На свободу с чистой совестью

Винсент Ван Гог «Прогулка заключенных», Сен-Реми, февраль 1890. Музей изобразительных искусств имени А.С.Пушкина, Москва

«Каторга создает каторжника».
Виктор Гюго, «Отверженные»

На данный момент в британских тюрьмах отбывают срок 173 исламских экстремиста. В связи с очередным покушением на убийство, которое полиция классифицировала как акт терроризма, общественность задается вопросом: стоит ли выпускать террористов из тюрем пораньше и без надобности прохождения комиссии по досрочному освобождению? Правительство пообещало ужесточить закон – но помогут ли эти меры или помогли бы эти меры, если устроивший поножовщину в Стретеме Судеш Амман отсидел на шесть месяцев дольше?

Не прошло и трех месяцев с убийства двух людей отпущенным на волю террористом Усманом Каном в ноябре, как еще один его товарищ по оружию попытался лишить жизни трех человек на юге Лондона. Параллели между двумя случаями напрашиваются на вопросы не только к исправительной системе, но и к тому, какое наказание получают экстремисты.

Вообще осужденные террористы в массе своей делятся на три группы: 2% просто сумасшедшие, 23% – праворадикальные националисты, 75% – исламские экстремисты. Что характерно, исламский экстремизм за последние несколько лет стихает, но на его место и на те же места в тюрьмах приходят люди с такими же дикими идеями, но националистического толка. Пять лет назад в тюрьмах Британии сидели всего 5 ультраправых, а на данный момент их уже 38. Из всего числа посаженных террористов большинство сидит за подготовку актов. Что же отличает то, что сделал Судеш Амман в прошлое воскресенье, от обычного покушения на убийство?

В ноябре 2018 года, когда Аммана арестовали, чтобы отнести обвиняемого к категории террористов, полиции потребовалось доказать, что он владел документами, содержащими информацию о терроризме и террористах. Одним из таких документов было руководство по рукопашному бою с использованием холодного оружия и семь документов с призывами к ведению террористической деятельности. Этого хватило, чтобы дать тогда восемнадцатилетнему Судешу три с половиной года, которые он провел в тюрьме, погруженный в думы о мученичестве. И пускай вас не удивляет столь малый срок.

За последние десять лет большинство обвиненных в терроризме получили меньше четырех лет за решеткой. Действительно большие сроки от двадцати лет получили около 40 человек. Еще тридцать отправились на пожизненное. Однако не будем забывать, что в Великобритании пожизненный срок редко является таковым, и сидельцам предоставляется возможность выйти на свободу с чистой совестью.

Итак, правительство Джонсона решило немедленно прекратить выпускать террористов из тюрем в половину назначенного судьей срока и подготавливает необходимые изменения в законодательстве, чтобы подобные случаи происходили только с одобрения комиссии по освобождению. Вместо половинки министры почему-то решили давать террористам минимум две трети обязательного отбывания наказания, причем изменения должны коснуться и тех, кого уже приговорили. Последнее может означать правомерное оспаривание продления сроков, так как по существующей еще пока системе террористы ожидают своего автоматического освобождения на «экваторе». С другой стороны, исходя из мнения общественности и учитывая интересы и безопасность социума, переход с полсрока на 2/3 состоится. Отметим, что такое досрочное освобождение возможно, только если обвиняемый признает свою вину.

Например, по новому предложению правительства Судеш Амман остался бы за решеткой еще на полгода, а по завершении должен был бы предстать перед комиссией по УДО и доказать свою безопасность для общества. Кроме того, оставшийся срок освобожденный проводит под наблюдением, и именно это помогло так быстро сорвать планы Аммана и предотвратить большее количество жертв. Если террористы будут освобождаться к концу своего срока или после его полного отбытия, то времени на их наблюдение и реинтеграцию в социум будет мало или не будет совсем. После отбытия всего срока наказания такие люди могут быть отпущены на волю и предоставлены сами себе.

Проблема, как говорится, в головах, но на данный момент единственно существующая программа реабилитации – Healthy Identity Intervention (HII) – является неидеальной и критикуемой за то, что ни офицеры, ни имамы, работающие с заключенными, не разбираются в сложности идеологии джихадистов. Более того, HII необязательна, и отбывающим срок террористам предоставляется возможность найти свой уникальный путь к исправлению.

С вещами на выход Tom Martins Роман и компания Tom Martins Расследование Гренфел Tom Martins Плохой парень «брексита» Tom Martins Легализация Tom Martins Свои люди – сочтемся Tom Martins Живая вода Tom Martins Новый «Брексит» Tom Martins Генно-модифицированные люди Tom Martins Полиция нравов Tom Martins Сухари суши Tom Martins Вышли в плюс Tom Martins Борьба с иммиграцией Tom Martins На гребне войны Tom Martins Овсянка обыкновенная Tom Martins Гости столицы Tom Martins Левый «Брексит» Tom Martins Меня зовут Борис Tom Martins Независимость от независимости Tom Martins Граница на замке Tom Martins Проверки на дорогах Tom Martins Миссия невыполнима Tom Martins Варианты ответов Tom Martins Поправки на полях Tom Martins В целях вашей собственной безопасности Избранные Английский писатель Впереди на лихом коне Война навсегда Запасный выход Куда податься? Либерал и Демократ Самый гуманный и справедливый суд в мире Все будет хорошо Крупный бизнес вместо уроков По царскому велению Дети Зевса и Лето К урнам! Всем успокоиться! Работает полиция Клятвы Ни больше, ни меньше Какие наши годы? Раньше срока 2020 Мы пришли с миром Почем фунт лиха Новый вирус Вы нам подходите На свободу с чистой совестью

 

 

 

 

 

Том Мартинс

Источники:
Met.police.uk
Cps.gov.uk
Gov.uk