«Если нового нечего сказать, незачем за такое сильное произведение и браться»

5, 6 и 7 октября на сцене Pleasance Theatre состоится премьера театра Xameleon – постановка «Собачье сердце» Михаила Булгакова. Мы поговорили с режиссером спектакля Константином Каменским о прошедшем в августе театральном фестивале в Эдинбурге и новой премьере в Лондоне.
 
- Костя, ты недавно побывал на знаменитом эдинбургском «Фриндже». Расскажи, как все прошло?
- В Эдинбург мы возили два спектакля, которые я сделал в прошлом году: «Станция Бродский» и «Тюремный психолог». Они очень разные: «Станция Бродский» - спектакль, который играется в плавательном бассейне, он поставлен по пьесе, которую я написал сам, основана она на судьбе Иосифа Бродского и включает его поэзию. Спектакль ультрасовременный по форме, с множеством световых эффектов и видеодизайна, а кроме того, это еще и акустический эксперимент: актеры не произносят ни слова, во время спектакля в бассейне стоит тишина, а весь текст и звукоряд спектакля, заранее записанный, транслируется в наушники, которые все зрители получают при входе. Одним словом, современный постмодерновый театр. 
 
«Если нового нечего сказать, незачем за такое сильное произведение и браться» FullSizeRender 1
 
«Тюремный психолог» же - это документальная монодрама по пьесе московского автора Елены Исаевой. В центре спектакля трагическая история женщины, роль ее исполняет Алеся Маньковская, и это прямой, ничем не прикрытый монолог к залу, и весь час действия она существует как бы на сверхкрупном плане, держа силой эмоций и переживаний зрителя в постоянном напряжении. Это классический русский театр в лучшем своем проявлении.
 
Все билеты на «Станцию Бродский» были распроданы еще за две недели до открытия фестиваля, и каждый вечер у нас была небольшая очередь зрителей, ждущих лишний билетик. Необычность формы привлекла и прессу: «Станция Бродский» была включена в 10 самых странных и необычных спектаклей Эдинбурга этого года по версии газет The Telegraph и The Scotsman. А вот «Тюремного психолога» шли смотреть люди более вдумчивые, ищущие психологического театра, эмоционального накала, актерской игры - и находившие это. Алеся сделала почти невозможное: она целый час одна на сцене, работает на английском языке - и при этом она абсолютно органична. Все получилось оправданно: и форма спектакля, и легкий русский акцент, и эмоциональный накал, шкала которого доступна немногим современным британским актерам. Одним словом, удачный у нас вышел эдинбургский опыт в этом году.
 
- Это твое первое в жизни участие в фестивале «Фриндж»?
 - Не совсем: это наша первая поездка на Эдинбургский фестиваль, но не первый «Фриндж». В прошлом году мы со «Станцией Бродский» принимали участие в Camden Fringe Festival в Лондоне, играли «сухую» (то есть сценическую) версию спектакля. Кроме того, в 2003 году я принимал участие в Лидском театральном фестивале. Но Эдинбург - это, конечно, особенный опыт. Такого масштаба событие в мире экспериментального театра одно.
 
- В начале октября состоится премьера твоей новой постановки – «Собачье сердце». Это будет классическая версия?
- Можно сказать, что это будет классическая постановка - в том смысле, что сценическое пространство мы используем вполне традиционно: зрители сидят где им положено, и актеры играют на сцене. Здесь не стоит опасаться неожиданностей. Неожиданности могут заключаться  в другом: в трактовке и подходе к материалу - но это тоже скорее нормально. Если нового нечего сказать, то незачем за такое сильное произведение и браться.
 
- Как ты решился на эту постановку? Булгаков, особенно «Собачье сердце» после знаменитой экранизации Бортко, не самый простой автор для театра.
 - У любого произведения может быть больше одной сценической или экранной версии, тем более если речь идет о Булгакове. Фильм 1988 года принадлежит раннеперестроечной эпохе, и трактовка образов, и суть конфликта, и акценты в нем расставлены согласно времени: более контрастно, более бескомпромиссно, чем - как мне кажется - видел мир сам Булгаков. Ведь нельзя забывать, что из всех булгаковских персонажей ближе всего к нему самому, пожалуй, находится Алексей Турбин, персонаж «Белой гвардии», а значит, сам Михаил Афанасьевич никогда не снимал с себя и со всего образованного сословия России ответственности за то, что произошло со страной в 1917 году. И образ профессора Преображенского, созданный Евгением Евстигнеевым, вряд ли в глазах Булгакова мог быть таким образом рыцаря от науки в сияющих доспехах, образцом интеллигентности и порядочности. Я ставлю своей задачей приблизиться к Булгакову, который не разделял своих современников на черных и белых, на абсолютно правых и совершенно неправых, а никогда не снимал вины за произошедшую катастрофу с себя и людей своего сословия.
 «Если нового нечего сказать, незачем за такое сильное произведение и браться» IMG 7919

«Если нового нечего сказать, незачем за такое сильное произведение и браться» IMG 7920

«Если нового нечего сказать, незачем за такое сильное произведение и браться» IMG 7918
На репетиции новой постановки «Собачье сердце». / Фото: Олег Качинский
 
- Будут ли какие-то сюрпризы, неожиданные повороты? Чем эта постановка будет отличаться от других по этому произведению?
 - Мысль, которую я хочу выразить в своем спектакле, требует специальных средств выразительности, особой формы, и поэтому мы используем много современных средств выразительности и носителей информации, чтобы подчеркнуть глубину пропасти, пролегавшую между группами социума в современном Булгакову мире. Это видеодизайн, и живые камеры, и видеоперсонажи, и, конечно, музыка.
 
«Собачье сердце»: 5, 6 и 7 октября
Pleasance Theatre, Carpenters Mews North Road London N7 9EF
 
Заказ билетов: www.xameleontheatre.com
 
Лидия Шафранова

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *