Как работает NHS после первой волны

«У меня никогда не было такого чувства гордости за свою профессию, как сейчас»

Как работает NHS после первой волны5 июля британская система здравоохранения NHS отметила 72 года с момента создания. Врачи и сотрудники NHS принимали поздравления от политиков, королевской семьи и рядовых граждан. Мы поговорили с врачом одной из лондонских GP клиник Екатериной Корнеевой, также работающей в Urgent Care Centre, Queen Elizabeth Hospital, о том, как врачи и система в целом пережили локдаун, какие сервисы доступны сегодня, как медработники справлялись с накопившимся стрессом и за что они благодарны жителям королевства.

– Как сейчас организован прием у GP? Что лучше делать, если заболел, – звонить и добиваться приема или сделать консультацию по скайпу?

– В первые недели пандемии в нашу клинику обратилось рекордно низкое количество человек. Этому способствовало много факторов, но главным образом – потому чтo люди не ожидали, что мы будем открыты. На самом деле практически все клиники GP продолжают работать.

Тем не менее формат консультаций сильно изменился. Во избежание персонального контакта, увеличивающего риск заражения, у пациентов есть возможность записаться на аудиоприем к врачу или заполнить форму консультации по интернету. И в том, и в другом случае пациенту перезвонит врач или сотрудник администрации, в зависимости от характера его просьбы.

Многие врачи сейчас используют видеоконсультации с помощью программ, аналогичных Skype. Мы также продолжаем принимать пациентов для осмотра в обычном режиме, если это клинически необходимо. Также не стоит забывать про сервис 111, который может оказать помощь в те периоды дня, когда GP не работают, и в выходные дни.

– Все слышали, что многие операции в больницах были отложены на неопределенный срок. Какова теперь ситуация?

– На этот вопрос сложно дать общий и универсальный ответ. Все зависит от того, о какой операции и больнице идет речь. Тем не менее у меня создается впечатление, что есть положительная динамика. Некоторые наши пациенты, которые ожидали операции, уже получили приглашения на preoperative assessments. Также постепенно возобновляют работу многие отделы по приему приходящих пациентов (outpatient clinics).

– В русскоязычной среде считается, что в английских больницах только облегчают симптомы коронавируса жаропонижающими средствами и только в самых тяжелых случаях подключают к машинам ИВЛ. И в отличие от других стран, не используют противомалярийные препараты и лекарства для борьбы с ВИЧ, потому что здесь считают, что лекарств от коронавируса нет, а другие средства использовать бесполезно. Что вы по этому поводу думаете?

– Сейчас проводятся исследования эффективности этих препаратов в лечении больных Covid 19. Как только опубликуют результаты этих исследований, мы будем больше знать, насколько целесообразно их использование. На данном этапе, что касается роли GP, нам рекомендуется не использовать эти препараты рутинно для лечения пациентов.

Если говорить о стероидных препаратах, о которых часто пишет британская пресса, то они не применяются GP для лечения больных Covid 19 в данный период. Тем не менее они могут быть использованы для лечения сопутствующих заболеваний, например, таких, как астма или хроническая обструктивная болезнь легких, также их применяют в рамках клинических исследований.

В целом лечение пациентов с Covid-19 скорее направлено на купирование того или иного осложнения и отличается в зависимости от пациента.

– Сейчас все опасаются второй волны коронавируса. Готова ли NHS ко второй волне инфекции?

– За последние несколько месяцев мы многому научились и адаптировались к специфике данной ситуации. Мы не знаем, будет ли вторая волна и какой она будет, но я уверена, что и я, и мои коллеги будем работать на пределе наших возможностей и сделаем все, что от нас зависит.

– Потеря вкуса и обоняния официально были включены в Британии в список трех основных симптомов коронавируса только во второй половине мая (два других – это лихорадка и кашель). Как вы думаете, если бы это сделали раньше, смогло бы это предотвратить такое количество жертв? Ведь отоларингологи предупреждали об этом правительство еще в марте.

– Я не думаю, что это как-то повлияло на количество сделанных тестов для тех людей, у которых симптомы проявлялись в легкой клинической форме. По крайней мере, в нашей больнице эти симптомы были включены в список диагностики Covid 19 еще в марте-апреле.

– Статистика говорит, что все возрасты одинаково могут подхватить вирус, но субъективно кажется, что в основном болеют и умирают пожилые. Связано ли это с ослабленным иммунитетом у них и как вы относитесь к открытию школ?

– У пожилых людей гораздо выше вероятность наличия сопутствующих болезней, которые осложняют последствия любого заболевания. Это включает в себя сердечно-сосудистые заболевания, хронические болезни легких, диабет, онкологию помимо прочих. Именно поэтому они находятся в группе повышенного риска.

Что касается открытия школ – безусловно, пандемия сказалась отрицательно на некоторых детях и на семьях в целом. Я очень благодарна школам за то, что они продолжали поддерживать детей, родители которых не имели возможности продолжать работать дома. Без их поддержки наша работа была бы невозможна. На данном этапе самое главное – обеспечить детей и персонал достаточным уровнем самозащиты и вовремя изолировать потенциально инфицированных людей.

– Меры по ослаблению карантина – насколько они своевременны? Что вы думаете о ношении масок в общественном транспорте?

– Я поддерживаю инициативу ношения масок и как человек, который вынужден проводить в общественном транспорте существенное количество времени каждый день, я очень благодарна всем людям вокруг меня, которые эти маски носят. Сейчас многие говорят о том, что в масках не очень комфортно, что их сложно купить, что они негигиеничные. Следует помнить, что маски следует регулярно менять, а приобрести их можно в большинстве аптек и многих магазинах.

– Расскажите о вашем опыте со времени начала пандемии – боялись ли вы заражения, какова была поддержка со стороны администрации?

– Безусловно, я боялась заразиться. Боялась не только за себя, но и за моих близких, которых могла заразить сама. Все-таки после рабочего дня мы возвращаемся домой к нашим детям, мужьям и женам. Определенно было чувство ответственности за них.

В начальной стадии пандемии очень остро стоял вопрос с PPE. Какие-то элементы защиты нам предоставили, какие-то не смогли, потому что они были направлены специалистам, нуждающимся в них больше, чем GP. Многое мне пришлось покупать самой. Мне бы очень хотелось отметить большое количество волонтерских организаций, которые помогали и продолжают помогать нам со снабжением PPE. С их помощью мы достаточно быстро были обеспечены масками с нужным уровнем фильтра, визорами, стерилизующими алкогольными гелями (в какой-то момент даже этого стало не хватать), одноразовыми перчатками и т.д. Мы также получали огромное количество этих вещей от других организаций и учреждений (школ, магазинов). Один из моих пациентов, строитель, принес мне целую сумку масок с фильтром FN95 как раз в то время, когда купить их было почти невозможно. Он посчитал, что мне они нужнее, чем ему. Это невероятно трогательно.

– Пользовались ли вы какими-то новыми для вас способами, чтобы оставаться работоспособной и не впадать в депрессию – пробежки, медитация, садоводство?

– Я могу сказать, что у меня точно стало меньше времени на привычные занятия помимо работы и возникла потребность в иных способах релаксации. Я стала заниматься йогой дома после работы. Мне гораздо чаще стали звонить мои друзья, чтобы узнать, все ли у меня в порядке и не нужна ли какая-то помощь. В мою жизнь вернулись люди, которые, казалось, давно ушли в прошлое. Как это ни странно, но сейчас я гораздо чаще общаюсь со своими знакомыми и коллегами.

– Как вы относитесь к инициативе «clap for NHS»? Какая помощь общества оказалась наиболее ценной в этот сложный для всех период?

– Это было, безусловно, очень приятно для всех сотрудников. Мы не так часто слышим похвалу в свой адрес, и, когда она такая искренняя, это не может не трогать. Это время, безусловно, было и продолжает быть очень сложным. Но есть что-то, что сложно описать словами. Это и поддержка коллег, и чувство плеча, и возможность проявить себя, и благодарность от людей – все это вместе придает сил и уверенности. У меня никогда не было такого чувства гордости за свою профессию, как сейчас. Что касается поддержки: основная поддержка – это то, что люди в основной массе очень ответственно отнеслись к просьбе врачей и правительства о самоизоляции. Это делает нашу работу легче.

Беседовала Екатерина Яговкина