Легка ли жизнь живой статуи

Невозможно пройти мимо, обязательно останавливаемся и начинаем рассматривать: живые скульптуры завораживают – что за персонаж, как исполнен костюм, насколько соответствует реальному персонажу и т. д. Мастерство некоторых исполнителей заслуживает самых высоких оценок, другие, даже на неопытный взгляд, не тянут на хороший стандарт.

Секрет парящей в воздухе статуи Левитирующие статуи (именно так называется эффект зависания в воздухе) вызывают особый интерес. Они как бы отрицают гравитацию: сидят или стоят, будто парят в воздухе. Разгадка, оказывается, не такая уж сложная. Персонаж обязательно имеет в руке что-то в виде посоха или трости, который прочно прикреплен к тяжелой металлической основе-коврику. От посоха через рукав отходит другое жесткое крепление – это своего рода начало арматуры-рамы, к которой крепится либо сиденье, либо ступенька. Понятно, почему одежды левитирующих статуй всегда многослойные, висячие и плотные. Легка ли жизнь живой статуи
Секрет парящей в воздухе статуи
Левитирующие статуи (именно так называется эффект зависания в воздухе) вызывают особый интерес. Они как бы отрицают гравитацию: сидят или стоят, будто парят в воздухе.
Разгадка, оказывается, не такая уж сложная. Персонаж обязательно имеет в руке что-то в виде посоха или трости, который прочно прикреплен к тяжелой металлической основе-коврику. От посоха через рукав отходит другое жесткое крепление – это своего рода начало арматуры-рамы, к которой крепится либо сиденье, либо ступенька. Понятно, почему одежды левитирующих статуй всегда многослойные, висячие и плотные.

Кто эти люди, уличные мимы-исполнители, которые заполонили все туристические места, при этом получают не более 30 фунтов за физически изнурительную смену? Работа, между тем, не из легких – неподвижно стоять или сидеть по несколько часов. Требуется умение контролировать свое тело: справляться с возникающей болью, спазмами, противостоять погоде – и все это под плотным слоем краски и грима, от которых в жару бросает в пот, а в холод сковывает и стягивает, да и влияние краски на кожу наверняка отличается от питательных кремов.Понятно, почему многие профессиональные уличные артисты постоянно тренируют тело, занимаются йогой. Хватает и других трудностей: получение лицензии, стоимость реквизита иногда доходит до 2 тысяч (если, конечно, это качественный подход), да его еще и хранить где-то надо, никто не таскает его с собой каждый день, и прочее, и прочее.

Конкуренция огромная. К профессионалам добавилась целая армия любителей. Раньше исполнители изобретали костюмы, продумывали сценки, в том числе и общение с публикой. Здесь есть свои звезды, которые участвуют в международных конкурсах. Другое дело нынешние артисты, которые могут недовольно прикрыть лицо, если их вздумали сфотографировать, не бросив монету. Костюмы их часто далеко не соответствуют истории, а тот факт, что многие сейчас не обременяют себя нанесением грима, а просто-напросто надевают маски, ничего, кроме возмущения профессионалов, не вызывает. То, что начиналось как искусство, на глазах превращается в грубую коммерцию, и туристы, к сожалению, не могут этого не заметить.

Борьба за места обитания порой принимает самые неприятные формы, хотя во многих туристических местах удалось как-то навести порядок, т. е. ввести добровольное лицензирование. Сложнее ситуация с Трафальгарской площадью. Поскольку это общественная земля, вводить запреты на выступления уличных исполнителей и ограничивать их деятельность формально никто не имеет права. Весь последний год, например, воюет за порядок на площади Национальная галерея. Здесь основательно прописались «Звездные войны»: иногда в один день там появлялось до восьми Йодов. Частыми гостями были «смерть с косой» и другие устрашающие типы. Национальная галерея не против уличного искусства вообще, но предпочитает, чтобы тематика хоть как-то соответствовала месту. Вообще, считают активисты галереи, уместнее было бы соорудить здесь что-то вроде зеленого сквера, где посетители галереи могли бы отдохнуть.001 Легка ли жизнь живой статуи

Войны за захват «рабочих» мест на этой площади порой выходили за рамки дозволенного. Местные артисты были практически выжиты румынами, контролируемыми агрессивной румынской мафией, которая забирала по 70% от выручки. Ранним утром появлялись ваны с оборудованием, прибывшие из румынских поселений в Эссексе, попозже подъезжали, опять же организованно, «артисты». Полиция регистрировала рост появления карманников вокруг выступлений. Некоторые из них опять же были частью организованных групп.

Грустные факты, но, слава Богу, не самые главные – живые статуи остаются, появляются новые, они по-прежнему поражают воображение и по-прежнему привлекают туристов. Присматривайтесь сами, кто есть кто и насколько хорош или плох.

 

Надежда Кидд

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *