Синдром отложенной жизни

Вот победим коронавирус – и заживем. А пока надо потерпеть, скоро этот кошмар закончится, и жизнь вернется в привычное русло.

Вот выйду замуж – и как начну путешествовать! А сейчас-то чего, одной грустно, как вообще на меня люди смотреть будут.

Вот похудею – и как начнут все меня любить! Работу интересную найду, заведу блог, выложу туда фотки из Парижа… Сейчас-то какой Париж, с такой кормой туда и не пускают, наверное.

Заработаю миллион миллионов, прилечу на встречу выпускников на вертолете, тогда-то Анька и пожалеет, что назвала меня олухом. Подойдет ко мне и скажет: «Не олух ты, Сережа Кузьмин, а серьезный респектабельный мужчина. Забирай меня на своем вертолете в счастливое будущее!»

Проходит 10 лет, в постапокалиптическом мире сидят в изолированных квартирах безрадостные ждуны, без вертолетов и французских круассанов. За горизонтом вспыхивает красным зарево и медленно, как в кино, вырастает величественный в своем великолепии ядерный гриб.

Или

Проходит пять минут, и озлобленная чайка-мутант сбрасывает вам на голову бетонную плиту.

Или

Вы прилетаете на вертолете на встречу выпускников, а у Аньки переднего зуба нет. Зато есть усы.

Как сказал один мой товарищ (местами буддист), существует только момент «сейчас», а прошлое и будущее – это умственные построения, которые происходят все равно «сейчас».

У нас больше ничего нет и, самое страшное, никогда не будет.

Надежды, ожидания, иллюзии, фантазии – приятная вещь с одной маленькой особенностью – выныривать из них в реальную жизнь болезненно и есть риск попасть в замкнутый круг: побег от реальности – возвращение – ужас – побег. Как не возвращаться в реальный мир, британские ученые еще не придумали.

Плохая новость номер один: чтобы жить, а не существовать в этом самом «сейчас», нужно что-то делать, даже если нет ни сил, ни желания, ни очевидного смысла.

Плохая новость номер два: выбора особо у вас нет, потому что иначе вас добьет депрессия, которая уверенно занимает свои позиции на почве из разочарования в себе и своей жизни.

Хорошая новость номер один: откладывать жизнь и счастье на потом – обычная привычка, которую можно изменить волевым решением.

Хорошая новость номер два: сила воли так же тренируемый навык (очень подробно это разобрано в книге Келли Макгонигал «Сила воли. Как развить и укрепить»).

Так вот, с другой стороны, «оставь надежду, всяк сюда входящий» тоже не лучший вариант, ведь без света в конце тоннеля желание двигаться совсем пропадает. А лечь и помереть тоже не так просто, как кажется, что жутко несправедливо, конечно.

Самое время позавидовать людям с биполярным расстройством – у них все однозначно либо прекрасно, либо ужасно, а нам вот приходится искать баланс, лазейки, пути к адекватному восприятию реальности и душевному равновесию.

Что ж поделать.

А поделать, на самом деле есть что. Например – что угодно, точнее, хоть что-нибудь. Потому что «хоть что-то» лучше, чем «ничего». Стоять в планке 30 секунд лучше, чем не стоять совсем. Прочитать две страницы книги – это на две страницы больше, чем ноль.

Потом нужно сместить фокус внимания с того, чего нет, на то, что есть. Не «я не пробежал и никогда не пробегу марафон», а «десять минут мыла пол, это почти как йога, я молодец».

Таким образом начнут появляться маленькие опоры уверенности в себе, а от чувства «сегодня я молодец» до радости жизни рукой подать.

Когда-нибудь меня уволят из газеты за фразу «делай, что можешь, с тем, что имеешь, там, где ты есть», потому что я ее использую, как местные GP парацетамол – от головной боли и при схватках в родах.

И то, и другое помогает. Проверено.

Надежда На…