Выборы, день 15-й

Две недели предвыборной гонки порадовали электорат семипартийными телевизионными дебатами, непрекращающимися обещаниями, планами, предложениями и в последнюю минуту корректируемыми программами, а также необычайной для Британии пестротой местных политических предпочтений.

General-Election-3

Благодаря прошедшим по ITV дебатам с участием зеленых, Независимости, шотландских и валлийских националистов британская внутренняя политика становится более красочной. Есть, конечно, и совсем уж маргинальные альянсы, и ирландские Шин Фейны, но стоит разобраться в том, как публика отреагировала на бесконечный поток «политинформации» от наиболее представительных сил за прошедшие две недели.

В общем сравнении большинства опросов общественного мнения лидируют лейбористы. Около 34% опрошенных проголосовали бы именно за эту партию. Им на пятки наступают консерваторы – 33%. Клеггомания прошлых выборов закончилась: либерал-демократы с 14% недотягивают даже до половины той поддержки, которую имеют две лидирующие партии. Зеленые замыкают список с 5%, их электоральной базой по-прежнему остается юг Англии.

Если судить о прошедших пяти годах у власти, уровень популярности тори можно было бы оценить на «в общем-то неплохо», но опережение (пусть и минимальное) лейбористами на второй неделе выборов никак не может вписываться в их планы. А виной тому прошедшие дебаты. Становится очевидным, почему Кэмерон под всеми предлогами избегал встречи один на один с Милибэндом.

Двухчасовая партийная битва в четырех раундах – экономика, здравоохранение, иммиграция, политическая система – прошла в Манчестере. До дня голосования дебатов больше не будет. Столкновение глав партий запомнилось сомнительными заявлениями Найджела Фараджа (Партия независимости) о запрете на лечение от ВИЧ для иностранцев, вызвавшем наиболее оживленный поток дискуссий в социальных медиа.

Election-2015

Однако, по данным YouGov, рейтинг популярности во время показа дебатов оказался следующим: Никола Стерджен (шотландские националисты) – 28%, Найджел Фарадж (Независимость) – 20%, Дэвид Кэмерон – 18%, Милибэнд – 15%, Клегг – 10%. Во-первых, это говорит о том, что британцам очень интересно мнение «третьей» силы (в данном случае Шотландской национальной партии); во-вторых, консерваторы уступают «очки» по иммиграционной политике и Евросоюзу Партии независимости; в-третьих, мы вполне сможем увидеть коалицию лейбористов и либерал-демократов в следующем парламенте, а это грозит серьезными политическими переменами и электоральной реформой.

Основной темой для словесной перепалки между Милибэндом и Кэмероном стали здравоохранение и экономика. Вообще эти выборы уже окрестили «health versus wealth», намекая на разнополярность видений мира правыми консерваторами и левыми лейбористами. Если возникнет ситуация «подвешенного» парламента, когда понадобится коалиционное формирование правящего кабинета, ситуация будет не «здравоохранение против частного капитала», а «и волки сыты, и овцы целы».

Ярыми сторонниками политической системы, при которой одна партия становится во главе правительства, были и есть консерваторы. Это означает, что если Милибэнду и его партии удастся вырваться вперед за следующие две недели, то скорее всего будет создана коалиция лейбористы – либдемократы. При таком раскладе, вполне возможно, будет проведена политическая реформа, при которой все последующие выборы предполагают формирование коалиционного кабинета и распределение министерских портфелей между крупнейшими политическими партиями.

Election-2015-2

Пока что лейбористы успешно ведут свою кампанию на местах. Консерваторы уступают им в том, что не могут похвастаться такой популярностью лидера партии в наиболее отдаленных или густонаселенных городах севера страны. Либерал-демократы уверенно выигрывают, как всегда, на юго-западе, но сильно уступают в национальном масштабе. Свой поезд Ник Клегг вполне может упустить. Если консерваторы нарастят обороты электоральной популярности, на договор с либералами никто уже не пойдет.

Партия независимости стала больной мозолью для консерваторов и весьма скрасила кампанию этого года. Вообще Найджел Фарадж радует публику и привлекает интерес своей неординарностью и попыткой быть более консервативным, чем сами тори. На самом деле Кэмерон уже предупредил, что те, кто переметнулся от консерваторов к «Независимости», таким образом впускают в правительство лейбористов, а значит, еще больше усугубляют положение в области политики с Евросоюзом и иммиграции.

Зеленые и валлийцы вряд ли сделают погоду. Никола Стерджен и ее SNP интересны тем, что многие шотландцы могут проголосовать как за них, так и за лейбористов. Выборы на севере могут поменять соотношение сил в Великобритании в целом.

Нас ожидает интереснейшая кампания. Еще предстоит увидеть первые телевизионные ролики партий. Возможно, нас порадуют парой скандалов. Британская политика точно становится более интересным зрелищем, чем переругивание джентльменов на зеленых диванах.

Источники: ICT, YouGov, Independent, BBC, Guardian.

Том Мартинс.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *