Ветро-электростанции Eё величества

Великобритания на сегодняшний день является одним из лучших в мире мест для ветроэнергетики и лучшим в Европе. К концу мая 2021 года в UK насчитывалось 10 961 ветряных электрогенераторов, общей мощностью более 24,1 гигаватт: 13,7 гигаватт наземных мощностей и 10,4 гигаватт морских мощностей (шестое место по величине мощностей среди всех стран). В 2021 году ветроэнергетика обеспечивала 25% электроэнергии, продаваемой в Великобритании, обогнав уголь в 2016 году и атомную энергию в 2018 году. Ветряные элетростанции – крупнейший источник возобновляемой электроэнергии в Великобритании и одна из самых привлекательных отраслей для инвестиций.

И всё это невзирая на то, что строительство и эксплуатация ветряных электростанций в Великобритании обходится достаточно дорого, что связано как с самой технологией генераторов, так и с арендой площадей под их размещение. Помимо частных инвестиций, существует и правительственная программа по субсидированию отрасли, в рамках развития экологичной энергетики (Renewables Obligation).

Самая лакомая и выгодная часть этого энергетического пирога – ветряные фермы расположенные на береговом шельфе по всей переферии Соединенного Королевства. Они дают большую мощность, ими можно покрывать значительные площади, а так же при их строительстве меньше возни с частными владельцами земли.

Владычица морская

Вряд ли для кого-то секрет, что правящие британские монархи владеют фантастическим количеством движимого и недвижимого имущества. Некоторые категории этого богатства могут даже показаться весьма необычными – Елизавете II, согласно законам Великобритании, принадлежат все дельфины в Королевстве и лебеди, обитающие на Темзе, Тауэр и Вестминстерское аббатство, целые дороги и улицы в Лондоне, Гайд-Парк (и еще девять лондонских парков)…

Общая стоимость всех этих активов весьма затруднительна для какой-либо адекватной оценки, но по одним из последних данных The Sunday Times Rich List за май 2021 года, лишь задекларированный финансовый капитал королевы Елизаветы II составляет более 365 миллионов фунтов стерлингов.

Из всей этой колоссальной суммы – 100 миллионов фунтов стерлингов – стоимость личной коллекции марок королевской семьи, известной как Королевская филлателическая коллекция.

Но, вероятно, самая неожиданная вещь в этом списке – побережье Великобритании. Королева технически владеет всем территориальным морским дном Великобритании через компанию British Crown Estate, с весьма мутным монархо-государственным статусом.

Сама традиция и право такого крупного землевладения уходит своими корнями в далекий 1066 год, к моменту последнего нормандского завоевания, когда и было создано Британское королевство. Именно тогда, после завоеваний Вильгельма I, монархи и получили свое право на владение этими территориями, которые лишь наращивались в течении столетий, параллельно с этим юридически закрепляя свои владения разными законами и актами, а  также репрессиями, казнями и махинациями.

Так, все воды, окружающие Великобританию, принадлежат Королеве в соответствии с особым законодательным актом 1963 года. Тут стоит отметить, что акт Елизавета II пролоббировала лично, через распорядителя Crown Estate, графа Перта в 1962 году. До этого британские монархи не имели законных прав на землю под морем.

Теперь же Её владения включают в себя почти целиком Ла-Манш, Ирландское море, северную часть Атлантического океана и Северное море.

Континентальный шельф Соединенного Королевства, на котором находится самые ценные природные ресурсы страны – газ и нефть – тоже в этом списке. Известно, что стоимость одних только разведанных месторождений нефти на шельфе равляется порядка 60 миллиардов фунтов.

Ветро-электростанции Eё величестваНо XXI век задает новые технологические, а вместе с этим и экономические тренды. Многие страны, особенно Западного мира, обеспокоены рисками глобального потепления и экологическими проблемами, ввиду чего начинают постепенно отказываться от углеводородного топлива и внедрять в структуру своей экономики новые источники энергии. Крупный бизнес не отстаёт и тоже вкладывает свои капиталлы в соотвествии с «зелёным духом времени».

ВЕТЕР – НОВАЯ НЕФТЬ

Ветроэнергетика является частью быстро развивающейся отрасли возобновляемой энергетики, которая способна производить энергию с меньшими выбросами углекислого газа и меньшим загрязнением окружающей среды. Глобальный Совет по ветроэнергетике прогнозирует, что в ближайшие годы резко возрастет в особенности число морских источников ветровой энергии. А у Британии тут большое преимущество.

Ветро-электростанции Eё величестваЕщё в прошлом году Борис Джонсон пообещал «зеленую промышленную революцию» для Великобритании, которая станет движущей силой экономического восстановления после пандемии.

Правительство подтвердило намерение выделить 160 миллионов фунтов стерлингов на ветроэнергетику, а сам премьер-министр дал понять, что видит большое будущее для возобновляемых источников энергии в стране.

Во всем мире правительства вкладывают миллиарды в ветряную и солнечную энергетику, и рынок уже обратил на это внимание.

В этом году акции датского энергетического гиганта Ørsted, который производит 30% мировой «энергии морского ветра», выросли почти на 50 процентов.

Еще до заявления Джонсона все больше британских инвесторов переходят на «зеленые» технологии. Этим летом британские вкладчики вложили около 2,5 миллиардов фунтов стерлингов в экологические энерго-компании, что в четыре раза больше, чем в прошлом году.

СЛЕДИТЕ ЗА РУКАМИ: КОРОЛЕВСКАЯ РЕНТА ЗА ВЕТЕР

Как уже было сказано, собственность, принадлежащая правящему монарху Соединенного Королевства, весьма впечатляет. На протяжении всего периода существования правящей династии, структура управления этими активами менялась и оптимизировалась – как в экономических, так и в политических целях. Со временем всё сложнее было объяснить людям справедливость и правовую обоснованность таких богатств. Объяснения в духе «так было всегда», «да это же наши традиции!», «монарх – помазанник Божий» устраивали общество всё меньше и меньше. И монархия пошла на разные ухищрения.

До XX века это делалось путем создания сложной и весьма запутаной системы афеллированного права собственности на разные земли и поместья, длинных цепочек полудоверительного управления и подобных хитростей.

Ветро-электростанции Eё величестваВ 1760 году Король Георг III создал структуру по управлению общирными владениями Короны – Crown Estate и передал ее в формальное подчинение государственному Казначейству. (Но и Правительству она также не принадлежит! – ей управляет независимая организация, со своим собственным уставом и правлением). Взаимен монарх избавился от головной боли по управлению обширными территориями (которые не всегда были прибыльными), и стал получать так называемый ежегодный грант – чистые доходы от использования земли. C 1 апреля 2012 г. в соответствии с Законом о государственных грантах 2011 г. (SSG), ежегодный грант был упразднен, и с тех пор монарху был предоставлен стабильный источник дохода, который индексирован на процент от годовой чистой прибыли Crown Estate (в настоящее время он установлен на уровне 25%).

Вот как Crown Estate комментирует свой статус в FAQs на своем сайте:

What is “Crown land’?
This is a phrase often used to cover a variety of different properties such as:
 – Land belonging to The Queen as monarch
– The Queen’s private property
– Properties of the Duchies
– Government land
All of these definitions are partly correct, but naturally it can be somewhat confusing. To avoid this, we always refer to our property and land as being ‘The Crown Estate’.

Crown Estate является одним из крупнейших управляющих недвижимостью в Соединенном Королевстве, управляя имуществом на сумму 14,1 миллиарда фунтов стерлингов. Не будем перечислять весь портфель собственности этой конторы, ее доходы от разработок золота, серебра и других недр Британии, оствановимся на анализе нового прибыльного тренда – ветроэнергетике.

Ветро-электростанции Eё величестваПримерно 55% береговой полосы Великобритании принадлежит Crown Estate. Тут можно было бы сказать – «Ну хоть что-то принадлежит народу!». Да, но стоит отметить, что герцогства Корнуолл и Ланкастер, с общирными береговыми линиями, являются прямо наследуемой королевской собственностью, которая принадлежит членам династии, а в Шотландии и Северной Ирландии Crown Estate создала дочернии компании. К тому же, Crown Estate  владеет практически всем морским дном Великобритании на расстоянии 22 км от берега – самыми удобными локациями для строительства ветряных ферм.

Формально – всё это не является частной собственностью прявящего монарха в юридическом смысле, поскольку по закону он не может её продать. А вот снимать весьма неплохую ренту в размере 25% чистой прибыли – может. Официально значительная часть доходов идет на содержание и ремонт дворцов Королевы, зарплату персоналу, «служебную деятельность Королевы»… но мы-то с вами всё понимаем 🙂 Доход – он и на Острове доход.

ТРАДИЦИИ, ПОМНОЖЕННЫЕ НА ФУНТЫ

Но одной лишь прибыли от сдачи в аренду принадлежащей монарху земли, видимо, оказалось недосчтаточно.

В 2004 годы лейбористское правительство Тони Блэра отвергло возможность  создания «исключительной экономической зоны» для ветровой и волновой энергетики и «продавило» парламентский акт, в соответствии с которым Crown Estate теперь может получать прибыль не только со сдачи в аренду континентального шельфа Британии, но так же собирать роялти от выработанного в этих локациях электричества – иными словами, квази-монархический налог на прибыль частных ветро-энергетических компаний, использующих энергию ветра и волн.

Ветро-электростанции Eё величестваИнвестиционный бум в ветряную энергетику последних лет привел к тому, что на последнем аукционе по продаже лицензий на использование морского дна возникла большая конкуренция. Лишь один из первых заключенных контрактов даст Crown Estate почти 880 миллионов фунтов за 10 лет, всего же по мнению экспертов этот раунд аукциона принесет не менее 9 миллиардов фунтов стерлингов в течении 10 лет, из которых 2 миллиарда только лишь за аренду – прибыль Елизаветы II.

Ветро-электростанции Eё величестваСитуацию, при которой монархия владеет таким объемом национальных богатств страны и имеет с этого прибыль, вызывает всё больше вопросов – едва ли сегодня ее можно назвать демократической и справедливой для XXI века, а также положением, которое отвечает интересам нации в вопросах развития зелёной энергетики. Далеко сложившееся положение дел и от капитализма и свободной конкуренции. Правовой статус, по крайней мере владения морским шельфом, недрами Британии, – и её ветром! – крайне сомнителен и непрозрачен, а лоббирование Виндзором интересов своей семьи едва ли вызывает у кого-то большие сомнения.

Ветро-электростанции Eё величестваХочется подчеркнуть, что это не вопрос в духе большевиков «отобрать и поделить», а назревшая проблема пересмотра хоть и традиционных, но всё-таки архаических экономических отношений внутри государства, которое должно смотреть в будущее, тем более когда «традиции» начинают чувствительно влиять на развитие всего общества.

И не стоит забывать, что истрическое, «данное Богом, традицией и Парламентом» право на морские земли, было получено монархией всего полвека назад.

Дмитрий Бурлуцкий