«В мире призрачных теней» Анатолия Мовшевича: презентация книги «Молчаливый голос» в Гринвиче

Первый сборник стихотворений и новелл Анатолия Мовшевича «Ива. Мороз. Скрипка» был издан в 1990 году. С тех пор автор выпустил еще 4 книги, а также работал в качестве составителя сборников «Так вот ты какой, Восток!», «И минареты в зеркале воды». В 2010 году стихотворения и глава из книги «Навстречу прошлому в поисках настоящего» были переведены профессором Willem G. Weststeijn на голландский язык и опубликованы в Амстердаме. Презентация книги Анатолия Мовшевича «Молчаливый голос» 25 июня в Гринвиче стала его дебютом в лондонском литературном мире.
Вечер проходил в живописном доме англиканского священника начала XIX века. Место проведения мероприятия было выбрано не случайно: «Молчаливый голос» – это первый совместный проект Анатолия Мовшевича и английского художника Кристофера Муди (Christopher Moody). Кристофер Муди – англиканский священник, поэтому он любезно предоставил свой дом для проведения презентации.

Мероприятие проходило в формате soiree. С разрешения капризной английской погоды в начале вечера гостей пригласили в сад, где им были предложены легкие закуски, вина, шампанское и вода. В 7.30 все были приглашены в парадную гостиную дома, в которой и состоялся вечер.

Несмотря на разность языков и культур гостей мероприятия, вечер прошел душевно. Анатолий Мовшевич начал с чтения нескольких ранних стихотворений, после чего прозвучали более поздние произведения из новой книги. Интересна смесь мотивов стихотворений Анатолия Мовшевича. Так, мотивы времени, одиночества, безумного современного мира удивительным образом соединены с образами живописи, лесных рек и озер и ощущением тайного пространства. Его стихотворения не объясняют, тревожат или, наоборот, обнадеживают, а скорее уводят в мир чего-то однажды увиденного, потерянного в детстве, в мир синего неба, запахов и созерцательной полурадости:

Сколько в воздухе предвечерья
Скрыто тайных, незримых дверей.
К нам идут навстречу деревья
По тропинкам утраченных дней.

В одном из стихотворений Анатолия Мовшевича прозвучала такая фраза: «С детства хотелось уйти в зазеркалье…» Образ «зазеркалья» – некоего полумира, который одновременно и прежний, и чужой, – пронизывает страницы сборника.

Лирические работы Кристофера Муди, полные света и тишины, сочетаются с миром образов поэта. Так, на монопринте «Свет пруда» («Pond Light») изображено молчаливое лесное озерцо, в котором отражаются деревья и кусты леса. Покрытое легкой зыбью зеркало озера передает лес по-новому и содержит в себе особое пространство. Работа выполнена в черно-белых тонах, но в правом верхнем углу изображена свисающая в пруд яркая желто-синяя ветка. А в мире «зазеркалья» ее нет.

Обложка книги – это также работа Кристофера Муди. На ней полуразрушенная арка, за которой тянется пустое закатное поле. «Работы Криса неожиданно точно передают атмосферу произведений моего мужа. Удивительно, что Крис не говорит по-русски и читал из всего сборника только несколько переведенных стихов. На мой взгляд, стихотворения и монопринты подходят друг другу», – заметила во время вечера жена автора, Лариса Мовшевич.

Одним из самых сильных стихотворений, прозвучавших на вечере, на мой взгляд, было стихотворение, посвященное недавно ушедшему другу семьи автора Александру Стоуну. «Мы столько лет состояли с Александром в переписке, а лично так и не встретились, – заметил автор, а потом добавил: – Жили на двух разных континентах».

Памяти Александра Стоуна

На другом конце света.
В разгаре буйной весны.
На это не будет ответа,
Но пока я вижу сны.

Повторяется снова и снова,
Как в десятках и сотнях зеркал,
Как будто нашел подкову
Или вещь, что давно искал.

Они живы, пугающе живы.
Так знакомы родные черты.
На тропинке, где старые сливы,
Но до них никогда не дойти.

Своеобразной кульминацией вечера стало прочтение драматической сцены «Остров Наксос». Это произведение среди прочих уже переведено на английский, поэтому англоязычным гостям были предложены распечатки перевода. В сцене Тезей мистическим образом попадает в современный мир, в котором встречает Прокруста, царя Миноса, Медею и Геракла. Каждый из них в новой реальности устроился по-своему, и они все несут различное понимание современности. Таким образом, Тезей снова оказывается в лабиринте, в котором ищет путь обратно к Ариадне. Наполненная шутками и параллелями драматическая сцена о заблудившемся во времени древнегреческом герое одновременно и ностальгична, и игрива.

В конце вечера гости задавали вопросы автору. Разговаривали как о творчестве, так и о роли писателя в России. Присутствующая на встрече английская художница Xanthe Mosley даже успела нарисовать портреты Анатолия и Кристофера карандашом. Ее муж, писатель Ivo Mosley, рассказал о новом сборнике, в котором он выступал в качестве составителя – «The Green Book of Poetry».

Как заметил Анатолий Мовшевич, его творчеству характерен оксюморон. Отсюда и название книги «Молчаливый голос». Вот и творческий вечер русского поэта стал неким сочетанием различного: Лондон и солнечная погода, русский и английский языки, поэзия в искусстве и стихотворения о живописи. У уходивших с вечера складывалось ощущение, что на несколько часов мечта поэта сбылась и мы все побывали в каком-то чудном, тайном мире, куда давно хотелось и никак до этого не удавалось попасть, в мире призрачных теней и «зазеркалья».

Есть переулки, сочиненные дождем.
И города, придуманные снегом,
И крыши, созданные летним сном,
И ветер, рвущийся с ночного брега.

Как хрупок камень
И так прочен свет.
Живая память
 Безымянных лет.

Татьяна Эверард Хэррис.

Фото: Christopher Moody.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *