Когда встречают по одёжке…

Ровно 17 лет назад я прилетела в Англию. Я приземлилась в Хитроу, загрузила чемодан на автобус и приехала в Оксфорд. Мой колледж со смежным общежитием был похож на муравейник: мои однокурсники несли одну коробку за другой, некоторые везли за собой целые тележки причиндалов. Их провожали слезливые родители, а я наблюдала за ними из окна своей неказистой комнатушки. Так начались моя студенческая жизнь и первая неделя акклиматизации в новой стране.

64564564646

Мне было 19 лет, и мне хотелось новых впечатлений (попробовала «мармайт» и с тех пор к нему не прикасалась), новых друзей и покорения новых вершин. Пришлось ходить по пабам (помните, тогда в них еще курили) и пить пиво, которое я тогда не любила, но студенческий бюджет шампанского не позволял. Невероятно быстро учился тот английский, который и в школе не проходили, и в американских фильмах не встречался. Купила себе маечки попроще и кеды, а раньше без каблуков – никуда. Я так стремилась вписаться в английскую жизнь, но еще больше мне хотелось найти себя.

Много лет спустя я говорю по-английски практически без акцента, терпеливо стою в очереди и надеюсь выиграть лотерейный билетик на Уимблдон (а как хотелось бы достать его по-русски, по блату…). В России друзья зовут меня англичанкой, а в Лондоне, который давно уже стал моим домом, я только изредка ловлю себя на мысли, что я здесь все равно чужая. Например, иногда слышу о незнакомой мне английской детской писательнице, а я выросла на сказках о Хозяйке медной горы уральского писателя Павла Бажова и старике Хоттабыче Лазаря Лагина (вот вам и Восток, и пионерский галстук!). И песни на рождественских утренниках в школе звучат плоско, без тени ностальгии.

Раньше я думала, что эта невесомость, когда понятия дома, культуры и принадлежности становятся все более относительными, является глубоко личным ощущением. Но сегодня этот вопрос обсуждается уже не просто на кухне или в пабе, а в газетах и даже в верховных судах. Что говорят о тебе твой акцент, сережки из красноватого золота или купальный костюм? Что важнее: сохранение своей культуры или принятия устава чужого монастыря? Что правильнее: избавить женщину от мусульманского гнета и раздеть ее или дать ей шанс искупаться в море? (Австралийка Ахеда Занетти, которая изобрела буркини, впервые искупалась в море во взрослом возрасте, когда она решила испытать свой прототип.) Получается, что если раньше мы сами решали, насколько нам интегрироваться, а насколько оставаться самими собой, то теперь непрошеными советами пестрят все газеты.

И самое важное: чему учить детей? Наверное, сопереживанию, потому что лично меня от слова «толерантность» тошнит. Хотя, впрочем, дети, которые прямо сейчас знакомятся со своими однокурсниками, записываются в новые клубы и пьют пиво в дешевых студенческих кабаках, разберутся как-нибудь без нас.

Яна Бакунина, @janabakunina

www.lifetonic.co.uk

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *