Секретное кино Лондона

В 2005 году режиссер Фабиен Ригал заметил, что поход в кино перестал быть испытанием для зрителя, в том числе психологическим.

Secret-London

Никакого потрясения и катарсиса современные фильмы в большинстве своем в зрителе не вызывают, а значит, искусство кино теряет свой первоначальный смысл. В 2007-м он придумал способ возродить кино как переживание. Для этого он поместил современного зрителя не по эту, а по ту сторону экрана, заставив его не сидеть в удобном кресле с ведром попкорна, а делать все то, что делают на экране герои. Как это происходит? Компания Secret Cinema, которую основал Фабиен, выбирает на свое усмотрение любой фильм и устраивает его показ в каком-то неожиданном месте Лондона. Это может быть склад, школа, библиотека, туннель и все что угодно, где есть стена для проекции экрана. О месте показа всем купившим билет сообщают только за сутки перед показом. Но самое интересное то, что зрителям также сообщают, что именно им нужно надеть на показ. Это может быть длинная юбка, шляпа, темные штаны и пиджак – в общем, что-то, что есть в гардеробе каждого, но чего обычно в кино не носят. Сюрпризы начинаются уже на входе, когда зрители понимают, что сейчас они не просто будут смотреть кино, а с ними станут что-то делать. После того, как закроется входная дверь, они могут попасть на суд, в лабораторию, психбольницу, тюрьму, бордель и даже в открытый космос. Актеры, участвующие в действии, настолько вживаются в роль, что никакие попытки зрителей выспросить, что происходит, не помогают. И, надо сказать, зрителей не щадят. Если вам повезло попасть в психбольницу, вас завяжут в халат, нашпигуют таблетками (витаминами), измерят температуру и отправят развлекаться с другими «больными», при этом не забыв заставить смыть макияж. Если вы попали в тюрьму, то бегать на прогулке заключенных вы будете так же, как и накачанные 20-летние парни, несмотря на то, что вам уже за 50. Иначе зачем было идти на Secret Cinema?

Я попала в Secret Cinema через Bethnal Green Library, залы которой были умело задекорированы под суд. Оказавшись внутри, зрители превращались в преступников, и каждый после удара молотка грозного судьи получал свой срок. Раздав сроки, нас, совсем как реальных заключенных, заставили переодеться в робы и сдать вещи, развели колоннами по автобусам с затемненными окнами и повезли в неизвестном направлении. Оказавшись на месте, мы поняли, что попали в тюрьму. Уже на входе нас встречали местные парни, которые не стесняясь отвешивали комментарии по поводу новоприбывших. Далее следовал обед из отвратительно склизких бобов, за которые местные устроили драку, и знакомство с сокамерниками.

Мне достался серийный убийца. Разговор не клеился. Я не очень помнила, зачем меня вообще сюда притащили, и, несмотря на то, что это игра, я была единственной из нас двоих, кто пытался об этом думать.

Серийный убийца, напротив, настолько вжился в роль, что за те 15 минут, что я с ним провела, мне на самом деле стало не по себе. Особенно не по себе было от отсутствия мобильного телефона. Но в этом и заключается суть происходящего – максимально погрузить зрителя в атмосферу того фильма, который будут показывать, заставить его стать частью киноленты и начать сопереживать героям каждой клеткой организма. Особенно хорошо это чувствовалось на прогулке, во время которой старожилы «терли» свои дела, а новички пытались перезнакомиться. Но знакомства клеились плохо, так как, во-первых, нас постоянно гоняли из угла в угол, а во-вторых, никто уже не понимал, кто он в этой игре – преступник в робе или банковский работник из Сити.

После прогулки наступило время отдыха – можно было отправиться петь в хор, лепить парафиновые свечи, клеить благотворительные открытки, вышивать салфетки с философскими высказываниями вроде «Только Бог видит мои грехи» или читать. У каждого занятия была своя сексапильная надзирательница, которая объясняла смысл и пользу выбранного занятия для психики заключенного и при надобности могла зычно прикрикнуть для порядка.

Где-то в середине действа половина зрителей догадалась, какой фильм им предстоит посмотреть. Другая же половина, напротив, перестала ощущать себя собой и начала теряться в собственных ощущениях и идентичности, совсем как в знаменитом Стэнфордском тюремном эксперименте американского социального психолога Филипа Зимбардо, который разделил 24 обычных студента колледжа на группы «заключенных» и «надзирателей» в оборудованной в подвале факультета психологии имитации тюрьмы. Участники игры очень быстро вжились в свои роли: надзиратели начали испытывать садистские наклонности, а заключенные — депрессию и безнадежность. Эксперимент пришлось закончить досрочно.

Когда наконец всех отвели в спортзал и на экране появился Энди Дюфрейн, все поняли, что последние пару часов они находились в «Побеге из Шоушенка». Зрители не могли сдержать возгласов восторга, ведь к этому моменту все устали быть заключенными и мечтали вернуться к разговорам о самих себе, забрать свои мобильники и переодеться в обычную одежду. При этом эффект погружения в атмосферу фильма был достигнут – так хорошо я не запомнила еще ни один фильм!

На сегодня Secret Cinema показала/поставила более 20 фильмов. Прошлые постановки: «Прометей» (2012), «Ненависть» Кассовица (1995), «Побег из Шоушенка» (1994), «Небо над Берлином» (1987), «Бегущий по лезвию» (1982), «Багси Мэлоун» (1976), «Пролетая над гнездом кукушки» (1975), «Лоуренс Аравийский» (1962), «Третий человек» (1949).

Попасть в фильм: secretcinema.org

Журнал «Новый стиль».

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *