Роберт Олтмен – режиссер

Роберт Олтмен - режиссерОлтмен не столь популярный и известный режиссер, но при этом имеет три главные кинонаграды за свои работы: его фильмы побеждали на Каннском, Берлинском и Венецианском фестивалях. Такое удавалось лишь итальянцу Микеланджело Антониони. Обоих этих классиков кинематографа объединяет приход в кино в более зрелом возрасте. Антониони закончил Высшую школу экономики и поначалу работал журналистом, а Олтмен вообще учился в военной академии и в 1945 году вступил в воздушные силы в качестве помощника пилота боевого B-24.
По возвращении из армии будущего режиссера страстно заинтересовало кино, и Олтмен поселился в Голливуде. Тут он подрабатывал актером, автором сценариев и даже создателем музыки к фильмам. Тем не менее в кинокузнице Америки удача ему не улыбнулась, и Олтмен вместе с женой вернулся в родной Канзас, где родился и вырос. Ему удалось получить постоянную работу в небольшой местной кинокомпании и постепенно освоить все этапы кинопроизводства: от создания сценария и подбора актеров до работы с камерой и продюсирования. Лишь в возрасте 45 лет Олтмен снял собственный фильм, довольно холодно встреченный критиками, но вторая работа произвела фурор – «Мэш» («Передвижной военно-полевой госпиталь») о жизни американских врачей на Корейской войне в жанре черной комедии. Так и появился особый почерк режиссера, с отличным чувством юмора показавшего американский характер. Америку и американцев он продолжал снимать до самой смерти в 2006 году, за что заслуженно получил прозвище «самый американский режиссер современности». Этот были белые, черные и индейцы, военные, работяги и музыканты, бедные, богатые и среднего достатка. Поразительно, но самым лучшим его фильмом признан «Игрок» – о жизни чиновника киностудии в Голливуде, о жизни того самого Голливуда, который Олтмену не удалось покорить в молодости.

Цитаты:

Я никогда не знал точно, чего хочу. Знал только одно: что я этого еще не видел.

По словам нельзя судить о мыслях. Мы редко говорим то, что действительно думаем. Мы пользуемся словами, чтобы надуть кого-нибудь или склонить на свою сторону, а еще чтобы показать, какие мы хорошие. Все это обман. Или шифр.

Любовь и мудрость не имеют между собой ничего общего. Мудрость нужна, чтобы остаться в живых, уцелеть. Ты мудр, если не суешь палец в розетку. А любовь… тут куда угодно палец сунешь.

Переносишь ли ты на экран плохую книжку, или уродуешь хорошую, или следишь за чистотой сортира при бензоколонке, все сводится к одному. Ты должен сделать людям приятное.

Самая опасная ловушка, в которую ты можешь угодить, — это подражание самому себе.

Просторнее всего на самом верху, потому что никто по-настоящему туда не хочет.

Я не знаю, что такое неуверенность в себе. Но когда я не понимаю, что делаю, это видно по результату.

Мне всегда нравились радиопостановки. Все слушатели могут рисовать в уме свою картинку. Если раздается скрип двери, каждый представляет себе эту дверь по-своему.

Если человек просит совета, на самом деле он просит помощи.

Все узнать нельзя. На это просто не хватит времени.

Я небольшой специалист по части денег. Я мало в них понимаю. Мне всегда казалось, что я как-нибудь да проживу.

Я не имел ничего против военного училища — мне там даже нравилось. Я считал это интересным приключением.

Счастливый финал! Что такое финал? Его нет в природе. Смерть — вот единственный финал.

Джаз не умер, потому что у него нет ни начала, ни конца. Джаз сиюминутен.

Мы придаем слишком много значения как хорошему, так и плохому.

Я всегда стремлюсь, чтобы последнее слово оставалось за мной.

Александра Вагнер

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *