Миграционный десант

Кадр из фильма “Папашина армия” (Dad’s Army). 2015 г.

«We shall fight on the beaches…»
W.L. Spencer Churchill, 1940

Наконец-то правительству выпал шанс проявить политическую волю и милитаристский флер, с которым они уже четыре года взывали к британскому электорату. Дух героических предков, переживших германские бомбежки, Дюнкерк и битву за Британию, не давал покоя ревнителям «брексита» и «независимости», и вот переправляющиеся в резиновых лодках из Франции и высаживающиеся на берегах Довера сирийцы и афганцы представлены тем самым мифическим врагом, пришедшим из Европы, с которым Джонсон, аки Черчилль в сороковом, готов расправиться. Переговоры по выходу из ЕС заходят в никуда, плана борьбы с распространением коронавируса так и нет, безработица растет, и света в конце тоннеля не видно, но маленькая победоносная операция против незваного десанта затмит в глазах обывателя некоторые недочеты правительства.

Бороться с надувными моторками будут с помощью авиации бравых военно-воздушных сил, кораблей флота и береговой охраны, ужесточением законов и, конечно, партнерской помощью Франции. Последний пункт предполагает посильную материальную поддержку в размере нескольких миллионов фунтов стерлингов на усиление полицейских патрулей на французском побережье. Возможно, столько стоит сговорчивость Франции по делам «брексита», но сумма явно недостаточна.

Волна патриотизма захлестнула консервативно настроенных граждан после того, как миграционная служба Home Office заявила, что пересечение Ла-Манша в лодках участилось и за этот год на берегах страны высадилось уже более четырех тысяч беженцев. Не такое уж и большое количество, учитывая, что всего за прошлый год беженцев прибыло более 35 тысяч, а, например, в 2002 году их прибыло более 84 тысяч. Но сам факт высадки нелегалов на фоне белых обрывов в Довере возбудил в умах общественности аллегории на тему военного захвата и воспалил чувство патриотизма в его камуфляжном проявлении.

Так, группа консервативных парламентариев обеих палат подписала коллективное письмо к министру внутренних дел Прити Пател с требованием принять жесткие меры по отношению к «вторжению иммигрантов», а премьер Борис назвал десант беженцев «глупым, опасным и криминальным» мероприятием. Сознательные граждане, которые прочувствовали угрозу полномасштабной высадки десанта более других, даже начали патрулировать пляжи юга страны.

Те, кто уповает на Черчилля, обособленность британского пути и прочие скрепы, наверное, представляют себя защитниками английской самобытности, антагонистом которой были то Германия, то Франция. Но иранцы, иракцы, сирийцы и афганцы в резиновых моторках вряд ли походят на асов люфтваффе, гренадеров Наполеона или римских центурионов. Вряд ли беженцы хотят изменить привычный уклад жизни на острове, с чем прекрасно справляются сами британцы. Более того, бессмысленно обвинять этих людей в нелегальном пути проникновения в страну и участии в криминальной деятельности.

Чтобы получить статус беженца, человек должен прибыть в страну, обходя обычные визовые и миграционные процедуры. Это и подразумевает само понятие беженца. Проект «гуманитарной визы» обсуждается на международном уровне уже давно как путь для «легализации» беженцев в консульстве или другом представительстве в стране, откуда они бегут, но в современной повестке надежды на реализацию у этого проекта мало. Нет визы беженца, как и нет легального пути в Великобританию для беженцев. Конвенция ООН 1951 года гарантирует право на прошение статуса и признает, что многим людям приходится находить нестандартные пути выезда из страны. Более того, уже по местному закону Великобритании от 1999 года, нельзя призывать беженцев к уголовной ответственности за прибытие нелегальным путем. Так что ничего «криминального», как считает премьер Джонсон, эти люди точно не совершали. Нелегальным является контрабанда людей, но когда мы в последний раз слышали, чтобы полиция или пограничники накрыли банду таких мафиози? Гораздо легче «бороться» с теми, кто сам предает себя на милость властям.

Кроме того, большинство беженцев, как и иммигрантов вообще, предпочитают пребывать в страну старыми добрыми самолетами. Но защита нерушимости границ выглядит куда эффектнее, когда в кадре появляются фрегаты, вертолеты, катера береговой охраны и премьер-министр, стоически переживший страшный вирус. На деле же беженцы встречаются не с этим угаром патриотизма, а с серыми комнатами ожидания и допросов в аэропортах Хитроу и Гатвика.

Нет вакансий Кошелек и жизнь Перестройка Сила добра Лондон не резиновый Русский след Группа риска Второй кандидат Миграционный десант

 

 

 

 

 

Том Мартинс

Источники:
Legislation.gov.uk
Gov.uk
Migrationobservatory.ox.ac.uk