Женщины в литературе и переводе: реалии и стереотипы

Женщины в литературе и переводе: реалии и стереотипы14 марта в рамках Лондонской книжной ярмарки прошла дискуссия на тему «Женщины в литературе и переводе: реалии и стереотипы».

В этот день за обсуждением собрались яркие представительницы литературного дела – писательница Гузель Яхина (автор романов «Зулейка открывает глаза» и «Дети мои»), переводчица Лиз Хайден, литературный агент Юлия Гумен и издатель Ксения Папазова (издательство «Глагослав»). Единственным мужчиной за столом был ведущий Дэниел Хан, который представил всех дам жюри и начал дискуссию с вопроса к Гузели об ее писательском опыте. Рассказав слушателям о своем первом опубликованном романе и сделав небольшой обзор истории СССР и положения женщин в контексте социальной, рабочей и политической жизни, автор добавила:

Гузель Яхина: – Я родилась в 1977-м, у меня было советское детство, с 2001-го по 2010-й я работала в области маркетинга, с 2014-го я стала профессионально заниматься литературой. Ни разу в моей жизни я не сталкивалась с дискриминацией по гендерному признаку. Да, начинающему неизвестному автору тяжело стать опубликованным, но пол автора на это никак не влияет, главным критерием отбора является качество текста. В России существует два мнения о том, что такое женская литература: с одной стороны, это сентиментальная, довольно низкого уровня литература, написанная для женщин, с другой стороны – литература, написанная женщинами. В сфере литературы можно найти много женских имен среди успешных писателей, литературных критиков, издателей, переводчиков – например, Людмила Улицкая, Людмила Петрушевская, их книги переведены на многие языки. Я не думаю, что гендерные проблемы являются наиболее важными в России, и в литературной сфере, в частности.

Женщины в литературе и переводе: реалии и стереотипыДэниел Хан: – Юлия, как вы думаете, говоря о литературе в России, действительно ли это является проблематичным, что на «женскую» литературу навешивают клише «сентиментальная»?

Юлия Гумен: – Я не думаю, что это гендерная проблема. Мы работаем более чем с сорока авторами, и большая часть из них – женщины. Одна из них, Людмила Петрушевская, позиционирует себя как «поэт для женщин». У нее много работ, посвященных женщинам, бытовым жизненным проблемам. Но интересно, что на англоязычном рынке она стала известна благодаря ее необычным, страшным городским сказкам.

Дэниел Хан: – Ксения, вы жили и учились в разных странах. Какое у вас сложилось мнение о гендерных различиях в литературе?

Ксения Папазова: – В Англии люди уделяют большое внимание проблеме гендерной идентичности, в Голландии я такого не наблюдала. Будучи издателям, я не смотрю, кем написан роман, мужчиной или женщиной. Самое главное – интересная история.

Дэниел Хан: – В переводной литературе издают в два раза больше писателей-мужчин, чем женщин. Лиза, на ваш взгляд, можно что-то изменить в этом направлении?

Женщины в литературе и переводе: реалии и стереотипыЛиз Хайден: – Я рада, что вы обратили внимание на это. Одна из моих коллег-переводчиков, Кэтрин Янг, провела подобное исследование. В целом она пришла к выводу: если женщины не будут переводить женщин, их никто не будет переводить! Мы должны уделять внимание тому, что пишут, печатают женщины, и давать им возможности быть переведенными.

Юлия Гумен: – Лиза, есть ли какие-то различия, когда вы переводите текст, написанный мужчиной или женщиной?

Лиза: – И да, и нет. Я люблю работать с теми текстами, которые вызывают у меня интерес. Мне важно слышать голос автора! Есть определенные авторы-мужчины (например, Водолазкин), с чьими текстами мне интересно работать. Конечно, иногда я воспринимаю некоторые проблемы, которые описывают женщины-авторы, иначе и ближе, они понятнее мне, но в целом все зависит от контекста.

Дэниел Хан: – Гузель, вы знаете, кто ваши читатели? Вам важно, кто ваши читатели?

Гузель Яхина: – В основном мои читатели – это женщины. Я вижу это через встречи с читателями, е-майлы и письма, на Фейсбуке. Но есть и читатели-мужчины, которым также интересно мое творчество.

Юлия Гумен: – Я бы хотела добавить, что Гузель получила главный приз премии «Ясной Поляны», жюри которой состоит полностью из мужчин. То есть мы можем сказать, что им было интересно читать этот роман.

Дэниел Хан: – Юлия, а как вы относитесь к важности позиционирования книги для определенного круга читателей, рынка? Может быть, проблема находится в позиционировании?

Юлия Гумен: – У нас есть несколько авторов-женщин, работающих в жанрах, где обычно доминируют мужчины, – триллеры и научная фантастика. Так вот, например, в 90-х годах одна из наших авторов (известная писательница Мария Галина) вынуждена была взять мужской псевдоним, чтобы быть опубликованной. На мой взгляд, сейчас многое изменилось, но и возникли другие сложности. Например, Валентина Назарова, автор двух триллеров. У нас возникла проблема с позиционированием ее книг. Издатель хотел разместить на обложке силуэт женщины в туфлях на высокой шпильке, что противоречило содержанию книги – это триллер, где история разворачивается вокруг преступления в области информационных технологий. Нам пришлось отстаивать нашу позицию: если автор – женщина, это не значит, что написанный ею текст будет полон романтики и любовных перипетий.

Дэниел Хан: – Как переводчики могут помочь в поиске новых авторов?

Лиз Хайден: – Литературные агенты делают отличную работу, отыскивая новых авторов. Но я думаю, что переводчики не всегда понимают, что они тоже в какой-то степени являются литературными первооткрывателями. Мы должны также тщательно работать – читать онлайн-журналы, блоги, искать новых авторов.

Обсуждение прошло в довольно легкой и непринужденной атмосфере, оставляя надежду, что у прозы, написанной, переведенной или издаваемой женщинами, есть как настоящее, так и будущее.

Ольга Кентон

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *