Артемий Троицкий: о Цое, Европе и России

Глядя на профессорский прищур Артемия Троицкого, сразу невольно вспоминаешь, что именно он рассказал большинству жителей Советского Союза о рок-музыке, выведя ее из платоновского мира идей в широкие народные массы.

Artemy Troitsky

Большинство так и запомнили его как рок-журналиста, хотя здесь больше подходит определение «играющий тренер» – будучи непосредственным участником и организатором различных культурных проектов, он знал не понаслышке об организации первых в стране концертов и рок-фестивалей.

В отличие от «застывших в янтаре» собственных свершений культовых фигур 80-х, Троицкий продолжал расширять поле деятельности, написав еще несколько книг о феномене советского/русского рока и андеграунде, выступая с авторскими программами на телевидении и радио, участвуя в ряде интернет-проектов. Работал преподавателем в МГУ и продолжал знакомить свою аудиторию с новинками нестандартной музыки, которую он находит по всему миру. Сейчас Артемий базируется в Таллинне, откуда удобно перемещаться по Европе – в Хельсинки (где он преподает в университете), в Россию – по надобности или время от времени в Лондон. Совсем недавно, в феврале, Артемий читал здесь курс лекций в King’s College – «О молодежных движениях и субкультурах России: от декабристов до хипстеров и гопников».
В этот свой приезд Артемий – гость на вечере Цоя в Пушкинском доме и на трибьют-концерте в Сохо, организованном Маргаритой Багровой (Urban Events) в честь дня рождения звезды русского рока.

О чем вы расскажете на сегодняшней встрече?

— Я думаю, что люди и так много знают о Цое и все биографические данные можно почерпнуть из Википедии. Я довольно часто даю интервью о Викторе и группе «Кино» и довольно хорошо представляю круг вопросов, который людей интересует. Поэтому сегодняшнее выступление будет построено на ответах на вопросы, которые я сам себе буду задавать по поводу Вити Цоя. Интерес к нему по-прежнему есть, и помнят его прекрасно, и любят его, и песни слушают.

— Ваши собственные проекты на данный момент.

— Во-первых, я занимаюсь всяческой медийной работой – у меня есть 3 радиопередачи в трех разных городах: Москве, Петербурге и Таллинне. Во-вторых, я пишу колонки в 5 разных мест: в 2 главные эстонские газеты, в «Новую газету», «Московскую», на «Эхо Москвы» и на русскую службу Би-би-си. Потом я занимаюсь преподавательской работой – читаю лекции в университетах Таллинна и Хельсинки, вот в Лондоне недавно читал. С сентября я засаживаюсь писать книгу на основе одного из читанных мной курсов («Об истории молодежных движений в России…»), с которым я скоро еду в Америку. На самом деле в первую очередь я занимаюсь своей семьей и детьми, а все, что я перечислил выше, – это хобби.

— Ваш взгляд на современную молодежную культуру в России.

— Состояние этой молодежной культуры довольно кипучее, но не очень качественное. Особо интересных явлений я не замечаю. В основном эта культура в достаточной степени вторична и даже называется иностранными словами – «гики», «хипстеры»… А та часть нашей молодежной культуры, которая не вторична, не внушает мне ни малейшей симпатии – скажем, гопники или антимайдановцы. То, что мне нравится, – это добровольческое движение. Очень симпатичные ребята, много чего хорошего делают – и старикам помогают, и пропавших ищут, и пожары тушат. И я бы сказал, что в областях это движение больше ощутимо, чем в столицах.

Artemy Troitsky 2

О сфере профессиональных интересов

— Меня интересует все, что происходит в мире. Если говорить о профессиональной вовлеченности в эти сферы, то это, конечно, Россия, которую я знаю довольно глубоко и широко.

О переезде в Таллинн

— Во-первых, здесь очень нравится моей семье, и я за них спокоен. Во-вторых, как это ни странно и ни удивительно, но в Эстонии у меня сейчас больше возможностей для профессиональной реализации. Потому что моя проблема в России состоит не в том, что меня там как-то специально преследуют или запрещают (это тоже было, в начале 80-х). А проблема в том, что, зная о моей политической неблагонадежности и недостаточной восторженности, очень многие пути в России (многократно мною хоженые) сейчас для меня перекрыли. На телевидении мне в России сейчас делать нечего, на некоторых каналах я нахожусь в стоп-листах, на некоторых других (НТВ в том числе) – меня приглашают в качестве говоруна на ток-шоу, а мне это совершенно неинтересно. Тем более что я прекрасно знаю, что на нашем телевидении могут сделать с любым выступающим, просто нарезав запись определенным образом.

Что касается того, чтобы делать свою авторскую передачу, как я делал много лет на разных каналах, – об этом даже речи идти не может. Такая же история у меня произошла с университетом: я 12 лет преподавал в МГУ на журфаке, пока в прошлом году не намекнули, что мое присутствие там вызывает сомнения. Я решил шума не поднимать и тихо ушел оттуда, хотя моих московских студентов мне жалко и они тоже переживают.

О музыкальной деятельности

— Музыка каким-то образом стекается ко мне, находится в Лондоне в том числе – вот сегодня побывал на Портобелло в Rough Trade. Дело в том, что я не коллекционер – у меня нет желания собрать один альбом в 30 экземплярах. У меня это обычно на компакт-дисках, в единственном экземпляре, и мне все равно, где он был записан. Но сама коллекция – дикое количество пластинок, несколько десятков тысяч. Поскольку я делаю аж 3 радиопередачи, то всей этой музыки мне едва хватает.

— Если вдруг пожар и нужно выносить вещи, что вы в первую очередь будете спасать?

— Если говорить о вещах, а не о детишках… тогда я постарался бы спасти некоторые свои картины, поскольку я еще и коллекционер живописи, помимо всего прочего.

О Лондоне

— Сюда я приезжаю довольно часто, 3-4 раза в год. Музыкальные концерты меня перестали привлекать. Ходил в Гайд-парк на Summertime Festival – из четырех модных групп более-менее понравилась одна. Приезжаю я сюда по трем причинам. Первая: я просто люблю город Лондон – пожалуй, это мой любимый город из всех в мире. Он живой, постоянно меняется, всегда здесь можно найти что-то новенькое. Вторая причина: у меня здесь живут очень хорошие близкие друзья, как англичане, так и русские. Третья причина: здесь периодически возникают какие-то работы: то курс лекций прочесть, то переговоры провести.

О современной России

— Я – довольно типичный случай и жертва (повального синдрома покидать Россию). Совершенно не жалею, что уехал. С другой стороны, в Россию меня тянет и события, происходящие там, интересуют. Не вижу ничего страшного в том, что человек приехал работать в другую страну. С другой стороны, совсем я себя отрезанным ломтем не считаю. Скорее я повис на листе ожидания – если в стране начнут происходить серьезные перемены в правильную сторону, я с большим удовольствием снова впишусь во все происходящие там прекрасные события.

Интервью Татьяна Чуваткина.

Фото: Антон Фатьянов.

Благодарим за помощь в организации интервью Маргариту Багрову (Urban Events) и Касса Бэя.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *