Самый русский балет на сцене Королевского театра Брайтона

В Брайтоне прошли гастроли труппы Красноярского государственного театра оперы и балета

Лебединое озеро» называют символом русского балета, а написал его Чайковский в 1876 году. Получив заказ от дирекции московского Императорского Большого театра, Петр Ильич просто хотел заработать, но по мере погружения в историю и легенды немецкого фольклора он написал лирическое размышление о своей жизни. О порывах благородной души, о борьбе добра и зла и фатальности судьбы. К сожалению, композитор не дожил до триумфа своего детища. Критики того времени ходили балет слушать, но не смотреть. Но прошло время, и знаменитый уже танцовщик Мариус Петипа написал гениальную хореографическую партитуру, и балет заиграл новыми красками, как прекрасный симбиоз музыки и танца, навсегда закрепив славу русского балета на концертных площадках всего мира.

Символично, что в Брайтоне спектакль показали 19 февраля, накануне исторической премьеры (впервые «Лебединое озеро» увидело свет 20 февраля 1877 года). В зале не было свободных мест, билеты были раскуплены задолго до приезда Сибирского театра (так для удобства англичан назвали труппу Красноярского государственного театра оперы и балета).

Самый русский балет на сцене Королевского театра Брайтона
Иван Карнаухов, солист Красноярского государственного театра оперы и балета, репетитор труппы.

После спектакля мы встретились с репетитором труппы Иваном Карнауховым, солистом Красноярского государственного театра оперы и балета, неоднократным лауреатом фестиваля «Театральная весна».

«Наша труппа с удовольствием приезжает с гастролями в город Брайтон. В этот раз мы привезли «Коппелию», «Спящую красавицу» и «Лебединое озеро», – рассказывает Иван. – Конечно, английская публика более сдержанная, чем российская, просто в силу того, что англичане не хотят нарушать действия срединными аплодисментами, но в конце – это всегда гром оваций! Правда, молодые солисты недоумевают. Они привыкли, что дома, в России, все по-другому, аплодируют после па-де-де или в конце номера, но я всегда их успокаиваю: не волнуйтесь, в конце спектакля вы все получите».

Самый русский балет на сцене Королевского театра Брайтона
Марчелло Пелиццони – Давыд Денисов «Гусарская баллада». Фото: Иван Карнаухов

Русский классический балет несет в себе то, чего зачастую нет на Западе – искренность души танцовщика, уверен Иван Карнаухов. Есть техника, есть эмоции, но правдивость жеста и жизнь на сцене – это отличие русской школы балета.

Артисты Сибирского балета уже хорошо знают город и окрестности, когда позволяет погода, ездят в парк Seven Sisters и в Истборн, но расписание спектаклей не позволяет надолго отлучаться из Брайтона.

«На следующий год снова планируем гастроли в Великобритании, – обещает Иван Карнаухов, – но что конкретно мы привезем в Брайтон, пока сказать сложно. Планируем очень интересный и разноплановый репертуар: «Щелкунчик», «Лебединое озеро», «Снегурочка», «Золушка», «Ромео и Джульетта». Что касается солистов – это замечательные пары, лауреаты международных конкурсов, участники телевизионной программы «Большой балет» первого, второго и уже третьего сезонов: Екатерина Булгутова и Юрий Кудрявцев, Елена Свинко и Марчелло Пелиццони, Георгий Болсуновский, Саяка Такуда, Анастасия Меланогова».

Самый русский балет на сцене Королевского театра Брайтона
Елена Свинко, Георгий Болсуновский «Лебединое озеро». Фото: Игорь Захаркин

В здании Королевского театра в Брайтоне я смотрела разные постановки, но балет представлялся мне с трудом – казалось, что размеры сцены этого не позволяют. И мне было интересно, существует ли в балете понятие антрепризного спектакля, когда на сцену выходит усеченный состав артистов. На это Иван ответил категорично: «Нет! Мы привозим полный спектакль, все «лебеди» в полной редакции. Кстати, требование английской стороны совпадает с нашим мнением и по музыкальному оформлению – обязательно должен быть живой оркестр, никакой фонограммы».

Сегодня очень модно переписывать оригинальную партитуру, иногда весьма авангардно. Иван Карнаухов закончил хореографическое Училище имени Вагановой и крайне скептически относится к заверениям, что вот это, новое и есть настоящий Петипа. «Петипа не записывал свои постановки, а лишь делал пометки в клавире. Ему было легче придумать заново, чем расшифровывать свои же записи, – улыбается Иван. – Балеты восстанавливали и переносили по памяти и, практически всегда, с изменениями. Что-то менялось в угоду идеологии, например, призывали избавиться от всего империалистического, тем не менее традиции сохранили. На мой взгляд, танцевать оригинальную хореографию Петипа сегодня будет скучно и неинтересно. Поменялась эстетика восприятия, поменялась исполнительская техника. Мужчина теперь появляется на сцене не просто как тень балерины, а как самостоятельное действующее лицо. Я не сторонник восстановления архаики».

В качестве своих пожеланий городу Брайтону Иван пошутил: «Очень хочется, чтобы, когда мы приезжаем зимой, здесь было так же красиво, как летом, побольше солнца!»

Хорошую погоду обещать, конечно, сложно, но тёплый приём и бурные овации – обещаем!

Людмила Никишина