Снежинки эмигрантов

 
На прошлой неделе одна моя знакомая - библиотекарь попросила меня встретиться с ее дочерью, которая учится в последнем классе и не знает, что дальше делать. Я согласилась и встретилась с Абби. Абби оказалась умницей: она углубленно изучает немецкий и русские языки (A levels) и готовится к экзаменам. Проблема заключается в том, что она совсем не знает, куда податься после окончания школы.
 
Я провела с 17-летней девочкой целый час, и под конец мне стало не на шутку жалко ее маму. Вроде бы у человека с британским паспортом и неплохими мозгами есть целый мир возможностей. Абби говорит на трех иностранных языках, что значит не только то, что она могла бы поехать в Германию или Россию, а то, что ей любой другой язык выучить не составит труда. В одной Европе есть множество университетов с мировой репутацией. Если высшее образование ей не по душе, в Лондоне существует куча курсов по самым разным направлениям, так что тут можно выучиться на актера или учителя по йоге в самых престижных школах. Если вообще надоело учиться, то работа тоже есть, особенно если пожить можно пока у родителей. Десятки, если не сотни тысяч интересных стартапов начинают покорять мир именно с Лондона. Здесь же можно найти работу подмастерья и в крупных компаниях.
 
Слушая Абби, я пыталась понять, что ей нравится и чего ей хочется. Мы разобрались, что ей нравятся быстрые решения, а не углубленное изучение проблемы, так что академический вариант ей не подходит. Она уверена, что юриспруденция, журналистика и вообще работа в ненормированном режиме не для нее. С одной стороны, это здорово. Такие, как я, которые прошли школу финансов в Лондоне, значит, сделали свое дело, чтобы разоблачить культуру Сити. Новое поколение уже не хочет работать по 100 часов в неделю ради престижной визитной карточки. С другой стороны, я совсем не завидую сегодняшним работодателям, которые нанимают на работу «снежинок» нового поколения. Они требуют гибкий график, время для волонтерских проектов, бесплатный завтрак и йогу, а работать за эти привилегии они не хотят. По крайней мере, так говорят мои знакомые, которые нанимают на работу двадцатилетних.
 
В конце разговора Абби промямлила, что вообще-то у нее недавно зародилась идея поехать в Италию. Я сказала: «Прекрасно! А что ты там будешь делать?» Как обычно, Абби ответила: «Я не знаю». Ну тут я включила свой мотор и посоветовала ей найти какую-нибудь волонтерскую программу или просто продумать маршрут путешествия по Италии на 3-6 месяцев, а до этого найти работу в Лондоне и заработать на поездку. «Тут и родители тебя поддержат, потому что у тебя есть план, и ты сама его воплотишь, и друзья тебе позавидуют, что ты организовала себе интересный год. А потом видно будет: может, ты захочешь дальше учиться или найдешь там работу».
 
Абби вроде бы и кивнула, но как-то неуверенно. Я поняла, что если я вообще не умею по жизни отдыхать и мне нужно всегда что-то делать, да еще и со смыслом, то другим людям такие вещи необязательны. Девочке просто захотелось в Италию. Для меня это немыслимо, но так уж я устроена. Я завидую людям, которые особо не заморачиваются: живут и живут. Но в данном случае мне стало жалко родителей Абби, которые наверняка переживают. Мама Абби приехала в Англию из Болгарии, устроилась в Лондоне и посвятила свою жизнь тому, чтобы у ее дочери были необъятные возможности, которые и не снились ее матери в Софии лет 20 назад. Наверное, тяжело видеть, как твой ребенок не может даже понять, чего ей хочется.
 
С другой стороны, в этом и состоит привилегия жизни в стабильном, благоустроенном государстве. Дети эмигрантов могут себе позволить просто жить, а не стремиться получить полезное образование, а потом высокооплачиваемую работу. Они могут просто так смотаться в Италию и вернуться домой к маме. Они могут что-то пробовать, ошибаться, спотыкаться и, наконец, находить себя. Получается, что их родители должны вновь перезагрузить свой менталитет и научиться радоваться беспечности своих детей.
 
 
Яна Бакунина

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *