Нарисованное ветками сирени

Человек-эпоха, легенда русского рока, музыкант и поэт Борис Борисович Гребенщиков открыл первую в Лондоне выставку собственных картин.

Boris-Grebenshikov

Мало есть в этом мире людей, умеющих так преобразовать пространство вокруг себя. БГ – один из немногих. Неспешный, подлинный, абсолютно доступный человек, одно присутствие которого способно все вокруг сделать немного иным – простым и сложным одновременно.

Выставка двадцати его картин разных лет получила имя “Три теоремы сирени”, а аукционный дом MacDougall`s стал на время сценой. БГ долго настраивал гитару, искал идеальный звук, отвечал на вопросы, встречал гостей, пил и пел.

— Как возникла идея рисовать? Вас Митьки спровоцировали на занятие живописью?
— Я рисовал задолго до Митьков; Митьки просто использовали моё имя, что бы стать популярнее.

— То есть они на вас пиарились?
— Да! (смеется) Но за это они выставляли мои картины вместе со своими. Никто другой не решался это делать.

— Как давно рисуете?
— С 76-го года.

— Есть у Вас какая-нибудь любимая картина здесь?
— Они все любимые. Как и песни.. не бывает любимой: они все дорогие и все особенные.

— Вы всё ещё в процессе перевода Махабхараты и Бхагавад- Гиты на русский язык?
— Я в процессе уже много лет. Когда у меня есть время, я делаю это.

— Мы очень надеемся увидеть Вашу версию Махабхараты. Долго ещё ждать? Каковы Ваши прогнозы?
— Никаких прогнозов. Не знаю. Я не думал, что это займёт столько времени.

— Кем Вы были в прошлой жизни?
— Я не уверен, что была прошлая жизнь.

— Круг Сансары? Прошлые и будущие воплощения?
— Меня это абсолютно не интересует, меня интересует только здесь и сейчас. А что будет потом мне не важно. Мы все так живём, просто не осознаём этого.

— Ваша музыка – это поиск звуков, но и поиск тишины так же… Что вы ищете?
— Ничего. Я просто стараюсь делать то, что я делаю, и делать это как можно лучше.

Boris-Grebenshikov-exibition

— Есть мнение, что лучшей картиной является белый холст, на нём каждый видит то, чем сам наполнен… Вы не хотите написать альбом совершенной тишины?
— Не знаю! Белый холст нарисует каждый. Очень много тех, кто пользуется этим, находят доверчивых дурачков, и говорят: “Вот белый холст, он стоит 10 000 долларов.”

— Кстати, насчёт цен на ваши картины. Как формировался прайс?
— Это те цены, которые мне предлагают в России.

— Куда пойдут собранные средства?
— А как вы думаете, на что я записываюсь? Звукозапись это очень убыточное дело. Много лет мы записываем альбомы, и стоит это огромных денег.

— Спонсоров не привлекаете?
— Каких спонсоров? Где их взять? Мы вот сейчас собираем деньги на запись нового альбома. Уже 6 миллионов собрали. Но у меня только за последний год долгов вдвое больше. Вы же понимаете, что такое запись песни. Записать песню невозможно с одной попытки. Нужно попробовать так, и так, и по-другому.

— Вы только что настраивали гитару – такой подробный, тщательный и долгий процесс. Вы что-то шептали, слушали, потом опять пробовали.
— Вот на записи всё то же самое, только в десять раз сложнее, потому что там ещё десять музыкантов, аппаратура…

— Сколько по времени пишется альбом?
— Сколько угодно.

— Процесс заканчиваетcя тогда, когда БГ говорит: “Стоп. Я доволен.”?
— Да. Именно так.

— И, если вы недовольны, то всё это будет длиться, длиться…
— И может никогда не выйти….

— Когда читаешь или слушаешь ваши интервью, создаётся ощущение, что вы утекаете, как вода сквозь пальцы?
— Я не утекаю, просто, меня не о том всё время спрашивают.

— О чём бы Вы сами себя спросили?
— Мне ни о чём не хочется себя спрашивать. А зачем? Хотите, я расскажу Вам историю? В Южном Китае есть учитель, к которому записываются за несколько лет, потому что его время – бесценно. И, когда соискатель, жаждущий беседы с ним, приезжает, ему в пять утра дают тяпку в руки и он идёт вместе с мастером в поле, работать. В течение дня мастер не говорит ему ни слова, но в конце дня ученик уходит просветлённый. Потому что настоящее передаётся не словами. Слова – это маскировка.

— Вы поддерживаете связь с человеком, который дал вам имя Пурушоттама (одно из имен Кришны, что в переводе с санскрита означает «великолепный человек»)?
— Шри Чинмой? Он умер. Но мы поддерживаем отношения.

— Если с ним есть связь, то значит “там” что-то есть?
— Всё здесь и сейчас – он со мной.

— Как ваша семья относится к вашим бесконечным перемещениям?
— Перемещается вместе со мной, если есть такая возможность.

— Вас не пытаются удержать рядом с собой? Обычно это свойственно любящим женщинам…
— Никому пока в голову не приходило (смеется). Жена меня спокойно отпускает.

— Дети так же легко переносят ваше отсутствие?
— Дети давно не знают, что я существую на этой земле. Нет, в принципе, они в курсе, но у них свои дела.

— А если у них трудности, они обращаются к вам?
— Ну, а куда им деваться!? Конечно!

— Вы для них – авторитет?
— Нет. Я для них Источник.

— Вы часто врёте? Себе, другим?
— Совсем не вру. Себе – не интересно, да я вообще с собой мало разговариваю. Зачем время тратить. Я вообще мало говорю. Когда не говоришь с людьми, говоришь с Богом. С Богом говорить значительно интереснее.

— Что для вас Бог?
— Ничто. Бог находится за пределами того, что мы можем надумать. Это сказал ещё Климент Александрийский.

***
Переполненный зал галереи МакДугалс обожал Бориса Борисовича Гребенщикова, БГ и Пурушоттаму – подпевал, бурно аплодировал и не отпускал.. 11 прекрасных песен, старых и новых, и даже тех, что пока не увидели свет.

Приходите “послушать” его картины в Аукционный дом МакДугалс.

И. Э.
Фото: Сергей Степовый.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *