Гоша Куценко: Искусство – это безвластие и исповедальный разговор с самим собой, поэтому миссия музыканта и актера – миротворческая

В прошедшее воскресенье в Лондоне русскоязычная публика смогла посмотреть спектакль «Скамейка» поставленный по пьесе Александра Гельмана. Популярная во всем мире пьеса переведена на 30 языков.

Gosha Cutsenko

Шедевр советской социально-бытовой драмы зазвучал динамично и по современному в исполнении звезды российских сериалов Ирины Апексимовой и одного из самых востребованных российских актеров и медийного персонажа Гоши Куценко. Получилась комедия, местами казалось, что актеры сорвутся на пошлость, но пройдя по грани, они очень реалистично разыгрывали вечный конфликт мужчины и женщины. Смотреть было интересно. Из эмоции в эмоцию не кидало, как должно было бы – не хватило драматического накала. Аплодировали артистам долго, Гоша Куценко сделал несколько селфи на смартфоны зрителей, любезно согласился ответить на наши вопросы и раскрылся с неожиданной стороны.

– Что вы хотите донести до своего зрителя?
– Артисты идут на сцену, чтобы стать самыми непобедимыми людьми на земле, чтобы лишиться страхов. Мой способ существования на сцене – это сильный исповедальный разговор с самим собой. Я в эту секунду заслуживаю внимания самого себя к самому себе. Человек обязан любить себя. Если он не любит себя, он не человек. Именно такие «нечеловеки» лишают жизни других людей. Это люди, которые комфортно себя чувствуют в котле страхов, ненависти и убийства. А артист – это обратная профессия политике. Поэтому я в нее и отправился. И ты, и зритель, вы находитесь под властью искусства. Искусство – это безвластие, это подчинение всего великого человеку, как и было задумано изначально. Поэтому на сцене ты обретаешь самый сильный человеческий лик.

Меня всегда удивляло, почему люди ходят в театр. Откладывают важные дела, тратят иногда последние деньги. Наверное, они идут в надежде увидеть настоящего человека на сцене. Даже если в жизни ты кусок дерьма, то на сцене ты пытаешься вытащить из себя самое хорошее, самое высокое. Здесь нужно играть как последний раз. Сцена – это идеальное место, чтобы расстаться с жизнью и в буквальном, и в переносном смысле. С глупой, никчемной вчерашней жизнью и начать жить заново. Выкричаться.

– Как пришла идея обратиться к этой пьесе Гельмана?
– Ирочка Апексимова пригласила. Правда, согласился только со второго раза, я – ленивое животное, казалось , что столько текста никогда не выучу. И два человека на сцене – это испытание. Мы планировали сделать спектакль за месяц, мне хватило четырех репетиций, чтобы послать режиссера, но его имя почему-то до сих пор стоит в афише. Он ничего не сделал, только взял деньги, причем в два раза превышающие гонорар любого самого уважаемого режиссера. Я смело это говорю. Если я его увижу, то скажу и ему в лицо. В итоге мы работали над постановкой полгода. А сейчас написали продолжение. Это будет та же скамейка, но сорок лет спустя. Сделаем музыкальный спектакль.

– Кто послужил прототипом вашего персонажа? Это сборный образ или вы играете кого-то конкретного?
Я там играю своего дядю. Папа у меня был семьянин. А дядя – хулиган немножко и ловелас. Мы сделали ремикс, пьеса обросла шутками о том времени, придуманными нами с Иркой. Но авторский текст весь остался, вся текстура, фактура речи, характеры. Наш спектакль для современного зрителя. Времена изменились, люди стали быстрее в тысячу раз. Поэтому мы играем его не как Табаков с Дорониной два с половиной часа, мы фигачим его. Мы играем как японцы, они отчаянно играют. Современный человек выходит из тупика при помощи GPRS, а те люди готовы отдать жизнь, чтобы разобраться и понять, что же она эта жизнь такое.

– У вас в ноябре в Москве состоялась презентация нового альбома «Музыка», пение – это новое амплуа?
– Нет, моя первая группа называлась «Баранина – 97», косили под группу «Ноль», потом еще были разные проекты. А это осознанный альбом – мой взгляд сверху на эту жизнь. Там есть три неплохих дуэта с девчонками, мне нравится с девочками петь. Один из них с Юленькой Самойловой, это девушка инвалид, она открывала Паралимпийские игры. Я ей подарил свою песню «Комета», это песня для одинокого человека с большим сердцем, она ее блестяще исполнила.

– 20 мая вы организуете концерт в Лондоне, что будете исполнять?
Я привезу эту пластинку, несколько новых песен и каверов, в том числе Цоя. Попробую и на английском языке что-то. Наверное, Биттлз. Есть песня у меня, которую я пою на русском и на украинском. Хотели спеть с Вакарчуком, лидером «Океана Ельзи», но события на Украине пока не дают нам такой возможности.

– Вы назвали себя поющим поэтом, в вашей поэзии есть тема войны, и в интернете появился клип на песню «Господин Президент, как пройти в библиотеку, чтобы не попасть под град», где вы взяли столько детских рисунков для видеоряда?
– Я придумал эту песню летом, в начале августа, когда шли бои, и я увидел, что гибнут дети. Есть такой форум «Машук» – это гора на Северном Кавказе в районе Пятигорска. У меня есть своя позиция и свой взгляд. Молодежь – вот завтрашний день любой страны. Я приехал к молодежи общаться. А когда я придумал эти стихи, я понял, что все меркнет на земле и не имеет никакого значения, теряет смысл, когда погибают дети. Потому что дети – это смысл природы, смысл жизни человека. Любой ребенок, я думаю, что это частица Бога. И когда погибают дети, погибает Бог. Кавказские дети знают о войне не понаслышке, и они мне подарили рисунки. А когда вышел клип, песня в первый день набрала 70 000 просмотров, и Youtube заблокировали, подумали, что это атака какая-то. Я хотел, чтобы эту песню услышали. Меня спрашивали журналисты, не чувствовал ли какую-то конъюнктуру, когда пишу такие песни. Мой ответ – нет. Сначала я неистово обращался ко всем вокруг. Президент был в телевизоре, и я вам даже не скажу какой президент. Сразу досужие разговоры пошли. Каждый все понимает в меру своей политической ущербности. В песне все четко «президент уже не важно какой страны». Я обращался к людям, которые могут, что-то сделать, но не делают. Времена изменились. Война не может быть языком этого времени. Время очень тревожное, и моя пластинка мне кажется очень своевременной и очень современной.

В конце беседы Гоша Куценко пригласил всех на свой день рождения, который артист отметит концертом в Лондоне в кругу друзей и поклонников. Билеты можно будет приобрести с апреля 2015 года через лондонское агентство «Архив».

Беседовала Маргарита Баскакова.

Фото: Сергей Степовой.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *