Турецкий гамбит

Восток – дело тонкое, гласит поговорка. С втягиванием Турции в войну в Сирии ее внешнеполитическая игра представляет собою тончайшие движения хирурга, только вместо скальпеля приходится использовать военные самолеты и тяжелые авиационные бомбы.

Suruc-bombing

В конце концов, Турцию вынудили принять участие в конфликте после того, как на ее территории начали происходить теракты. Но в сложной мозаике различных воюющих группировок эта страна может пострадать и сама. В политике так редко враг врага оказывается другом.

Помимо проблемы с исламистами еще не так давно Турция опасалась курдов, которые сейчас ведут военные действия против Исламского государства. Курдские города и вооруженные формирования получают поддержку с Запада волонтерами, гуманитарной помощью, а самое главное – авиаударами стран коалиции, возглавляемой США. Для Турции курды в прошлом столетии были такими же террористами, как сейчас ИГ, разве что не столь кровожадными.

Решение начать бомбить позиции боевиков в Сирии турецкое правительство приняло после теракта в понедельник, 13 июля. В курдском городке неподалеку от границы с Сирией погибли 32 человека. Акции протеста прошли по всей Турции. Народ светской республики потребовал, во-первых, возмездия, во-вторых – недопущения подобного впредь. Более решительные меры, чем шествия с флагами, предприняли курды. Вооруженные отряды этого народа действуют не только на территории Сирии, но и в самой Турции. Так, через три дня после теракта были застрелены двое турецких полицейских, которых курды обвинили в пособничестве Исламскому государству.

Ответ был за правительством, войсками и полицией. Премьер-министр Ахмет Давутоглу заявил, что ВВС страны был отдан приказ о начале бомбардировок позиций боевиков на территории Сирии и что военные полностью уничтожили скопления живой силы и техники противника. Президент Эрдоган пообещал, что бомбардировки исламистов продолжатся, а премьер Давутоглу даже предупредил о переходе войсками границы, если атаки боевиков повторятся. Полиция своих погибших товарищей не забыла и провела 140 обысков в одном только Стамбуле. В этой операции было задействовано около 5000 полицейских. Стражи правопорядка задержали 297 человек – как курдов, так и подозреваемых в пособничестве Исламскому государству.

До этого момента Турция участвовала в авиакампании против Исламского государства довольно пассивно, лишь предоставляя свой военный аэропорт в Инчирлике ВВС США. Однако смелые заявления ее лидеров представляют немалый интерес и заставили подняться не одну бровь на лицах министров иностранных дел Сирии, США, России, Ирака, Великобритании и других стран, так или иначе играющих роль в конфликте. Тем более когда речь зашла о прямой военной интервенции.

До теракта на границе турецкие власти вели внешнюю политику в конфликте, во-первых, против президента Сирии Башара Асада и, во-вторых, против курдских вооруженных формирований. Последние представляют как внутреннюю угрозу (террористическую, политическую и ирредентистскую), так и внешнюю (нападения на турецких полицейских и пограничников со стороны Сирии и Ирака). Теперь же главным злодеем «в общем зачете» стало Исламское государство. Но помимо самой Турции курды сильны именно в тех странах, за которые борется ИГ, – Ираке и Сирии. Соответственно, получая прямую и непрямую помощь, курды могут усилить свою борьбу как против ИГ, так и против самой Турции.

Курдское население юго-востока Турции даже самого Эрдогана и его приближенных из партии AKP обвиняло в поддержке исламистов в борьбе против PKK – Партии рабочих Курдистана. Именно эта партия взяла на себя ответственность за убийство двух полицейских после произошедшего теракта. После задержаний и рейдов полиции премьер Давутоглу заявил, что Турецкая Республика непреклонна в своем намерении бороться против международного терроризма, не разделяя его, как и прежде, на сторонников ИГ, PKK или любой другой террористической организации.

Позиция Турции нетривиальна, и обеспечение безопасности страны требует тонкой игры дипломатов, решительных действий военных и ясного понимания происходящего от высшего руководства страны. В отношениях с США еще с 2013 года, когда Америке был предоставлен военный аэропорт, Турция поставила себе целью добиться установления бесполетной буферной зоны, непосредственно близкой к границе. При взаимовыгодных условиях коалиции и турецких властей курды лишатся поддержки с воздуха. Для Турции это означает, что внутренние курдские группировки лишатся поддержки с сирийской стороны. Однако кто может оказаться большим врагом – повстанцы-марксисты или революционеры-исламисты – покажет время.

Источники: BBC, Guardian.

Том Мартинс.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *