Мягкий «брексит»

image

На прошлой неделе Тереза Мэй впервые выступила перед Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций. Пожалуй, более популярной британкой, выступившей на трибуне самой высокой дипломатической площадки, стала не премьер-министр, а актриса и активист Эмма Уотсон. Тем не менее речь госпожи Мэй привлекла внимание расставленными ею акцентами на необходимости межгосударственных институтов для борьбы с общими проблемами. Такой призыв к общему благу и соучастию в решении насущных вопросов еще раз намекнул на неопределенность позиции премьера по выходу Британии из ЕС.

Может быть, Тереза предпочитает мягкий «брексит»? В речи главы Ее Величества лояльного правительства ни разу не был упомянут Евросоюз, но сам посыл к объединению, общим ценностям, необходимости кооперации и тому, как хорошо, что вообще есть ООН, невольно провоцировал размышления на тему отношений Британии и ЕС.

«Потому что самые крупные угрозы нашему благополучию и нашей безопасности не принимают во внимание и не уважают национальные границы. И если мы будем только обращать внимание на домашние проблемы, не сделаем и половину дела. Поэтому не время сейчас отворачиваться от ООН. Время обратиться к ООН. Только мы, как члены сообщества государств, должны действовать, чтобы ООН оставалась такой же уместной, какой она была всегда». Если заменить ООН на ЕС, то практически получится призыв Дэвида Камерона перед референдумом.

Речь Мэй как бы намекала: «брексит» не так страшен, с нами все в порядке, все будет хорошо. «Как у нового премьер-министра Объединенного Королевства мое обещание перед ООН будет простым: Великобритания будет уверенным, сильным и надежным международным партнером, преданным нашим общим ценностям». Кстати, обещания не просто сотрясали воздух, а были подкреплены фактами готовности раскошелиться для общего блага.

Британия продолжит «тратить 0.7% доходов страны на развитие», борьбу с бедностью, нестабильностью по всему миру. Цифра, кстати, получается более 13 миллиардов фунтов стерлингов. А ведь как возмущались сторонники выхода из ЕС, что в Брюссель приходится отправлять по 350 000 фунтов еженедельно (18 миллионов в год).

«Мы продолжим быть непоколебимым, постоянным членом Совета Безопасности, поддерживать наше намерение на расход 2% ВВП на оборонные нужды НАТО и продолжать делать основной вклад в миротворческие миссии ООН, где мы уже удвоили свои обязательства, включая отправку войск в Сомали и Южный Судан», – заверила Мэй своих коллег в мощи британских сил.

А 2% ВВП Великобритании – это 9 335 800 000 фунтов стерлингов. Таких денег никогда не потребовалось бы на объединенные силы Европы. Максимум, что тратила Британия на защиту континентальных рубежей, – это отправка пары бригад в Прибалтику и возведение забора из колючей проволоки вокруг лагеря беженцев во французском Кале.

Тем не менее Тереза Мэй пообещала продолжить крепить оборону ООН и НАТО «с целью разрешить конфликты в странах по всему миру – от Колумбии и Кипра до Сомали и Йемена». Зоны конфликта, надо заметить, выбраны весьма дипломатично. Кстати, в Сомали «разрешение конфликта» длится уже более тридцати лет, и конца ему не видно.

Премьер, как специально, не обмолвилась про Евросоюз, хотя и упоминала НАТО и Содружество Государств. Ее слова вполне могли быть приписаны любому видному европейскому лидеру по поводу ситуации в ЕС: «Но мы никогда не должны забывать, что мы находимся здесь… как слуги мужчин и женщин, которых мы представляем дома. И в то же время мы должны признать, что слишком многих из тех женщин и мужчин набирающая скорость глобализация заставила чувствовать себя оставшимися далеко позади». Это были слова в пику «среднестатистическому» британцу, который 23 июня проголосовал за выход страны из ЕС. Евросоюз требует реформ и страдает «пороками глобализации»: иммиграцией, бюрократизацией, концентрацией политической власти в центре. «Брексит» стал переломным моментом не только для Британии, но и для самого ЕС.

Как обычно, по-английски, все было очень вежливо, но очень завуалировано. Будет ли «брексит» жестким или мягким, все больше зависит от желания самих европейских держав. Даже если в Британии появится какое-то четкое видение отношений между Королевством и Союзом, догадаться, что с этим сделает поляризованное правительство, практически невозможно.

Источники:

ONS

Gov.uk

Том Мартинс

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *