Непредвиденное чудо

«Вечерний звон»: русская песня на стихи английского поэта

Thomas-Moore

Это было в далекие шестидесятые годы. По телевизору показывали кинофильм «Операция «Трест» о борьбе чекистов с монархической организацией. Я был в отроческом возрасте и чувствовал, что взрослые с иронией относятся к детективным коллизиям этого кинофильма. Но в нем играли замечательные актеры. А сцена в эмигрантском ресторане была очень трогательной. В ней немолодой певец пел «Вечерний звон». Исполнение было великолепным, и неудивительно – за кадром звучал голос Ивана Козловского.

Прошло несколько лет, и на экраны страны вышел кинофильм «Калина красная». В самом начале фильма заключенные советской колонии поют «Вечерний звон». Разумеется, я не сравниваю яркое творение Василия Шукшина с кинофильмом, сделанным по заказу. В данном случае важно другое: это сочетание – респектабельная публика в эмигрантском ресторане и заключенные советской тюрьмы. Трудно представить столь разные миры. Но вот нашлась песня, которая их объединила.

«Вечерний звон»… В этой песне есть какая-то загадка, но в чем она? Это невозможно выразить в точных терминах. Песня давно стала одним из символов русской культуры. Удивительно то, что ее слова написаны английским поэтом Томасом Муром, а на русский язык переведены замечательным поэтом и переводчиком Иваном Козловым. Томас Мур и Иван Козлов были ровесниками: они оба родились в 1779 году. Но судьбы их складывались по-разному.

Томас Мур при жизни стал прославленным поэтом. В 1830 году он издал «Письма и дневники Байрона с замечаниями о его жизни». Эта книга вызвала большой интерес, и долгое время имена Байрона и Мура стояли рядом.

По-иному шла жизнь Ивана Козлова. В молодом возрасте он три года служил в лейб-гвардии Измайловского полка. Но когда поэту было около сорока лет, его разбил паралич обеих ног, а через несколько лет стало ухудшаться зрение, и в итоге он окончательно ослеп. Однако Иван Козлов был человеком поразительного мужества. Будучи слепым, он пишет и публикует поэму «Чернец», которая становится событием в литературе. И в это же время Иван Козлов начинает активно заниматься переводом поэтических произведений с английского, немецкого, итальянского и французского. Это не укладывается в голове – переводить по памяти, не видя текста. Современники вспоминали, что Иван Козлов мог часами читать наизусть стихи на нескольких языках.
Но узнал ли Томас Мур о переводчике своих произведений? Это может показаться удивительным, но во времена, когда люди ездили в каретах и кибитках, общение людей определенного круга разных концов Европы было весьма активным, а интерес к поэзии куда больше, чем в эпоху Интернета. В 1829 году Томаса Мура в Лондоне посетил яркий и очень интересный человек – Александр Иванович Тургенев (однофамилец Ивана Сергеевича Тургенева). В Литературном наследстве, посвященном русско-английским литературным связям, 1982 года я нашел такие интересные строки: «В своих беседах с Муром Тургенев, несомненно, касался также и другого близкого своего приятеля, Козлова. Постоянный покровитель и утешитель слепца-поэта и всей его семьи, Тургенев неустанно хлопотал об устройстве его денежных дел, помещении в печать его сочинений, всеми мерами способствовал упрочению его литературной известности… Поводом и на этот раз могли быть переводы Козлова из Мура».

Томас Мур запомнил имя своего переводчика. В 1842 году он издавал десятитомник и в предисловии к 4-му тому, говоря о переводах своих «Ирландских мелодий» на разные языки, написал следующее: «…Некоторые избранные мелодии были переведены известным русским поэтом Козловым». Жаль, что к тому времени Иван Козлов уже скончался, ему было бы приятно прочитать эти строки.

Исследователи подробно изучают нюансы переводов Томаса Мура на русский язык. Это очень важная и нужная работа, но… в жизни порой случается чудо. А чудо ни объяснить, ни истолковать невозможно. Лишь этим ненаучным словом можно назвать перевод Ивана Козлова стихотворения «Вечерний звон». Позднее эти стихи были положены на музыку Александром Алябьевым. А в 1892 году Исаак Левитан нарисовал картину «Вечерний звон». В этом полотне есть какая-то недоговоренность, что сродни внезапно наступившей тишине, которую хочется слушать.

Как бы удивился Томас Мур, да и его переводчик Иван Козлов, если бы они вдруг узнали, сколько разных образов вызовет это стихотворение. Как написал Ф. Тютчев: «Нам не дано предугадать, как слово наше отзовется».

Анатолий Мовшевич.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *