Не молчать

 
Если вы не провели последнюю пару месяцев на Луне или в коме, вы, я полагаю, немало наслышаны об эпидемии сексуальных домогательств, которая разразилась в Голливуде и Вестминстере. Конечно, весь этот кошмар произошел не за последние два месяца: мужчины у власти злоупотребляют своим положением испокон веков. Просто благодаря развитию цивилизации такое поведение наконец-то перестало быть приемлемым. И кто-то наконец-то поверил очередной жертве сексуальных домогательств, а также кто-то решил, что такое поведение изрядно попортит бизнес. И вот наконец компания «Ванштайн» уволила Харви Ванштайна, а премьер-министр Тереза Мэй решила ужесточить меры наказания за сексуальные домогательства в британском парламенте. Средства массовой информации подхватили эстафетную палочку, и теперь мы еженедельно слышим о новых скандалах то в Англии, то в Америке. Это поразительно и, на мой взгляд, здорово.
 
Многое уже было написано на эту тему. Кажется, что еще можно добавить? Наверное, я бы промолчала, если не случилось бы нечто, что заставило меня задуматься над одним вопросом, который неизбежно фигурирует во всех рассуждениях о насилии, домогательствах и злоупотреблении своим положением. Почему жертвы насилия не делают заявления о случившемся? Если бы я задала вам сейчас этот вопрос, вы бы, наверное, ответили следующим образом.
 
1. Им стыдно.
2. Они боятся потерять работу.
3. Они не хотят об этом думать и хотят просто забыть о происшедшем.
4. Они думают, что это бесполезно: либо им не поверят, либо нарушителю все равно ничего не будет.
5. Они винят себя.
 
Ну как? В точку?
 
Если честно, я не понимаю, когда кто-то задает этот вопрос, потому что для меня он очевиден. Дело в том, что он продолжает мелькать в соцсетях и других средствах массовой информации. Например, недавно излюбленный американский комик Louis C. K. признался, что в течение многих лет он приглашал женщин-коллег в свой отель, запирал их в комнате и мастурбировал голым перед ними. При этом, якобы это и не было тайной, об этом многие знали, но почему-то на карьере Louis C. K. это не сказалось. Видимо, обвинения женщин не принимали всерьез или женщины просто никому, кроме подруг, об этом не говорили. Потому что им (1) было стыдно, или (2) они боялись, что в следующий раз их не пригласят работать на том или ином фестивале, или (3) они просто хотели стереть это из памяти, или (4) они думали, что им не поверят, или (5) они обвиняли себя. «Не надо было соглашаться идти к нему в номер, даже если бар отеля был уже закрыт и даже если Louis C. K. казался всем феминистом».  Есть столько причин молчать, что кажется невероятным, что кто-то вообще посмел высказаться по этому поводу.
 
Наконец, позвольте поделиться тем, что произошло неделю назад. Я пришла на встречу с моим клиентом в один из коммунальных («коворкинг») офисов Лондона. Мой клиент успешный предприниматель – умница, красавица, трудоголик, мать двоих детей и невероятно классный человек. У нас были запланированы две видеоконференции, и вот в перерыве между ними мой клиент пошла делать то, что она делает дважды в день: откачать молоко. Как и многие матери, она хочет накормить своего малыша именно грудным молоком, но ритм ее рабочей жизни не позволяет ей брать с собой ребенка. И вот она отправилась откачать молоко в каком-нибудь более или менее приватном месте. Она нашла телефонную будку, которые часто устанавливают в коммунальных офисах для частных переговоров или медитации. Она начала откачивать молоко, как вдруг некто распахнул дверь и начал на нее орать: «Что ты себе позволяешь? Что это такое? Иди вон отсюда! К нам сейчас придут клиенты!»
 
По словам моего клиента, она нашла в себе силы ответить ему, причем твердо. При этом она все-таки покинула будку и спустилась на этаж ниже, где сидела я. Тут она не сдержалась и расплакалась. Я была в шоке. Я хотела найти его и пролить пинту молока на его комп, но мой клиент остановила меня. Она умылась прямо на кухне, достала косметичку и обновила макияж. После этого мы пошли в комнату переговоров и провели еще одну видеоконференцию. Она хотела забыть о том, что произошло, и стереть из памяти того молодого человека, который так возмутительно себя с ней повел. 
 
К чему я вам об этом рассказала? Даже самые сильные женщины очень переживают в таких ситуациях, но скорее всего они, как и мой клиент, не будут тратить время и энергию на то, чтобы донести такой инцидент до администрации. Как и в ситуации сексуального характера с комиком Louis C. K., непонятно вообще, к кому тут обратиться. Нарушитель мог быть кем угодно: он мог просто заплатить за офис за день, и все. Но самое главное, как видите, такие ситуации случаются сплошь и рядом: кто-то страдает и молчит, а кто-то продолжает вести себя как вздумается.
 
Сейчас в обществе происходит такой резонанс, которым нужно воспользоваться. Я позвонила в администрацию The Office Group и рассказала о том, что произошло. Они мне пообещали отсмотреть видео системы наблюдения и разобраться с нарушителем. Давайте не будем больше молчать и задумаемся, что еще учинят те, которые остаются безнаказанными.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *