ДОЛЯ ГАВАНСКИ: «Ничто не заменит физического присутствия на съемочной площадке»

Интервью с Долей Гавански, в котором мы поговорили о документальном фильме «Женский день», вышло в Pulse UK в марте 2020 года, за несколько недель до того, как границы Великобритании были полностью закрыты на карантин.

Несмотря на сложности с показами, отмену запланированных мероприятий, картину все же посмотрело огромное количество зрителей в России и за рубежом, а сейчас их стало еще больше благодаря тому, что фильм появился в онлайн-доступе.

«Женский день» – это истории, завернутые в упаковку документальной киноленты. Героини фильма (среди них нобелевский лауреат Светлана Алексиевич, соучредитель компании «Лаборатория Касперского» Наталья Касперская, известный визажист Елена Крыгина и др.) делятся со зрителями личными и сокровенным воспоминаниями о жизни в СССР и постсоветской России. «Женский день» – об оборотной стороне праздника 8 Марта, обо всех трудностях и сложностях, через которые прошли женщины, борясь за свои права. Но также это фильм о настоящей любви, добре и вере в собственные силы.

В этом году мы снова пообщались с Долей о ее новых проектах и о том, как на них повлияла пандемия.

ДОЛЯ ГАВАНСКИ: «Ничто не заменит физического присутствия на съемочной площадке»– Доля, я очень рада видеть вас снова. Конечно, первый вопрос: как прошел год?

– Год был странный. Многое пришлось отложить до лучших времен. К сожалению, я не смогла побывать на многих фестивалях, которые отобрали фильм «Женский день» для своих программ и где он завоевал награды, в том числе на недавнем Международном историческом фестивале в Бургасе (Болгария), где картина получила приз за «Лучший фильм», обойдя таких номинантов, как «Добро пожаловать в Чечню» или «Суд» Сергея Лозницы. Многие просмотры также проходили в интернете. Но, по крайней мере, мне удалось побывать на премьере на Софийском международном кинофестивале, где фильм был очень тепло принят и позже показан в кинотеатрах.

ДОЛЯ ГАВАНСКИ: «Ничто не заменит физического присутствия на съемочной площадке»Кроме того, я посвятила это время будущим проектам: написала два сценария, собирала материалы для нового документального фильма, посвященного женщинам-игрокам компьютерных игр. Еще я продолжила записывать радиопостановки. В новых реалиях это был странный опыт: обычно мы все находимся в одной студии и действительно разыгрываем наши диалоги. В этот раз каждый был в отдельной комнате, один на один с микрофоном. А в остальном, как и большинство, я занималась детьми, домом. Я шучу, что в 2019 году я сняла фильм «против кухонного рабства», а в 2020-м коронавирус вернул его обратно.

ДОЛЯ ГАВАНСКИ: «Ничто не заменит физического присутствия на съемочной площадке»– Сейчас у зрителей появилась возможность посмотреть фильм «Женский день» онлайн.

– Да, он доступен для просмотра на Sky, iTunes, Virgin TV.

ДОЛЯ ГАВАНСКИ: «Ничто не заменит физического присутствия на съемочной площадке»После того, как я закончила съемки фильма, я поняла, насколько сильными и мудрыми были эти женщины. Они прошли через тяжелые жизненные испытания. И я бы сказала, что этот фильм актуален как никогда – ведь он o том, что, несмотря на трудности, важно не потерять дух и веру в лучшее. В Советском Союзе все это уже было – очереди, дефицит товаров, закрытые границы – и, несмотря ни на что, люди умели любить, радоваться жизни.

– А что вы посмотрели за этот год?

– Много семейного и детского кино. Также было приятно пересмотреть старую добрую классику, а из новых мне понравился «Еще по одной» Томаса Винтерберга. Хочется еще увидеть «Землю кочевников» Хлои Джао, какие-то другие фильмы, выдвинутые в этом году на премии.

– В самом начале пандемии многие режиссеры запустили проекты, связанные с коронавирусом: Оливер Стоун, Андрон Кончаловский. Вам хотелось что-то снять на тему пандемии, самоизоляции?

– Когда все это было в новинку, я что-то снимала, для себя. Но к осени пропало всякое желание это делать. Я не думаю, что людям будет очень интересно смотреть кино о ковиде. Мы все окунулись в одну и ту же рутину: удаленную работу, домашние дела, зум-звонки. Что касается Лондона, я думаю, что здесь еще острее стал ощущаться вопрос самоидентификации, понимания того, что является твоим домом. Уверена, многие прошли через процесс переоценки ценностей, понимания того, что им действительно важно в жизни, что делает их счастливыми.

– Эту тему затрагивает фильм «18% серого» («18% Grey», реж. В. Чучков), в котором вы выступили не только как актриса, но и как соавтор сценария и продюсер.

– Да, это история семейной пары, Зака и Стеллы, которые переехали в Лондон из Болгарии, надеясь начать новую жизнь в британской столице. Но их планы разбились о реальности иммигрантской жизни. В фильме затронуты темы миграции, самоидентификации, любви, взаимопонимания. Я играю Стеллу, и эта роль мне очень близка.

Фильм вышел во всех кинотеатрах Болгарии, я успела посетить его премьеру до пандемии, но, к сожалению, вскоре после выхода фильма в прокат все фестивали и встречи проходили онлайн. Надеюсь, у зрителей скоро будет возможность посмотреть этот фильм в Англии.

 – Неужели будущее за цифровым кино?

– С одной стороны, конечно, это удобно, но, на мой взгляд, это временный выход.

Вряд ли можно ожидать, что после послаблений карантина все ринутся в кинотеатры и театры. Многие люди по-прежнему находятся в самоизоляции, другие просто опасаются идти в места массового скопления людей. В общем, неизвестно, когда это все вернется в норму. Но думаю, что со временем вернутся и кинотеатры, и театры – людям важно находится в социуме. Люди нуждаются в социальном общении, обмене мнениями, ощущении «коллективного» просмотра чего-то. Я надеюсь, что из этого периода мы выйдем с голодом к хорошим и интересным проектам, историям.

Мне важно общаться с людьми – живое взаимодействие со зрителем ничто не заменит. С другой стороны, например, в моем новом проекте, исследующем мир компьютерных игр, игроки живут в подобной «изоляции» годами. Для них отсутствие связи со внешним миром в порядке вещей.

ДОЛЯ ГАВАНСКИ: «Ничто не заменит физического присутствия на съемочной площадке»– Расскажите подробнее о вашем новом проекте. Почему вас заинтересовала эта тема?

– В прошлом году я приняла участие в большом количестве различных дискуссий, благотворительных акций и мероприятий – от сбора денежных средств для детей в Бразилии до помощи местной NHS. Как вы знаете, я озвучиваю Зарью, героиню компьютерной игры Overwatch, и так получилось, что меня пригласили на беседу с женщинами-игроками компьютерных игр. Было приятно узнать, что моя героиня многих вдохновляет, особенно потому, что это не стереотипный женский образ, а «самая сильная женщина в мире».

Мы многое обсуждали, в том числе коснулись темы словесных унижений, оскорблений и домогательств в отношении женщин-игроков. До этого момента я не подозревала, насколько это серьезная проблема. Меня это очень тронуло: я начала изучать этот вопрос, общаться с женщинами, расспрашивать об их опыте участия в компьютерных играх; они мне стали присылать видео, личные дневники, е-майлы с историями. Так начал набираться материал для нового документального фильма. В какой-то степени это продолжение темы «Женского дня» – это изучение мира женщин, но немного другого. Это другая, более молодая аудитория, это женщины, живущие в разных точках земного шара, говорящие на разных языках. Но их объединяет страсть к компьютерным играм, а также их опыт нахождения в виртуальной реальности, в которой почти нет законов, где никто не защищен от словесного насилия. Но также я хочу сказать, что проблема абьюза онлайн касается не только женщин-игроков: с этим сталкиваются многие люди, пользующиеся социальными сетями.

Еще важно понять, что происходит после того, как игра заканчивается. Как актрисе мне интересна связь между человеком и выдуманным героем, эти отношения между настоящим и цифровым миром. Но, сыграв роль, я «переодеваюсь», оставляя свой костюм в гримерке, и возвращаюсь к себе настоящей. Многие женщины проживают жизнь вместе с героиней игры. Для них это возможность найти новых друзей, сообщество, лучше понять самих себя. То, как себя ведут некоторые персонажи игр, дает им силу и помогает бороться с собственными проблемами в реальном мире. Но сразу же возникает вопрос: а что происходит с ними в конце или когда выключается компьютер – жизнь становится лучше или, наоборот, в ней появляется пустота? Что для них игра – возможность убежать от проблем или что-то другое?

– Кто ваши будущие героини?

– Одна из моих героинь – британская студентка (она планирует быть журналистом в электронных спортивных СМИ). Она инвалид, прикована к инвалидному креслу и не может самостоятельно передвигаться. Игра для нее спасение. Другая героиня – яркая, энергичная женщина, актриса бурлеска. Также есть участница из небольшого городка в Финляндии, у которой завязались онлайн-отношения с девушкой из Новой Зеландии. Они вместе семь лет, но никогда не видели друг друга вживую. Они хотят сыграть свадьбу, а я надеюсь, что мне удастся снять ее путешествие.

– Учитывая, что съемочный процесс невозможен без реального взаимодействия с людьми, когда планируете приступить к съемкам?

– Надеюсь, что летом, и будем продолжать снимать в последующие месяцы. На данный момент мы ищем финансирование для этого проекта. Из-за пандемии ко всем прочим, привычным расходам еще добавились расходы на обеспечение безопасности съемочной группы, сбор дополнительных документов. Конечно, можно поехать снимать за границей (например, в Болгарию или Россию), но сразу же возникает большое количество «но»: самоизоляция до и после, с кем оставить детей, а если границы закроют опять… В общем, сейчас невозможно взять и поехать снимать, как это было раньше. Я только надеюсь, что мы сможем выйти из этого странного состояния в ближайшем будущем.

– Вам удалось побывать в разных ипостасях съемочного процесса (в качестве актрисы, режиссера, сценариста, продюсера). Где вам более комфортно?

– Я играю на сцене с 16 лет. И многое из того, что я делаю, вытекает именно из актерского мастерства: умение чувствовать зрителей, наблюдать за людьми, понимать мотивацию человеческих поступков, создавать интересные сцены, снимать, работать с другими актерами и съемочной группой. Когда я общаюсь с участниками моих фильмов, я говорю с ними не на языке журналистики, а как актриса. В первую очередь мне интересен человек и его история.

У режиссера, конечно, больше ответственности и задач, которые нужно решать. Актерская профессия в этом плане проще: ты приходишь на съемочную площадку, исполняешь свою роль и уходишь домой. А режиссер, почти как генерал в армии, отвечает за весь проект, взаимодействуя с огромным количеством людей, которых нужно постоянно поддерживать, вдохновлять, вникать в их проблемы. Ко всему прочему, часто добавляются проблемы с финансами, сбором необходимых документов. Было бы классно, если бы кто-то пришел и сказал: «Доля, вот деньги, делай что хочешь». К сожалению, это невозможно. Но, с другой стороны, съемки фильма и написание сценария – это как рождение собственного ребенка, это иной опыт, нежели актерская игра. Благодаря этому я научилась лучше понимать режиссеров, знаю, сколько у них трудностей. Многие актеры постоянно жалуются, бывают чем-то недовольны. Я вообще не обращаю внимания на мелочи. Мне нравится физически присутствовать на съемочной площадке, это ничто не заменит.

Беседовала Ольга Кентон