Михаил Эпштейн: «У каждого языка своя картина мира…»

Михаил Эпштейн: «У каждого языка своя картина мира…» Epstajn 01В клубе «Открытая Россия» 6 апреля пройдет лекция российско-американского филолога и философа Михаила Эпштейна.«Пульс UК» задал несколько вопросов Михаилу Наумовичу о предстоящей лекции, его философских и литературных трудах.

- Какому кругу слушателей будет интересна предстоящая лекция в Лондоне?

- Надеюсь, лекция будет интересна всем, для кого русский язык — инструмент мышления и ориентации в современном мире, в том числе в иноязычной среде. У каждого языка своя картина мира, своя логика, поэтика, система моральных ценностей. Об этом и пойдет речь: в каком направлении движется современный русский язык, что он теряет и приобретает, становится ли он богаче или беднее по сравнению с языком предыдущих эпох. И что нужно предпринять, чтобы сделать его более динамичным, креативным и возместить потери, понесенные им в советскую эпоху. Набоков в послесловии к своему переводу  «Лолиты» на русский сравнил его с английским,  выделив и сильные стороны русского, и те области, где он проигрывает. А как дело обстоит сейчас, полвека спустя?

- Язык постоянно живет, видоизменяется, в него постоянно приходят новые слова, исчезают малоиспользуемые. На ваш взгляд, какой период сейчас переживает русский язык?

- Можно в какой-то степени сравнить его с периодом петровских реформ, с первой половиной XVIII века, когда Россия впервые открылась Западу и в нее хлынул поток новых слов и понятий, которые стремительно ассимилировались и переполнили русский язык варваризмами. Нынешний постсоветский период напоминает петровский: русский язык уже в значительной степени стал полуанглийским - именно из английского на протяжении десятков лет заимствуется вся современная терминология. Но продолжим дальше эту параллель XVIII и XXI веков. Во второй половине XVIII века русский язык, разбуженный иноязычным нашествием, стал рождать в изобилии новые слова на основе родных корней — множество новообразований было введено Ломоносовым и  Карамзиным.

Вот и сейчас вопрос стоит так: перейдем ли мы от периода заимствований к периоду культурного, в том числе языкового творчества? Или все большее число новых слов, переходящих из английского в русский, потребует со временем перехода с кириллицы на латиницу, что уже происходит в  ряде стран. Конечно, задача не в том, чтобы заменять иноязычные слова  русскими, а в том, чтобы творчески думать по-русски, создавать новые понятия и слова, которые из русского захотят заимствовать другие языки. Стать страной языкового экспорта. Вывозить не только сырье, но и понятия, идеи и термины.

- В английском языке есть слова, которые часто выдают в собеседнике принадлежность к тому или иному социальному классу. Можно ли то же самое сказать о русском языке?

Михаил Эпштейн: «У каждого языка своя картина мира…» 4679 knigi azbuka- В русском языке литературная норма закреплена, пожалуй, сильнее, чем во многих других языках. Победила столичная, московско-петербургская норма. Как и в политическом, так и в лингвистическом смысле Россия, по сути, не федеративное, а унитарное, сверхцентрализованное государство. Конечно, по акценту можно узнать принадлежность к определенной социальной или этнической группе. Особенно интересна смена интонаций у поколений. У молодежи примерно до 30 лет интонация быстро сменяет векторы «вверх-вниз» даже в коротких сегментах речи, а главное — взлетает к концу. Играет в обе стороны, а потом взмывает. Ощущение такое, как будто человек идет подпрыгивая — или подбрасывая в руке мешочек со звонкими монетами. Вверх-вниз, вниз-вверх. Нет степенности, округленности. внушительности. Речь-попрыгунья.  И это одна из новых черт языковой динамики.

- Вы преподаете в университете США, преподавали в университете Дарема. На ваш взгляд, кто сейчас хочет изучать русский язык, литературу, культуру России? Есть ли спад или, наоборот, взлет в этом интересе? 

- Значительная часть британских студентов-русистов, по моим наблюдениям, идет в бизнес, в банковскую сферу. Их туда охотно берут, считая, что изучение сложного языка свидетельствует о высоком интеллекте, который найдет себе успешное применение в любой области. Но в принципе интерес к России скорее падает — причем по иной причине, чем в конце 1990-х - начале 2000-х. Тогда Россия перестала быть политически опасной  — и отсеялись «кремлеведческие» и «цээрушные» мотивы для развития советологии. Осталась чистая русистика. В последние годы Россия опять стала опасной и непредсказуемой, но это не перерастает в интерес к ее языку, культуре, интеллектуальной жизни. Чем больше Россия изолирует себя от мира, тем больше она пропадает с горизонта современной цивилизации. Поддерживать интерес к русской культуре только на том основании, что она когда-то, в позапрошлом веке, создала что-то великое в литературе, а потом, постепенно угасая, стала провинциальной, «туземной» —  мало какие университеты хотят брать на себя эту обузу. Отсюда и необходимость нам всем всерьез задуматься о судьбах русского языка и его месте в современном мире.

- У вас есть труд «От знания к творчеству. Как гуманитарные науки могут изменить мир». Михаил Наумович, расскажите, как?

- Гуманитарные науки — это опыт самопознания человека и человечества. О чем бы ни писались гуманитарные сочинения, всюду перед нами предстает образ человека в разных его воплощениях. Гуманитарные науки учат понимать и выражать себя, понимать других людей и общаться с ними, понимать другие культуры и эпохи, понимать цели человечества и ход истории, сознательно строить свою личность во взаимодействии с другими индивидами и культурами — а следовательно, быть человеком в полном смысле слова, достойным представителем человечества. Впрочем — как пересказать в нескольких словах целую книгу? Недавно она поступила в открытый доступ — пожалуйста, читайте: imwerden.de

- Над чем вы сейчас работаете?  

- У меня, как обычно, несколько параллельных проектов. Сегодня главный — книга «Феникс философии» (на английском), которая представит в систематическом  виде основные направления русской мысли второй половины ХХ века (от смерти Сталина до распада СССР). Постоянно работаю над книгой о творческом развитии русского языка: написано на эту тему уже множество статей и заметок, и надеюсь, в течение нескольких лет они сложатся в книгу «Язык как система и творчество».

Беседовала Ольга Кентон

Михаил Эпштейн: «У каждого языка своя картина мира…» 90aa55160915a456025024adf5dd5550

Лекция: «Куда доведет язык?»
6 апреля, 19:00–21:00
Совместный проект клуба «Открытая Россия» и Англо-русского культурного клуба ARCC.
Клуб «Открытая Россия». 16 Hanover Square London W1S 1HT
www.facebook.com/events/168413310606246/

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *