Уговор дороже денег

Уговор дороже денег
Img: Masha Trotzky

C дебатами по поводу второй волны коронавируса, необходимости возвращения на рабочие места, открытия школ и ношения масок мы начали забывать о вновь надвигающемся на нас «брексите». Вслед за обещанием Джонсона о возвращении к нормальной посткоронавирусной жизни к Рождеству придет не только Новый год, но и долгожданный «брексит». Очередная последняя и непоколебимая дата выхода из ЕС назначена на 31 декабря 2020 года, но переговоры об экономическом и политическом взаимодействии с 1 января 2021 года не продвинулись ни на дюйм. По старой доброй четырехлетней традиции стороны обвиняют в задержке друг друга.

Непримиримые друзья – Великобритания и Евросоюз – за речами об общей истории, необходимости продолжения кооперации в сфере безопасности, культурной интеграции и прочем всем хорошем держат фиги в кармане в надежде, что друг и партнер моргнет первым.

Перед своим отпуском Борис Джонсон убеждал общественность, что торговый договор с Евросоюзом будет заключен еще до Рождества, но с возвращением чиновников на работу номер 10 по Даунинг-стрит был вынужден признать завышенную самонадеянность. Теперь правительство считает достижение договоренностей к концу года «очень сложной» задачей. По мнению нашей стороны в переговорах, все дело в несговорчивых европейцах.

Британская сторона хочет перезапустить переговорный процесс, придав ему ускорение за счет быстрого соглашения по самым простым и требующим минимального экономического взаимодействия пунктам. То есть начать с малого, отрапортовать об успехах и прогрессе, а затем приступить к более сложным и щепетильным вопросам. Однако европейская сторона хочет сразу договориться о больших кусках пакта, таких как государственная помощь и субсидии, перед тем как приступать к более мелким вопросам. Для Брюсселя важно понять, каким образом стороны будут взаимодействовать в таких областях, как, например, господдержка фермерства и автомобильная промышленность. ЕС в первую очередь хочет обезопасить себя от возможной нечестной конкуренции со стороны британцев, если последние решат поддерживать свои предприятия или рыболовецкие фирмы большими дотациями, чем это смогут себе позволить европейцы. Причем европейская сторона предложила свое видение рамок господдержки, но теряет надежду увидеть аналогичный план со стороны Британии. Наши же переговорщики настаивают, что такие вещи могут быть решены когда-нибудь потом.

Дело в том, что Борис Джонсон хотел бы вообще не связывать себя никакими ограничениями в плане финансовой помощи от государства, так как на последних выборах, а до этого еще на референдуме он утверждал, что именно ЕС не дает Вестминстеру поддержать своих фермеров и рыбаков, а выход из Евросоюза наконец-то позволит помочь отечественному производителю.

Ожидается, что Совет Европы вернется к рассмотрению торгового договора в октябре, и к тому моменту стороны смогут подготовить какой-то проект, но для европейцев прозрачность финансирования и конкурентоспособность компаний как из ЕС, так и из Великобритании остается крае-угольным камнем всего процесса. Если к середине осени Брюссель и Лондон ни о чем не договорятся, то либо Британия выйдет из ЕС в свободное плавание с параличом на границе и экономическим шоком, либо окончательная дата выхода вновь будет отсрочена.

Что характерно, в этом противостоянии продолжает моргать только наша сторона. В последний раз это произошло, когда Джонсон пожертвовал границей между Ирландией и Великобританией. Товары между двумя островами должны будут декларироваться, хотя перевозиться будут формально в границах одной страны. Таможенные декларации, которые недавно Джонсон советовал просто выбрасывать в мусорную корзину, придется все-таки заполнять. Чтобы задобрить предпринимателей, чьи дела завязаны на Северную Ирландию, правительство обещает выделить 355 миллионов фунтов помощи, что еще больше раздувает финансовую дыру в бюджете, вызванную «брекситом», который, казалось бы, должен был сэкономить казне и каждому из нас очень много пенсов.

Формально переговоры должны возобновиться еще только на следующей неделе, но предваряющая их встреча в Лондоне закончилась ничем. Зато у нас есть новый переговорщик. Бывший премьер Австралии Тони Аббот, который повозглавлял тамошнее правительство два года и запомнился предвыборной гонкой с поеданием лука в сыром виде и вместе с шелухой, надеемся, придаст «брекситу» новое дыхание.

Нет вакансий Кошелек и жизнь Перестройка Сила добра Лондон не резиновый Русский след Группа риска Уговор дороже денег

 

 

 

 

 

Том Мартинс

Источники:

Ec.euorpa.eu
Consillium.europa.eu
Gov.uk