«Прорыв» Филиппа Могильницкого

«Прорыв» Филиппа Могильницкого
Фото: Ольга Котилевская

Говорить о новой кинокартине с другом-актером то еще удовольствие: за профессиональным анализом может не остаться и лучика магии, которой мы все так подвластны. Ну а если вы всерьез намерены покорить индустрию и имеете или собираетесь получить театральное образование, то только общение с коллегами и старшими товарищами по цеху сможет приоткрыть завесу тайны: как же люди начинают сниматься в кино (да и об этом не расскажут в университете).

Ответить на такие волнующие вопросы согласился мой друг, актер, обладатель петербургской театральной премии «Прорыв» за роль в спектакле «Суд над Джоном Демьянюком» – Филипп Могильницкий. Филипп живет в Польше, но работать умудряется по всему миру, а не так давно он делился опытом с коллегами на Russian Film Week.

– Филипп, расскажи, пожалуйста, с чего начался твой путь актера.

– Где-то в 26 лет я задумался над своей жизнью – в Израиле это вполне нормальный возраст. Ну а раз папа режиссер театра (окончил Щукинское училище), я тоже решил попробовать себя в этом направлении и пошел поступать в театральную школу в Израиле. Папа очень помог, конечно, но в Израиле школа мне не понравилась: не было чувства, что педагоги знают, что они делают и зачем, не было системы, по крайней мере, в той школе, куда я поступил. Там был один педагог из России, он был режиссером, и оказалось, что был знаком с моим отцом в Москве (работали вместе у Любимова на Таганке). Я благодарен ему за то, что он успел мне подсказать, что если я хочу быть актером и действительно этого хочу, то мне надо ехать в Москву или Питер и поступать там, потому что школа там совсем на другом уровне. Собственно, так я и оказался в России – сразу поехал в Питер, пробовался в СПбГАТИ и поступил (курс С.Черкасского).

– Ты работал в России, жил и учился в Израиле, сейчас живешь в Польше – расскажешь о театре и киноиндустрии этих стран?

– Театр сравнить невозможно, довольно сложно все с театром в Израиле и чуть получше, но все равно «не то» – в Польше. В Польше очень серьезно упала школа в последние годы, а в Израиле я чувствовал, что театр мало кому нужен и интересен. Что касается кино… В России, как и в Польше, есть прекрасное и глубокое кино, но что касается сериалов, где приходится работать, то зачастую качество мало кого интересует. В Израиле снимают хорошо, профессионально, но не всегда понятно, про что и зачем.

«Прорыв» Филиппа Могильницкого
Фото: Ольга Котилевская

– На Неделе русского кино в Лондоне хорошо было видно, кто сейчас востребован: во многих фильмах одни и те же лица. А как же быть тем, кто начинает? Есть ли какие-то ключи, как пробиться к тем, кто у руля?

– Ключ, я думаю, один – работать! Очень важно понимать, какая цель. Цель пробиться к звездам странная, ведь профессия-то не в этом заключается, не об этом мы мечтали, когда поступали, наверное. Надо разбираться, что к чему в этой индустрии, многому не учат в институтах. Нужно знакомиться, участвовать в фестивалях, сниматься в коротких метрах бесплатно, прислушиваться к умным советам. Без этого очень сложно. Например, в России есть Олеся Грибок – автор книги «Менеджмент киноактера», и недавно у нее появился онлайн мастер-класс. Она точно понимает, что и как в киноиндустрии, и может многому научить.

– Кто пригласил тебя на Casting Bridge? Что принесло тебе участие в этом форуме?

– Пригласила Юлия Хамитова, она организатор и помощник директора фестиваля Филиппа Перкона. Большое им спасибо за такое мероприятие – Casting Bridge. В прошлом году я напросился в последний момент просто приехать послушать, а в этом году меня пригласили как участника дискуссионной панели «Стратегии в поиске работы в Европе для русского актера». Участие в таких форумах очень важно – я познакомился с другими участниками, прекрасными актрисами из Франции и Нидерландов, знакомыми с особенностями работы в этих странах.

– А существуют ли какие-то фестивали или конференции, где можно познакомиться и пообщаться непосредственно с кастинг-директорами?

– Да, конечно, есть. Один из них не так далеко – Subtitles, он проходит в Килкени, в Ирландии. Там собираются кастинг-директора, агенты, актеры – побывать там может оказаться очень полезным.

– В чем принципиальное отличие кастинг-структуры в России и в Европе?

– В каждой европейской стране свои особенности, и это может быть долгий разговор. Но я могу рассказать об этом на примере России и Англии.

В Англии общая актерская база Spotlight существует примерно с 50-х годов прошлого века. Она работает, через нее непосредственно проходит кастинг. В России такая платформа появилась только 3 или 4 года назад. Это «Кинолифт» Елизаветы Шмаковой. Но к этому нужно еще всем привыкнуть – кастинг-директорам, артистам. На то, чтобы возникла дисциплина кастинга, нужно время. Потому что пока по-прежнему у кастинг-директора есть своя база, иногда он просит коллег найти человека, но очень часто бывает, что если проект московский, то в Питере скорей всего уже искать не будут. Не говоря уже о других городах России. И здесь, конечно, решающим остается вопрос: кто финансирует проект. Пока в России кино в основном финансируется из госбюджета – на кастинг приглашаются 2-3 кандидата на роль, в то время как в Англии, где кино в руках спонсоров, в кастинге участвуют до 3000 (!!!) артистов со всей страны.

– О каком фильме мечтаешь?

– О любом фильме Уэса Андерсона, Макдонаха, братьев Коэн. Ну, список длинный!

– Спасибо, Филипп! Надеюсь, с твоими талантом, энергией и работоспособностью все получится!

Александра Михайлова