ГЕРОЙ НАШЕГО ВРЕМЕНИ – ВЛАДИМИР ЩЕРБАНЬ

Photo: Oleg Katchinski www.absolutelyphoto.co.uk

ГЕРОЙ НАШЕГО ВРЕМЕНИ – ВЛАДИМИР ЩЕРБАНЬ IMG 0167 2Владимир Щербань – основатель и режиссер лондонского  HUNCHtheatre. За плечами Владимира более двадцати лет театральной жизни: сначала в качестве студента театрального факультета Белорусской государственной академии искусств, затем – режиссера-постановщика в Национальном театре имени Янки Купалы, сооснователя и режиссера большинства спектаклей белорусского «Свободного театра», пост которого он оставил в апреле этого года. 

С 19 по 27 августа в рамках Эдинбургского театрального фестиваля «Фриндж» пройдут премьерные показы спектакля «Герой нашего времени» в постановке HUNCHtheatre. Pulse UK удалось пообщаться с режиссером накануне лондонского предпоказа.

– Почему именно Лермонтов? Ведь его здесь почти не знают.
– Пушкинисты хорошо поработали. На самом деле Лермонтов совершенно уникален – как в контексте мировой, так и русской литературы. И образ Печорина стоит особняком среди других героев литературного наследия. На мой взгляд, та история, которую мы представим зрителям, звучит современно и актуально.

– Как вы работали с текстом романа?
– Мы взяли три перевода для сравнения, но язык там довольно устаревший даже для русскоговорящего читателя, не говоря уже о британцах. Поэтому мы решили, что сделаем современную адаптацию. И как вы понимаете, мы работали не с романом целиком, а взяли одну из глав – «Княжна Мэри», которая, на наш взгляд, наилучшим образом звучит с точки зрения нынешнего времени.

– Как проходили репетиции?
– Уникальность этого спектакля в том, что мы изначально создали его в моем доме. Мы долго не могли найти помещение для репетиций (из-за пресловутой британской бюрократии) и в итоге решили репетировать в комнате. И даже пару раз сыграли спектакль, пригласив туда друзей, коллег. Нам было интересно проверить восприятие русской классики на английском языке.

– Вам легко работать в Британии?
– Театральные традиции Британии сильно отличаются от привычных нам. Здесь нет государственных театров, актеры не работают по 20 лет в одном и том же театре; здесь все поставлено на поток и привязано к конкретному проекту. В этом есть как плюсы, так и минусы – проект заканчивается, и о нем забывают, начинают делать что-то другое, уходят в другой театр, но с другой стороны, это заставляет концентрироваться и не размениваться по мелочам.

Но что касается меня, я не могу сказать, что почувствовал эту огромную разницу – я не работал в «чужом» театре. Все проекты я создавал сам, работая вместе с людьми, с которыми мне интересно.

– У вас интернациональный коллектив.
– Да, со мной работают два британских актера (один из которых Оливер Беннетт, мой творческий партнер, с которым я сотрудничаю уже пять лет), актриса из Беларуси, которая сейчас живет в Лондоне, – Настя Зиновьева, а наш художник вообще проживает в Колумбии.

По поводу разницы между британскими и актерами с постсоветской территории – например, отношение к поклонам. Наших хлебом не корми, дай покланяться. А вот британцев я буквально заставляю выходить на поклоны после спектакля – они стесняются.

– В Лондоне сейчас появилось довольно большое количество русскоязычных театров. Каково ваше мнение о русскоязычных постановках?
– То, что в Лондоне появилось много русскоязычных театральных компаний, это хорошо, потому что они должны конкурировать между собой, соответственно, представлять зрителям качественные спектакли. Я не видел много постановок, но из того, что видел, была пара достойных. Но живя в Англии, нельзя ограничиваться только русскоязычной публикой – важно обмениваться культурой, давать возможность британцам познакомиться с русским театром. Я противник каких-то проектов для небольших «сообществ».

– Если сравнивать британские и европейские театры, что вам ближе из них?
– Я люблю европейские театры. В Британии режиссер – это не главный человек. Все диктует автор, что, на мой взгляд, странно. Это очень ограничивает возможности режиссера, актеров. В Европе все несколько иначе, там важна визуальная сторона спектакля.

На мой взгляд, лидирующую позицию среди театров занимает немецкий театр. Также бельгийский театр. Вот поэтому мы с Оливером Беннетом и создали HUNCHtheatre. В нашем театре мы будем совмещать лучшие традиции европейской и британской театральной режиссуры.

– Работы каких режиссеров вызывают у вас наибольший интерес?
– Мне нравятся работы итальянского театрального режиссера Ромео Кастеллучи, работы Анатолия Александровича Васильева (с июля 2007 года проживает во Франции), бельгийского режиссера Яна Фабра, Арианы Мнушкиной (театр «Солнце», Франция).

– Какие у вас планы после Эдинбургского фестиваля?
– «Фриндж», конечно, сейчас наш самый главный проект. Но также мы уже работаем над новыми постановками.

Мне хочется поставить спектакль про Всеволода Мейерхольда – основоположника новой актерской системы и театра, ставшего символом революции в искусстве. Это был удивительнейший человек с невероятно трагической судьбой. Британцы же очарованы революцией, но мне хочется показать, насколько разной она может быть. А про Мейерхольда нет ни одного спектакля – ни в России, нигде. Я надеюсь, что мне удастся вернуть его имя зрителю.

Еще один проект, который меня заинтересовал, – это спектакль по одному из рассказов Кафки, который посоветовал мне писатель Зиновий Зиник. Он как-то приходил к нам на спектакль и после сказал: «Вот посмотри этот рассказ, из него может получиться спектакль». Это история молодого человека, который уехал в России и там потерялся. Там много всего, что совпадает с сегодняшним днем.
Вот над этим хочется поработать, но в целом мы открыты для новых предложений.

Беседовала  Ольга Кентон

«Герой нашего времени»
20 июля, 19.30
Karma Sanctum Hotel, 20 Warwick street Soho
London W1B 5NF
Билеты: 16.76 фунтов
www.eventbrite.co.uk

 

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *