ.

Кто хочет быть премьер-министром? Никто другой из кабинета правительства или членов парламента от партии консерваторов не покусился на лавры Мэй, хотя многие держатели министерских портфелей не согласны с проводимой премьером политикой. Партизанское крыло тори среди министров и внутренняя оппозиция умеренных в парламенте, которая борется за договор с Брюсселем любой ценой, не выставили конкретной кандидатуры на смену Терезе Мэй. Единственным человеком, который так и не окончил свой размеренный, но упорный маневр за главный приз и который вновь открыто заявил о своих амбициях, стал Борис Джонсон.

С вещами на выход Tom Martins Роман и компания Tom Martins Расследование Гренфел Tom Martins Плохой парень «брексита» Tom Martins Легализация Tom Martins Свои люди – сочтемся Tom Martins Живая вода Tom Martins Новый «Брексит» Tom Martins Генно-модифицированные люди Tom Martins Полиция нравов Tom Martins Сухари суши Tom Martins Вышли в плюс Tom Martins Борьба с иммиграцией Tom Martins На гребне войны Tom Martins Овсянка обыкновенная Tom Martins  Гости столицы Tom Martins  Левый «Брексит» Tom Martins  Меня зовут Борис Tom Martins

 

 

 

 

 

Том Мартинс

Источники:
Conservativepartyconference.com

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *